Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Права человека
Собирается ежемесячно 31 635 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Права человека
  2. Судопроизводство в России заточено под обвинение

Судопроизводство в России заточено под обвинение

Алексей Поднебесный
Алексей Поднебесный

Продолжаю рассказ о моих злоключениях в связи с ложным обвинением меня в «побоях» некоего гражданина Козлова. На последнем судебном заседании состоялся допрос одного из двух лжесвидетелей. Житель города Балахна неожиданно оказался на улице Ковалихинская в городе Нижнем Новгороде и внезапно стал «свидетелем» некоего инцидента. Что же он видел? Оказалось, что большинство увиденного он уже не помнит! Однако в протокол судебного заседания очень умело дописали нужные слова, видимо, по мнению суда, помогающие вынести нужный им обвинительный приговор.

Так, на вопрос, от чего же упал заявитель Козлов, свидетель отвечает: «Ну, вы вдвоем стояли. Не от воздуха, наверное, упал. Сам удар…» Фразу свидетель не завершил, однако далее несколько раз повторял, что «сам удар не видел». Тем не менее, в протоколе судебного заседания его ответ был записан так: «Вы стояли вдвоем. Наверное, не просто так упал. От удара». Это даже не мнение свидетеля, а выдумка суда - незаинтересованного и независимого от сторон органа!

Или вот другой пример. Защитник задает вопрос свидетелю: «Никаких следов на лице Козлова вы не видели, он просто держался за голову?»

Камазов: «Именно так». То есть, свидетель подтвердил, что никаких следов от удара на лице заявителя Козлова он не видел. Очень неудобные для суда показания. Еще раз заметим, что это – мировой суд, здесь нет гособвинителя, и суд не выполняет функции обвинения. Как бы не выполняет… На деле как раз обвинением суд и занимается. Потому что в протоколе неудобная для обвинительного приговора фраза оказалась записана так:

Защита: «Какие либо следы на лице Козлова вы видели, он просто держался за голову?»

Камазов: «Да, именно так».

Выброшены слова защитника «Никаких» и «не», что меняет фразу из отрицательной в утвердительную и полностью меняет смысл ответа свидетеля с отрицания на утверждение. Теперь получается, что свидетель как раз видел следы на лице заявителя!

Может просто опечатка? Случайно секретарь ошиблась? Это могло бы быть случайной ошибкой, если бы не количество таких «ошибок» в сравнительно небольшом протоколе. Всего мы насчитали 21 неправильно отраженных показаний свидетеля обвинения в протоколе судебного заседания.

Полный их список позже мы опубликуем в блоге «Свободу Алексею Поднебесному!» Сейчас в суд поданы замечания на протокол с приложением аудиозаписи заседания. Если замечания не будут удовлетворены, то есть все основания говорить о фальсификации протокола судебного заседания, что далее ведет уже к совершению преступления против правосудия – вынесению заведомо неправосудного приговора (ст. 305 УК РФ).

О том, что существующая российская судебная система заточена только на обвинение, осуждение, и никак не на установление истины и оправдание невиновных говорит не только статистика, по которой процент оправдательных приговоров в России составляет 0,7 %, не только факты подгонки и откровенной фальсификации показаний свидетелей в протоколах судебных заседаний, отказа подсудимым практически во всех ходатайствах, позволяющих доказать их невиновность.

О полностью обвинительном характере российской судебной системы говорят буквально все детали, мельчайшие аспекты, с которыми приходится сталкиваться гражданам, попавшим в ее жернова. Типичный пример. Сайт мирового суда, в котором проходит рассмотрение уголовного дела. На сайте публикуется расписание судебных заседаний и справочная информации по делу. При этом на карточке по моему делу с самого начала судебного разбирательства уже указано: «ФИО осужденного: Поднебесный Алексей Николаевич». Вот так, дело еще не разрешено, а система «ГИС Правосудие» уже знает, что в деле будет осужденный! Презумпция невиновности? Нет, не слышали!

Мелочь? Нет, это деталь, которая характеризует систему в целом. Система заточена на обвинение и только на обвинение.

Кстати, по поводу этой карточки, где я уже обозначен как осужденный, была подана жалоба. Помощник судьи потом с горечью мне сообщила, что из-за моей жалобы ей пришлось целую неделю звонить в Москву, где находится офис сисадминов, работающих с сайтами судебной системы, и просить снять эту публикацию. А если бы моей жалобы не было? Скорее всего, никто бы и не заметил разницы, ведь оправдательных приговоров в России выносится 0,7 %...

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

UPD от 16.11.14
По мнению судьи Быкова, протокол судебного заседания - это игра слов и предлогов, и это законно.

Под каким же предлогом незаконно осуждают Алексея Поднебесного на основании показаний лжесвидетелей, на основании их ложных показаний, которые они даже не говорили? Ранее мы писали, что отсутствующие в показаниях лжесвидетеля слова были вписаны в протокол судебного заседания, чтобы удобнее было осудить невиновного, а неудобные для обвинения фразы и целые абзацы опущены. Судья Быков в своем постановлении на замечания к протоколу судебного заседания дал легальное толкование того, что с точки зрения современного российского суда представляет собой протокол судебного заседания. Суд официально указал, что протокол судебного заседания – это «игра слов и предлогов»:
Изучением представленных замечаний па протокол судебного заседания мировой судья приходит к выводу об отсутствии основании для их удостоверения относительно пунктов с 1 по 20, поскольку протокол судебного заседания в укачанной части составлен полно объективно и отвечает требованиям ст.259 УПК РФ, а предлагаемые замечания являются фактически игрой слов и предлогов, не оказывающих существенного влияния на содержание описанных событий и показаний участников процесса.
Замечания в указанной подлежат отклонению.
Вместе с тем, суд находит обоснованным замечание Поднебесного А.Н. об отсутствии указания в протоколе судебного заседания о ведении Поднебесным Л.II. аудиозаписи судебного заседания.
С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст.271, 260 УПК РФ,
ПОСТАНОВИЛ:
Замечания Поднебесного А.Н. на протокол судебного заседания от 16.10.2014 в части пунктов с 1 по 20 его заявления - отклонить.
Признать обоснованным замечание на протокол судебного заседания от 16.10.2014 в части отсутствия указания в нем сведений о ведении Поднебесным А.Н. аудиозаписи судебного заседания.

Вот эти замечания. Поскольку правосудие (слово, конечно же, совершенно не подходящее к процессу, творящемуся в полностью коррумпированных российских судах, являющееся насмешкой над действительностью) осуществляется публично, предлагаем всем оценить эту «игру слов и предлогов».
Правда, в случае пунктов 2, 3, 6, 13, частично 14, 15, 18, 19, 20 составить мнение относительно «слов и предлогов» в протоколе суда будет сложновато, т.к. в протоколе суда эти пункты вообще не отражены. По мнению судьи Быкова, отсутствие показаний свидетеля, подсудимого, вопросов защитника в сфальсифицированном протоколе суда тоже является игрой слов и предлогов.

1) В протоколе Л.д. 239 , первая строчка сверху показания Камалова: «…я решил, что необходимо отвезти в больницу».
В действительности было сказано (на диктофонной записи): «..я решил к молодому человеку подойти».
Вместо «подойти» ложно написано «отвезти в больницу».

2. Было сказано Камаловым (в ответ на вопрос Камалову о том, зачем он оставил свой номер телефона Козлову): «в случае чего, чтобы позвонил. Что я свидетелем».
Суд: «какие-то пояснения могли дать?»
Камалов: «Ну, да».
В протоколе данные слова отсутствуют.

3. Монолог судьи Быкова: «Частный обвинитель, вы обвинение будете поддерживать? Или вам без разницы? У вас будет какая-то позиция активная? Вы думаете, просто пришли и все? От вас активные действия. Вы поддерживаете обвинение. Вы это понимаете?»
Козлов: «Ну, я могу добавить, он проводил меня до травмпункта, и все».
Судья Быков: «Не ваш допрос, а допрос свидетеля. Задавайте вопросы свидетелю. По вашей инициативе свидетель пришел на судебное заседание».
В протоколе данные слова отсутствуют.

4. В протоколе л.д. 239:
Камалов: «Вы стояли вдвоем. Наверное, не просто так упал. От удара».
В действительности было сказано (на диктофонной записи):
Камалов: «Ну, вы вдвоем стояли. Не от воздуха, наверное, упал. Сам удар…»
Камалов не говорил слов «От удара», он начал фразу «Сам удар…» и не закончил ее. По тексту протокола и записи далее видно, что Камалов сам удар не видел. В протоколе же ложно приписано, что он считает, что Козлов упал «от удара».
Суд, выполняя функцию ложного незаконного обвинения, приписывает свидетелю мнение, которое свидетель не высказывал. Фальсификация этого мнения необходима исключительно для неправосудного и заведомо ложного обвинения и осуждения А. Поднебесного.

5. В протоколе вопрос суда л.д. 239: «Дмитрий упал во время нецензурного разговора?»
В действительности было сказано (на диктофонной записи):
Судья Быков: «То есть он от нецензурного разговора упал или от чего?»

6. Козлов: «На лице у меня было что-нибудь?»
Камалов: «Я не помню»
Судья: «Что он сказал, от чего он упал, когда вы подошли, тоже не помните»
Камалов: «Я не помню»
В протоколе данные слова отсутствуют.

7. В протоколе л.д. 239: Камалов: ««Люди погибают, когда ударяются головой»
В действительности было сказано (на диктофонной записи): «Люди погибают, когда ударяются».
В протоколе неправомерно дописано слово «головой», которое Камалов не говорил. Делается вывод в пользу обвинения Поднебесного за Камалова, который он не делал, якобы, тот видел, как Козлов ударился головой.
Суд приписывает свидетелю показания о фактах (удар головой об асфальт), о которых свидетель не сообщал в своих показаниях. Это делается исключительно с целью заведомо ложного неправосудного обвинения и осуждения А. Поднебесного.

8. Камалов в протоколе л.д. 239: «я видел, что Дмитрий падал. Потом держался за голову»
В действительности было сказано (на диктофонной записи) Камаловым: «я видел, что он падал и держался за голову».
Хронология (слово «потом») добавлена в протокол неправомерно, т.к. Камалов не говорил этого, выводы о последовательности сделаны в пользу обвинения Поднебесного судом незаконно и не основаны на показаниях Камалова.

9. Суд задает вопрос Камалову (записано на диктофон): «То есть, вы решили, что у него повреждения какие-нибудь?»
Камалов (записано на диктофон): «Может быть».
В протоколе л.д. 239: «Могли быть повреждения. Он упал на асфальт».
Камалов не говорил в данном случае о падении «на асфальт», это дописано неправомерно с целью фабрикации обвинения.

10. Козлов (вопрос Камалову, записано на диктофон): «я разговаривал с этим человеком?»
Камалов: «Да»
В протоколе: л.д. 240 Камалов: «да, именно с ним».
Неправомерно дописано «именно с ним». Между тем, судом не было выяснено, по каким именно признакам Камалов опознал Поднебесного. Для опознания обвиняемый свидетелю не предъявлялся.

11. Камалов (отвечая на вопрос защитника о Поднебесном «Откуда вы его знаете»? после заявления Камалова о том, что он считает Поднебесного «неадекватным»): «Ну потому что он заходит на мою страницу В Контакте, ищет…».
Камалов в протоколе л.д. 240: «Он заходит на мою страницу В контакте. Ищет какую-то информацию».
Неправомерно дописано «какую-то информацию», выброшено «Ну, потому что», что меняет смысл слов Камалова. Своим ответом Камалов обосновывал свое мнение о том, почему Поднебесный является «неадекватным» по мнению Камалова: «Ну потому что он заходит на мою страницу В Контакте, ищет…».
Напомним, на странице Камалова «В контакте» было обнаружены его фото в форме, похожей на полицейскую или сотрудника вневедомственной охраны МВД, которые были представлены суду. После этого Камалов со своей страницы указанные фото удалил.


12. В действительности вопрос Защиты: «Никаких следов на лице Козлова вы не видели, он просто держался за голову?»
Камалов: «Именно так»
В протоколе л.д. 240:
Защита: «Какие либо следы на лице Козлова вы видели, он просто держался за голову?»
Камалов: «Да, именно так».
Выброшены слова защитника «Никаких» и «не», что меняет фразу из отрицательной в утвердительную и полностью меняет смысл ответа Камалова с отрицания на утверждение. Это необходимо суду для фабрикации заведомо ложного обвинения в отношении А.Поднебесного. Сфальсифицировав ответ свидетеля, судья Быков добился искусственного создания заведомо ложного доказательства обвинения: якобы, свидетель видел «какие либо следы на лице Козлова».

13. Вопрос Камалову о том, смотрел ли он видеоролики с Поднебесным.
Камалов: «смотрел два дня назад».
Поднебесный: «Что конкретно вы смотрели?»
Камалов: «Видеоролик с вашим высказыванием».
В протоколе этот вопрос Поднебесного и ответ Камалова «Видеоролик с вашим высказыванием» опущены. Это сделано судом, чтобы не привлекать внимания к заказчику этого сфабрикованного дела – начальнику Центра «Э» Трифонову, который и разместил указанный ролик в интернете в своем аккаунте «Опер-нн», а также начал травлю А.Поднебесного в связи с указным роликом, вероятно, организовав и нападение на А.Поднебесного 30 мая 2013 года.

14. Вопрос после предложения Камалову нарисовать схему, где и кто стоял
Поднебесный: «Подпишите там, «Козлов», например»
Камалов: (рисует) «Вот это улица».
Поднебесный: «Улица какая?»
Камалов: «Ковалихинская»
Поднебесный: «Ну, подпишите, «улица Ковалихинская»»
Камалов: «Не буду я ничего писать. Я могу не писать?»
Поднебесный: «Можете не писать, тогда точки поставьте или крестики, где, кто стоял»
Камалов: «Пойдемте на место, я покажу, кто где стоял».
В протоколе диалог опущен, вместо диалога в протоколе л.д. 244:
Свидетель: «Я не буду рисовать или писать. Могу я отказаться?»
Фраза свидетеля полностью извращена, свидетель не отказывался рисовать, и не хотел отказаться от рисования схемы. Свидетель не захотел подписать на схеме название улицы и спросил, может ли он не писать название улицы.

15. Поднебесный: (указывая на схему, нарисованную Камаловым): «Кто есть кто здесь, вы сами где находились, наблюдали откуда вы?»
Камалов: «Из парка шел». (указывает на схеме парк)
Поднебесный: То есть, это парк?
Камалов: Именно
Поднебесный: Это улица Ковалихинская?
Камалов: Ага
Поднебесный: Это Козлов и я?
Данный диалог в протоколе опущен.

16. Поднебесный: (в вопросе Камалову) «Улица Ковалихинская упирается с одной стороны в улицу Белинского, с другой стороны в улицу Варварская, и на улицу Минина или на Площадь Минина она не ведет»
В протоколе л.д. 245:
Подсудимый: Улица Ковалихинская не ведет на площадь Минина.

17. Поднебесный (в ответе на вопрос суда о назначении вопроса Камалову, хотел ли Камалов побежать за Поднебесным): «Это показывает его заинтересованность в событии» (имеется в виду заинтересованность Камалова принять участие в инциденте между Козловым и Поднебесным)
В протоколе (л.д. 247)
Подсудимый: Это показывает его заинтересованность в даче показаний.
Вместо слова «событии» написано «в даче показаний».

18. Поднебесный: «…у травмпункта нет ворот»
Камалов: «Там шлагбаум»
Поднебесный: «То есть, до шлагбаума, вы имели в виду?»
Камалов: «Нет, я не доходил. Я туда не заходил. Я дошел до поворота и ушел».
Поднебесный: «То есть, вы даже до шлагбаума не дошли с Козловым?»
Камалов: «Нет. Я дошел до поворота».
Этот диалог опущен в протоколе (л.д. 247 – 248).

19. Вопрос судьи Быкова Камалову о расстоянии, с которого он наблюдал инцидент: «То есть это от угла до двери» (имеется в виду расстояние, равное от угла до двери зала судебного заседания).
Камалов: «Да, примерно».
Этот вопрос и ответ опущены в протоколе (л.д. 248)

20. Опущены слова защитника «Там нет прямых углов на этом месте» (относительно рисунка места происшествия, нарисованного Камаловым, где изображена другая улица, пересекающая улицу Ковалихинская). Л.д. 248

21. Также в протокол не внесены слова Поднебесного о том, что он ведет аудиозапись. Это заявление было сделано Поднебесным в начале судебного заседания, что также отражено на аудиозаписи и могут подтвердить присутствовавшие в зале суда свидетели (слушатели), список которых может быть предоставлен.


Все эти опущения и явные фальсификации в пользу обвинения названы судьей Быковым игрой слов и предлогов. Но поскольку на аудиозаписи отражены действительные показания участников судебного заседания, получается, что игра слов и предлогов допущена именно в протоколе, составленном судом.
Своим постановлением, которое, кстати невозможно обжаловать в рамках действующего законодательства, судья Быков фактически узаконил требования к форме и содержанию протокола судебного заседания по сфабрикованным делам: протокол судебного заседания – это игра слов и предлогов. Данное решение имеет силу закона и не может быть обжаловано. О нарушениях закона мировым судьей может только быть указано в апелляционной жалобе, т.е. уже после вынесения им заведомо неправосудного приговора и осуждения невиновного.
На жалобы председателю районного суда был получен ответ, что никто не вправе вмешиваться в деятельность мирового судьи при осуществлении им … кривосудия.
Такие законы в антинародном государстве, защищающем себя и интересы воровской власти от борьбы граждан за свои права.

Оценить судебный произвол и уровень фальсификации и заказа позволяет и еще один факт.
Буквально в день следующего судебного заседания – 12 ноября, А. Поднебесный узнал, что начавшую более-менее активно работать на суде адвоката Каширину (работала по назначению суда) в суд на это заседание не вызывают, а придет другой адвокат по назначению, даже не известно, кто и какой. Вполне вероятно, что адвоката Каширину убрали из процесса специально, т.к. она, в отличие от обычных адвокатов по назначению, стала вдруг задавать вопросы лжесвидетелям и заявлять протесты на отказы суда в ходатайствах подзащитного. Может, заказчикам этого дела как раз это и не понравилось?
На 12-е ноября должен был придти неизвестно кто, адвокат, который дело не читал, с делом совершенно не знаком, а на заседании нужно ведь не просто сидеть, а задавать вопросы лжесвидетелям, выводить их на чистую воду. Однако суд пригласил кого-то просто посидеть на месте адвоката...
В связи с этим А.Поднебесный заявил отказ от адвоката по назначению, и заседание было перенесено.
Без участия адвоката судебное разбирательство невозможно, это нарушение права на защиту.
Теперь, правда, придется заключать договор с адвокатом. Благодаря помощи неравнодушных граждан, активистов на данный момент это стало возможным.
Однако этот суд явно станет не последним. Впереди апелляция, кассация, надзорная инстанция – мы будем идти до Верховного Суда и надеемся на Страсбургский ЕСПЧ, поскольку в данном случае очевидный отказ в правосудии и нарушение всех мыслимых норм УПК при осуждении невиновного. Дело является политически мотивированным и имеет только одну цель: уничтожение неугодного коррупционной власти активиста.
Также впереди суд по отмене А.Поднебесному условного осуждения по первому сфабрикованному дела, ради чего, собственно, все это и затевалось.
Поэтому затраты на оплату адвоката будут очень существенными, без помощи общественность нам не справиться!
Возможности пользоваться услугами «бесплатного» адвоката А.Поднебесного фактически лишили 12 ноября, убрав из процесса адвоката, не ставшего беспрекословно поддерживать линию обвинения, и прислав человека просто посидеть, послушать.
Материальную помощь можно переводить на счет А.Поднебесного на «яндекс.деньги» 41001841472790
Спасибо всем, кто нас поддерживает! За правду и справедливость стоит бороться!

Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Суд

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!