Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Псковская область
  1. post
  2. Псковская область

Как спикеры Псковского медиафорума учили журналистов «не ныть»

Ольга Миронович
Ольга Миронович
Добавить блогера в избранное

В Пскове прошел второй губернаторский медиафорум. Его спикеры так умело создавали «атмосферу ненависти» не только офлайн, но и онлайн, что двух специально припасенных ими для такого случая слов на букву «х» для описания этого события будет, пожалуй, маловато. 

 

Второй Псковский медиафорум проходил в ПсковГУ

 

Цитаты дня

«Я, честно говоря, даже не думала, что в Пскове есть Telegram-каналы» (Telegram-блогер Леся Рябцева).

«Никто не заменит вам Малахова и Шарапову, которые создают комфорт в доме» (гендиректор Национальной ассоциации телерадиовещателей Александр Широких).

«Если журналист берет за свои публикации деньги, то это плохой журналист» (гендиректор-генредактор «Московского комсомольца» Павел Гусев).

«В России есть только два тефлоновых политика, к которым ничего не пристает: это Путин и Навальный» (директор агентства «Социальные сети» Денис Терехов).

«Не бойтесь пропустить важные новости: если контент, действительно, важный, он все равно вас найдет». «Люди доверяют не СМИ, а конкретному журналисту». (гендиректор ВЦИОМ Валерий Фёдоров).

 

Гвоздь в голову

Открывая форум, губернатор Михаил Ведерников заявил, что это «новая смысловая точка нашего региона», рассказал, что за минувший год «не без трудностей», но удалось провести реформу районной прессы, после чего районки всего за девять месяцев дали прибыли 2,5 млн руб., и порадовался, что чиновники наконец-то начали работать с оглядкой на СМИ, «хотя еще недавно…»

Что касается районок, то через несколько минут гендиректор ВЦИОМ Валерий Фёдоров скажет: «Районных СМИ не стало — но трагедии не произошло», потому что в каждом муниципальном образовании теперь есть один или два форума, типа «подслушано».

Про «оглядку» на СМИ губернатора дополнит директор агентства «Социальные сети» Денис Терехов. По его наблюдениям, чиновникам теперь глубоко наплевать, что там про них пишут в газетах.

«Достучаться» до губернаторов, по его словам, можно только через Telegram, а оскандалиться — только если про тебя в YouTube разместят ролик, что и подтвердилось в Псковской области на примере бывшего главы Печорского района Дмитрия Сопотова, который обматерил полицейских и вынужден был подать в отставку, когда это видео выложили в интернет.

Но вернемся к губернатору Ведерникову. Его печалит, что «хорошие новости все труднее воспринимаются обществом», а пожар в Нотр-Даме почему-то гораздо больше растревожил россиян, чем сгоревшая деревянная церковь в Карелии.

Про «Титан-Полимер», который растревожил псковичей гораздо больше, чем пожары в Нотр-Даме и Карелии, губернатор пояснил следующее. Администрация региона, мол, решила сперва дождаться результата экспертиз, а уже потом агитировать за нового инвестора. А надо было сразу начинать общаться с народом. В итоге «несистемная оппозиция» эту тему перехватила и устроила хайп.

«Инструментами» глава региона вооружился такими: «брендирование» и «контакт со всеми членами общества».

Чуть позже, отвечая на вопросы ведущего, Михаил Ведерников уточнил, что общается с народом посредством Instagram:

Его спросили, насколько остальные высокопоставленные псковские чиновники вовлечены в соцсети. Губернатор ответил, что по крайней мере председатели комитетов областной администрации обязаны иметь аккаунты.

«Губернатор Псковской области… Даже не знаю стоит ли говорить что-то, а то мне еще выступать, — тем временем написала у себя в Telegram спикер Псковского медиафорума Олеся Рябцева. — Вдруг напишу и выгонят)))»

И «Скажите всем губернаторам, что использовать – «набивший оскомину» в разговорной речи всё равно что вбивать гвоздь в голову».

 

Ок, бумер

Гендиректор-главред московского «Московского комсомольца» Павел Гусев сказал, за последнее время в медиасфере произошли «совершенно невероятные изменения» и что всем начало казаться, будто новостная повестка создается теперь в интернете.

«Но интернет — это не медиа», — вдруг начал втолковывать псковичам легенда российской журналистики, потому что всего 18–20 % пользователей интернета использую его как СМИ, а остальные «сидят» где угодно, но только не в медиа. При этом из 147 миллионов россиян всего 70 миллионов постоянно заходят в интернет.

Все-таки 70%, а не 70 млн, заспорил с ним директор агентства «Социальные сети» Денис Терехов.

Тогда Павел Гусев решил защитить профессию журналиста.

«Блогер не журналист», - запоздало провозгласил он. Дескать, блогер — он же как акын: поет о том, что видит. «А журналистика думает».

«Это ужасно, когда мы пытаемся унизить нашу профессию».

Тут не стерпел ведущий пленарного заседания медиафорума, корреспондент телеканала «Россия-24» Дмитрий Щугорев: «Хочу поспорить!» А ничего, что из некоторых журналистов получаются успешные блогеры. Например, Дудь.

Но Павел Гусев был неумолим: «Есть профессия журналиста, которую мы начали терять».

Денис Терехов после этого сравнил псковский медиафорум со съездом производителей карет, на который вдруг является Форд, чтобы презентовать свои автомобили. А производители карет ему: «Давайте лучше обсудим навозоприемники».

Леся Рябцева подбросила еще навозцу в своем Telegram-канале: «Павел Гусев — неимоверно устаревший, обиженный и неактуальный старый хрен».

После чего между ними в интернете начался такой медиафорум, что куда там Второму Псковскому.

 

VPN-шапку надел?

В офлайне Павел Гусев тоже рассердился и начал объяснять, почему российским средствам массовой информации не совладать с соцсетями.

По его словам, 80% отечественных СМИ теперь принадлежат «или государству или аффилированным с государством структурам» и поэтому преподносят информацию «тенденциозно». Вот люди и уходят в соцсети, где «свобода общения».

«Мы сегодня теряем доверие читателя».

«Мы» — это он не про «Московский комсомолец», конечно же, потому что у «МК», уточнил Павел Гусев, накануне форума только за один день было 11 млн посещений сайта. «Мы в пятерке сильнейших».

А еще он заявил, что на спор может позвонить в любой Telegram-канал и предложить денег за публикацию. И что каждый Telegram-канал возьмет деньги и опубликует заказуху.

На это Денис Терехов рассказал, что сразу же после того, как «запретили» Telegram, ему позвонила его 70-летняя мама и спросила: «А ты знаешь, что такое VPN?»

Причем это была родительская забота: мама Дениса к тому времени уже скачала себе все, что надо для беспрепятственного входа в Telegram, и просто захотела уточнить у сынули: «Ты шапку надел?»

«И что с этим делать — непонятно», — развел руками Денис.

 

Уметь ненавидеть

После этого к микрофону наконец-то вышла Telegram-блогер Олеся Рябцева и всем объяснила, что делать.

Правда, сперва ей самой было настолько скучно, что пришлось подзаводиться от аудитории. Она начала с того, что лениво попросила выйти из зала тех, кому неинтересно, а потом наехала на даму «в синем», которая посмела во время выступления Леси разговаривать по мобильнику.

Этой дамой оказалась руководитель УФАС Ольга Милонаец и отвечала она по телефону не кому-нибудь, а заместителю губернатора.

«Да мне плевать», — сказала Леся Рябцева и наконец-то взбодрилась.

У каждого из сидящих в зале есть соцсети, сказала она, поэтому на первый взгляд все очень просто: «взял — и высрал себе пост». «Но качественного контента» все равно «не хватает».

А что такое «хороший контент»? Это «инсайты, сплетни и чернуха». Главное, по Лесе, это «умело создавать в Телеграме атмосферу ненависти, потому что там все только тем и занимаются, что ненавидят друг друга».

Причем не важно, сколько у тебя подписчиков. Их может быть «три с половиной калеки», но если это «калеки» из администрации президента — все, ты влиятельный блогер.

«Они думали, что я немного невменько, и это правда, и боялись меня», — рассказывала Леся про свою бывшую работу на «Эхе Москвы». Но избавиться от нее у «них» не получилось. Потому что она ушла в Telegram, где «нет цензуры и редакции», и продолжает в том же духе.

А как только ты становишься «заметной» и начинаешь «представлять угрозу», деньги сами потекут к тебе рекой (главное не забыть указать в профиле аккаунта адрес электронной почты или завести себе Telegram-бота для личной переписки).  

Зарабатывать в Телеграме можно двумя способами, учила Леся: на заказухах и на блоках. «Блоки» — это когда тебе платят за то, что ты на какое-то время перестаешь писать плохое про кого-то конкретного. Например, пока у него идет предвыборная кампания.

«Люди старой фармации, конечно, по традиции требуют у прикормленных блогеров отчетность в виде количества подписчиков, а те вынуждены покупать себе ботов… Вот на этом такие Telegram-блогеры, как телеведущий Владимир Соловьёв, по словам Леси Рябцевой, и «палятся».

 

Плюнет? Поцелует?

Пиарщики районных администраций вдруг пошли на Лесю в наступление: «Как найти антидот от таких, как вы?» или «Что нам делать, чтобы наши дети не учились у вас?»

«Пассивная агрессия с вашей стороны совершенно бессильна», — с удовольствием отвечала им Леся.

— Но в соцсетях тотальная безграмотность!

— Везде тотальная безграмотность!

Наконец у нее попросили совета: как нейтрализовать хейтера, который только тем и занимается, что сводит на нет все усилия пиарщиков.

— Приголубьте, — вдруг сказала добрая Леся.

Да как же его приголубишь, если это непримиримый местный пенсионер, которому лишь бы побрюзжать.

— Купите ему путевку в санаторий! Командируйте его в Москву на Парад Победы!

 

Незабываемое

После этого у Леси спросили, какого она мнения о псковских Telegram-каналах. Леся искренне удивилась, что таковые существуют и стала шарить у себя в смартфоне.

Например, вот такой — подсказали ей из зала.

«Леся (нецензурно - Прим.авт.) учит провинциального меня ведению Telegram-каналов…» — прочитала она вслух и тоже перешла на нецензурную лексику.

«Выступление @lesya_ryabzeva псковскому медиасообществу запомнится надолго», - написал потом у себя в Instagram псковский губернатор и поставил смайлик с капелькой пота на лбу.

 

А я все летала

Круглый стол «Закрыть нельзя печатать» заместитель гендиректора издательского дома «Московский комсомолец» Олег Воробьёв начал с похвалы кризису. Мол, зато сколько на рынке появилось классных специалистов с «вменяемыми требованиями по зарплате» - бери не хочу.

И рассказал, как «МК» придумал бороться с утечкой базы рекламодателей. Раньше ж как было? Если у тебя из рекламного отдела переманили специалиста, то он забирает с собой всех рекламодателей, с которыми работал.

А теперь шалишь: каждый рекламный агент «МК» должен ежедневно заполнять специальную экселевскую базу, где он отчитывается, кому звонил, по какому телефону… От добросовестности заполнения этой таблицы зависит его зарплата.

Олег Воробьёв выступил перед псковскими журналистами с презентацией, в которой показал, как бумажный «Московский комсомолец» креативит с рекламой.

Например, показал рекламу «Аэрофлота» на целый разворот в виде аэробуса, который врезается в газетный текст, и объяснил, что рекламщики посчитали, сколько места на двух полосах занимает этот аэробус, и взяли с рекламодателя ни больше, ни меньше. А впечатление-то на целый разворот! И рекламодатель остался страшно доволен.

А вот реклама строительной фирмы в виде домика из текстовых блоков…

Псковские журналисты начали сердиться: «Зачем нам примеры рекламы десятилетней давности?», «Лучше расскажите, как вы строите отношения с региональными редакциями?»

И, кстати, ловко потроллили один из «кейсов» презентации Олега Воробьёва, где он показывал фальш-обложку газеты с придуманными шокирующими новостями (например, «ночной город оказался во власти киллеров»), которая рекламировала новый блокбастер.

«А как это согласуется с новым законом о фейк-ньюс?»

Замгендиректора ИД «МК» сделал вид, что не понял вопроса.

 

«Если к вам неожиданно пришли гости, пошлите девку в погреб, пусть она принесет холодной телятины»

После него руководитель департамента информационных проектов «ФедералПресс» Анна Ефремова зачем-то долго-долго объясняла псковским журналистам, как сделать айти-продукт, который помогает оптимизировать работу огромной редакционной структуры на сто с лишним человек с филиалами в разных городах России.

Хотя в аудитории присутствовал всего один человек, которому пригодилось бы это сокровенное знание: шеф-редактор нового губернаторского медиахолдинга АНО «Издательский дом «Медиа60».

«А у нас всего три человека в редакции», — поведала москвичам редактор районной газеты «Наша жизнь».

— Ничего себе, они там в районках жируют, — зашептала моя коллега, бывший редактор газеты «Аргументы и Факты — Псков», которую она несколько месяцев делала вдвоем с корреспондентом после того, как год назад аккурат перед первым Псковским медиафорумом их оптимизировали.

Журналисты из районок, как выяснилось, тоже хотят высокой корпоративной культуры в своем новом медиахолдинге.

— Выезжайте всем холдингом на природу жарить шашлыки! — посоветовали им московские коллеги. — Пускай спонсор даст мясо…

 

Самое страшное — не быть актуальным

Самым ожидаемым спикером Второго Псковского медиафорума стал Денис Терехов из агентства «Социальные сети». Он пообещал аудитории ненормативную лексику — и свое слово сдержал.

По Терехову, официальные СМИ неинтересны молодой аудитории хотя бы из-за того, что они не имеют права материться. В социальных сетях можно все, а в СМИ ничего, «значит вы скучные закомплексованные уроды», — резюмировал спикер, обращаясь к псковским журналистам.

— Скажите мне, может журналист материться у себя на страницах в социальных сетях или в Ютюбе? — спросил он у аудитории.

Псковские журналисты попробовали ответить, что нет, потому что существует профессиональная этика.

— Я запрещаю произносить в этой аудитории слово «этика», — веселился выступающий.

— Сегодня все настолько стремительно устаревает, что «люди смысла» уже не поспевают за этим процессом и, чтобы быть актуальными, вынуждены гадать, какое из явлений публика растащит на «мемасики», — объяснял Денис Терехов.

«Потому что самое страшное — это быть неактуальным».

Причем, любые мемы тоже моментально устаревают и с ними надо держать ухо востро.

Как определить, что мем устарел? Очень просто: он больше никуда не годится, если на него начинают делать фотожабы. 

Самый актуальный сегодня ньюсмейкер — это не журналист, а блогер. Причем блогер — это человек, который «делает видосы» и никак иначе. Вывод: хотите преуспевать на информационном поле — делайте «видосы».

Можно в Instagram, но лучше поскорее осваивать TikTok. Ведь будущее за TikTok.

Instagram – это Агафья Лыкова, TikTok – это Грета Тунберг, если так понятнее.

А впрочем, неважно какую вы используете платформу для донесения своего контента до читательской аудитории.

Денис Терехов, например, рассказал, как строится работа одного китайского журналиста, который на самом деле русский кореец Лёша и поэтому у него можно выведать, как там всё устроено в СМИ будущего.

Так вот этот китайский телевизионщик Лёша, когда выезжает на задание, должен первым делом запостить сториз с места события. Потом написать об этом событии пост для Facebook. И только после этого начинает делать репортаж для китайского телевидения.

Однажды Лёша так уработался, что забыл про последний пункт. И ничего, начальство его за это не отругало, потому что у него получился настолько искрометный пост в «ФБ», что телерепортаж уже никому не понадобился.

«Хотите знать про будущее — спрашивайте у китайцев и детей», — учит Денис Терехов.

И привыкайте жить «в потоке». Сейчас ведь как? Привезли журналистов на медиафорум, а в туалетах забыли повесить туалетную бумагу. Еще форум не начался, а в соцсетях только и разговоров, что про туалетную бумагу…

(В этом месте своего выступления Денис Терехов сделал ремарку, что любые совпадения с повесткой Псковского медиафорума случайны. Но имеющие уши да услышали его жалобу на отсутствие в мужских туалетах ПсковГУ туалетной бумаги. К слову, в женских она туалетах бумага болталась на сломанных вертушках и тоже не дожила до окончания форума. Знакомые студенты ПсковГУ мне подтвердили, что ее там повесили чисто ради гостей — и с непривычки на что придется).

А еще любому будь то журналисту, будь то блогеру надо быть таким же крутым, как БМВ.

Почему как БМВ? Да потому что мы все конкурируем за внимание аудитории на одном и том же поле — в социальных сетях (сегодня только сумасшедшие заходят на главные страницы СМИ, заметил спикер). А там никого не волнует разница бюджетов.

И неважно, собирается человек в обозримом будущем покупать БМВ или не собирается. Это может быть школьник, которому хочется БМВ. Попробуйте заинтересовать его своей новостной повесткой, когда у него только БМВ на уме.

– Зачем нам это всё. Мы же купились на практическую журналистику, когда шли на вашу секцию? – вдруг возроптали представители псковских СМИ.

«Зачем он нам показывал прошлогоднюю презентацию, зачем пересказывал кейсы восьмилетней давности, если сам же учит, что всё стремительно устаревает?» – возмущались псковские журналисты потом в кулуарах форума.

А студенты ПсковГУ после стендапа Терехова говорили друг дружке: «Кстати, было интересно! — «Ага, поржали!»

 

Она утонула

Секцию под названием «Информационные атаки западных интернет-монополистов на рунет» вели генеральный директор и обозреватель «Федерального агентства новостей».

На самом деле это была лекция про «атаки» на «ФАН».

«Сегодня было столько оптимизма, а я буду, наверное, вас расстраивать, — предупредил гендиректор ООО «ФАН» Евгений Зубарев и принялся подробно и обстоятельно рассказывал немногочисленной аудитории, как его агентство сперва «вынесли вперёд ногами» из Гугла, а потом из Facebook.

Главное, за что-о-о. «Мы же пишем на русском языке!» — негодовал он, хотя несколько минут спустя сам же рассказал, как ООО «ФАН» создало англоязычный информационный ресурс US Really, который в американских соцсетях и поисковых системах постигла та же участь.

Прозвучало даже сакраментальное «не подумайте, что я жалуюсь»

Зубарев хочет, как в Китае. Чтобы у России тоже поскорее появились свои национальные «фейсбук», «инстаграм» и «ютюб», а то эти иностранные «сатрапы» в любой момент нажмут кнопочку  «и вы тоже никто».

— А как там дела со «Спутником?» — спросили его.

— Спутник, к сожалению, не взлетел.

 

Махровая импотенция

Колумнист «ФАНа» Роман Носиков подвёл теоретическую базу под выступление шефа.

«Я горжусь тем, что работаю на РИА «ФАН», — заявил он. — Потому что мы на самом переднем краю.

Он не боится быть «нелюбимым», ведь надалек тот день, когда риафановцев «все будут обожать». Еще при «нашей жизни». «Все будут целовать нас в попочку, когда выяснится, что мы победили», — пообещал Роман Носиков. Но чтобы победить, надо «мешать людям ныть». Ведь одна из миссий «ФАНа», как внезапно выяснилось,— это борьба с фейковыми новостями, которые сгущают краски.

А почему фейковые новости так хорошо заходят?

«Потому что они удовлетворяют потребность людей в отчаянии». Ведь «упоенный отчаянием человек может позволить себе все: украсть на работе, изменить жене».

«Он специально себе накручивает отчаяние, — объяснил Роман Носик. — Чтобы в нормальной обычной жизни быть свиньей, оправдывая это тем, что Лавров не хочет подписывать мирный договор», а Набиуллина собралась отдать весь российский золотой запас Америке. «Это ситуация, когда вам пытаются продать махровую импотенцию в качестве морали», — неистовствовал колумнист «ФАН», пока студенты ПсковГУ один за другим тихонько выскальзывали за дверь.

…Я бы вынесла его слова в виде эпиграфа к этому тексту, но боюсь показаться «скучной закоплексованной уродкой». Поэтому еще раз «Х».

Ольга Миронович

Фото автора, со страницы Дениса Терехова в Facebook и с pskov.ru

Материалы по теме
Мнение
7 дек 2019
Андрей Марков
Андрей Марков
О чем Медведев не рассказал блогеру Анастасии Ивлеевой? Почему Ивлееву и Дудя могут признать иностранными агентами? (видео)
Мнение
2 дек 2019
Екатерина Лобановская
Екатерина Лобановская
Музей журналистики и новостей в Вашингтоне
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Рубрики по теме

СМИ

Интернет

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных