Из хроники советских политических репрессий. Сегодня в Томске и не только.... 21 июля · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Права человека
  1. post
  2. Права человека

Из хроники советских политических репрессий. Сегодня в Томске и не только.... 21 июля

Василий  Ханевич
Василий Ханевич
Добавить блогера в избранное

1938. Июль, 21. Директива НКВД об ускорении рассмотрения дел арестованных в целях разгрузки тюрем и скорейшего вывоза заключенных в лагеря. «30 октября» (2007. № 74. С. 1, 3–7).

1941. Июль,21. Из Ленинградской тюрьмы «Кресты» сначала в Казань, а потом в Томск отправлен этап заключенных из числа специалистов- конструкторов, работников секретного ОКБ-172 ОТБ – УНКВД по Ленинградской области (учрежденного в 1938 с целью использования заключенных специалистов для в выполнения специальных конструкторских работ оборонного значения, главным образом, разработке проектов новых артиллерийских систем и модернизации систем, состоящих на вооружении флота и береговой охраны). В Томске к ноябрю 1941 для приема заключенных ученых в бывшем особняке купца Родюкова (ул. Войкова, 8) была устроена спецтюрьма («шарашка»). В 1941-1942 здесь на положении спецзаключенных содержалось ок. 80 человек, занимавшихся разработкой новых видов артиллерийского оружия. Из-за поспешной эвакуации и неорганизованности переездов многое из имущества ОКБ было растеряно, и в Томске бюро начало работать только в конце ноября 1941. Научными руководителями ОКБ-172 в Томске были заключенные профессор Виктор Робертович Бурсиан (1886-1945), известный российский физик-теоретик, основоположник русской геофизики, перед арестом в 1936 директор НИФИ при ЛГУ и находившийся в заключении с 1938 профессор Евгений Александрович Беркалов (1878-1952), доктор технических наук, в прошлом царский генерал- лейтенант, крупный специалист и изобретатель по сверхдальнобойной стрельбе, автор ряда научных работ по баллистике. В спецбюро в Томске проф. Бурсиан был специалистом по всем видам расчетов от баллистики до механики, необходимых при проектировании артиллерийского вооружения, погиб в тюрьме в 1945; проф. Беркалов руководил разработкой аван-проектов. Спецтюрьма в Томске отличалась от общих тюрем особыми порядком тюремного надзора. В общих тюрьмах арестанты полностью находились в ведении тюремного надзора, в спецтюрьме был двойной надзор: над работой заключенных и над их поведением и бытом после работы. С приходом на рабочее место заключенный становился в подчинение бригадиров, руководителей групп, начальников отделов и начальника бюро. Бригадиры и начальники групп, как правило, назначались из среды заключенных, начальниками отделов являлись офицеры госбезопасности с инженерным образованием. Общий порядок в рабочих залах наблюдали тюремные надзиратели, они становились полновластными начальниками над заключенными после окончания работ бюро. Во время нахождения заключенных в бюро тюремные наблюдатели не имели права вмешиваться в распорядок работы и тем более в существо самой работы заключенного. Арестантские пайки в спецтюрьмах были значительно больше нормы питания высокооплачиваемого специалиста мирного времени, не говоря про военное. Для поощрения и поддержания субординации среди арестантов вводились дифференцированные «столы» в нисходящем порядке первый, второй, третий и четвертый. Но были и сверхпервые столы, нулевые. Спецарестанты, удостоенные нулевого стола, получали право заказывать меню по своему желанию. В Томске ОТБ-ОКБ-172 находилось около года. Летом 1942 оно было переведено в Молотов (Пермь), в конце войны вновь переведено в «Кресты».

Крук Н.С. История ОКБ-172. Дополнение // «Вестник «Мемориала»,

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Рубрики по теме

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных