Горизонтальная Россия
  1. post
  2. Горизонтальная Россия

Письмо политзаключенного Юрия Дмитриева о похоронах Андрея Сахарова

Наталия Демина
Наталия Демина

Итак, обещанное от Ю. А. Дмитриева про А. Д. Сахарова (проверено цензурой 28 мая 2020). В письме Юрия Алексеевича поздравила его с 99-летием А. Д. и спросила, встречался ли он с ним. Дмитриев ответил следующее:


Спасибо за статью об Андрее Дмитриевиче [речь идет об эссе Льва Рубенштейна]. Я его вживую видел и слышал, но, что называется, вплотную не общались. Раз только удалось ему руку пожать и спасибо сказать, но это было почти на ходу. А. Д. спешил куда-то и временем не располагал. В последний раз я видел его уже неживого.

Я в тот момент [середина декабря 1989, Ю. А. было уже почти 44 года] был по делам в Москве и уже собирался уезжать обратно в Карелию, но друзья сообщили о его смерти [вечером 14 декабря]... Решил задержаться и проводить А. Д. в последний путь. Жил тогда в гостинице «Москва » товарища - нардепа СССР Сергея Белозерцева. Сергей не возражал, чтобы я остался еще на несколько дней.

Решили подготовить венок с лентой от Народного фронта Карелии (были такие народные движения по всему СССР, так вот в Карелии мы с Сергеем Белозерцевым являлись чем-то вроде координаторов). Ну, Сереге было проще - он высказал свое пожелание и убежал на заседание Съезда народных депутатов СССР, а практическое воплощение этой идеи - венок - сбросил на меня.

Я тогда еще Москву плохо знал. В том смысле, что где находится и где эти венки водятся. Фиг его знает, как вы там в Москве с похоронами справляетесь, почти день убил на всякие телефонные переговоры и нашел место, где венки продают и ленты к ним подписывают, уже ближе к ночи. Вызвал машину: ночь, гололед страшенный, раз пять машину занесло. Ну а когда после очередного заноса машину развернуло в обратную сторону, то понял, что мы и до утра не доедем. Вернулся в гостиницу. Обзвонил снова всех знакомых и понял, что останемся без венка.

Но ко всему этому нам сказали об усилении мер безопасности при проведении траурных мероприятий. Милицейское оцепление, обилие личностей в штатском и прочих прелестей столичного града. Понял, что терять время в сутолоке - поставленную перед собой задачу проводить А. Д. в последний путь - могу и не выполнить. Решил, что попрощаюсь с А. Д. прямо на кладбище.

Вдвоем еще с одним товарищем мы чуть ли не в 7 утра [18 декабря 1989 года] вышли из гостиницы и пошли искать это Троекуровское (кажется) кладбище [А. Д. похоронен на Востряковском кладбище]. По дороге затарились - взяли по бутылке коньяка «Метакса». Как мы прорывались через три (!) оцепления то ли милицейские, то ли гэбэшные (понять было сложно). Раз 15 предъявляли документы. Наконец добрались до кладбища и устроили маленький военный совет - где будем ждать у ворот или у могилы. Нашли свежевыкопанную могилу в начале 10 утра. Выбрали удобное для себя местечко метрах в семи от нее... и встали «насмерть». Много раз у нас проверяли документы, пытались согнать, но волшебные слова «у нас приказ здесь стоять» - отгонял всяких проверяющих.

Замерзли как цуцики. Зима же... «Метакса» выручала. Так до самого вечера и простояли. Привезли его с большим опозданием. Но проститься удалось. И охапку гвоздик от Народного фронта Карелии на могилу положить. Затем были поминки в ресторане гостиницы «Россия» и «трудный путь» домой в гостиницу «Москва». Через Красную площадь, между прочим. Но это уже другая история...

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
14 дек 2019
Евгений Писарев
Евгений Писарев
Тридцать лет назад был похоронен символ протеста того времени — Андрей Сахаров
Мнение
21 май 2019
Светлана Шмелёва
Светлана Шмелёва
Сам того не зная, академик Андрей Сахаров стал для многих опорой и убежищем
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных