Собирается ежемесячно 53 416 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Мурманская область
  2. Неправительственное сообщение по Мурманской области

Неправительственное сообщение по Мурманской области

Ирина Пайкачёва
Ирина Пайкачёва
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ СООБЩЕНИЕ

ОНК КАК ИСТРУМЕНТ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ПЫТОК. ВОВЛЕЧЕНИЕ ОНК В СОЗДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ПРЕВЕНТИВНОГО МЕХАНИЗМА ПО ПЕДОТВРАЩЕНИЮ ПЫТОК НА ПРИМЕРЕ ОНК МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Нарушение абсолютного запрета на пытки и другие жестокие, бесчеловечные

или унижающие достоинство виды обращения и наказания.

Подготовка рекомендаций ОНК по их устранению как мера предотвращения пыток

Мурманск                                                                                             20013-2014 г.

Позиция
Комитета Министров Совета Европы по пыткам в России

В июне 2014 года в Страсбурге состоялось заседание Комитета министров Совета Европы, посвящённое мониторингу исполнения постановлений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). В числе прочего была рассмотрена группа так называемых "пыточных" дел в отношении Российской Федерации (названная именем Алексея Михеева – одного из первых россиян, пострадавших от пыток и добившихся справедливости в Страсбургском суде).

Комитет Министров Совета Европы огласил решение, согласно которому его представители приветствовали законодательные и практические шаги российских властей в искоренении пыток, в том числе, принятие Закона "О полиции" и создание специализированных отделов в системе Следственного комитета РФ, которые должны расследовать уголовные дела в отношении должностных лиц, обвиняемых в пытках.

Однако Комитет министров отметил, что для оценки влияния принятых мер на ситуацию необходимо исследовать статистические данные, а также изучить ведомственные акты, вопросы обучения полицейских, наконец, провести официальный мониторинг работы вышеназванных спецотделов СКР. России необходимо принять дополнительные меры, которые выразились бы в недвусмысленном послании на самом высоком уровне о "нулевой терпимости" к пыткам и усилении судебного контроля в этом направлении.

Кроме того, Комитет министров призвал Российскую Федерацию безотлагательно решить проблему истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в пытках. Согласно позиции Страсбургского суда, в делах о пытках сроков давности быть не должно".

Относительно конкретных "пыточных" российских дел, находящихся в поле зрения Комитета министров, с сожалением было отмечено отсутствие прогресса в расследовании большинства этих дел на национальном уровне, даже после того, как ЕСПЧ установил в этих делах факт пыток.

В марте будущего года состоится очередное заседание Комитета министров Совета Европы, на
котором будет рассмотрено, есть ли подвижки со стороны нашего государства в части исполнения этих рекомендаций Комитета министров.

Позиция

неправительственных организаций

Запрет пыток в международном праве является абсолютным. Никакие исключительные обстоятельства, в том числе, например, нарушение дисциплины или иные проступки, не могут служить оправданием пыток (п.2 ст.2 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания).

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы

Согласно п.1 ст.1 Конвенции против пыток и  других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания определение «пытка» означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия.

Статья 4 Конвенции против пыток налагает обязательство на каждое Государство-участник (коим, в том числе является Российская Федерация) по обеспечению того, чтобы все акты пыток рассматривались в соответствии с его уголовным законодательством. То же относится к попытке подвергнуть пытке и к действиям любого лица, представляющего собой соучастие или участие в пытке.

Власти должны принимать все доступные им разумные меры для обеспечения доказательств относительно происшествия, включая, в частности, свидетельские показания, судебную экспертизу и т.д.

Любой недостаток расследования, подрывающий возможность установления причины травм или личности виновных, может привести к нарушению этого стандарта, и в этом контексте подразумевается требование безотлагательности и разумной оперативности (Постановление Европейского суда от 26 января 2006 года по делу «Михеев против Российской Федерации (Mikheyev v. Russia), § 107 и последующие; Постановление Европейского суда от 28 октября 1998 года по делу «Ассенов и другие против Российской Федерации» (Assenov and Others v. Russia), Reports 1998-VIII, p. 3290, § 102 и последующие).

В делах, затрагивавших статьи 2 и 3 Конвенции (право на жизнь и запрет пыток), в которых становилась под вопрос эффективность официального расследования, Европейский суд часто оценивал, реагировали ли власти на жалобы безотлагательно (Постановление Большой Палаты по делу «Лабита против Италии (Labita v. Italy), жалоба № 23531/94, § 133 и последующие, ECHR 2000-IV). Придавалось значение возбуждению уголовного дела, задержкам получения показаний (Постановление Европейского суда от 9 июня 1998 года по делу «Текин против Турции» (Tekin v. Turkey), § 67, Reports 1998-IV) и продолжительности первоначального расследования (Постановление Европейского суда от 18 октября 2001 года по делу «Инделикато протии Италии» (Indelicato v. Italy), жалоба № 31143/96, §37).

Виновные в пытках лица должны осуждаться максимально справедливо и стандарты в области прав человека однозначно указывают на то, что к подобным инцидентам должна применяться политика нулевой терпимости. Так по делу «Оккали против Турции» (Okkali v. Turkey) (Жалоба N 52067/99, Постановление Суда от 17 октября 2006 г.) Суд пришел к выводу, что условное осуждение представителей власти, которые подвергли пыткам человека, фактически оставило данных лиц безнаказанными.

В приведенных ниже примерах по Мурманской области по нашему мнению Российская Федерация не в полной мере исполнила международные обязательства, расследование не всегда было эффективным и беспристрастным, а наказание за применение пыток – чрезмерно мягким.

Нарушения прав человека

в местах принудительного содержания Мурманской области

Нарушения прав человека в местах принудительного содержания, отраженные в данном докладе, фиксировались при участии членов Общественной Наблюдательной комиссии Мурманской области Ирины Пайкачевой, Бекхана Плиева, Вячеслава Пайкачева, Ролана Алиева, Аркадия Блюменталя, Елены Чарыгиной, Натальи Васильевой, Найли Ибрагимовой, Валерия Бабурина, Константина Репина, Валерия Бурбана, Жанны Пономаренко, Татьяны Кульбакиной, Виталия Серветника, Екатерины Осиевой, Виктора Филимоненко при участии члена ОНК Москвы Андрея Бабушкина, члена ОНК Мордовии Сергея Марьина.

I. Нарушения прав человека в местах принудительного содержания, УФСБ РФ по Мурманской области

Поступают жалобы от заключенных о доставлении во время следствия и избиениях в кабинетах и «клетке» помещения УФСБ, расположенного на ул. Пушкинской, 7 в г. Мурманске.

Вывод: есть основания полагать, что в УФСБ не соблюдается стандарт физической неприкосновенности.

Рекомендации: необходимо получить данные гарантий безопасности помещения УФСБ, расположенного на ул. Пушкинской, 7 в г. Мурманске и соблюдения стандарта физической неприкосновенности путем посещения мест принудительного содержания УФСБ России по Мурманской области.

II. Нарушения прав человека в местах принудительного содержания Минобороны

Сведений об адресах учреждений, куда доставляются и где содержатся задержанные военнослужащие (например, комендатуры), соответствующим территориальным органом федерального органа исполнительной власти, в ведении которого находятся соответствующие места принудительного содержания, в ОНК Мурманской области не предоставлялось.

Вывод: информация недоступна.

Рекомендации: необходимо получить данные гарантий соблюдения стандарта физической неприкосновенности в учреждениях Минобороны в Мурманской области.

III. Нарушения прав человека в местах принудительного содержания, УМВД РФ по Мурманской области

Члены ОНК Мурманской области посетили отделы полиции (ОП) и изоляторы временного содержания ИВС в городах Мурманск, Апатиты, Полярные Зори, Оленегорск, Кола. Отмечается при этом, что не все ИВС и ОП члены ОНК могли посетить в связи, в частности, с их удаленностью от областного центра или территориально-административной недоступностью (ЗАТО), хотя жалобы поступали (ОП Кандалакши, КАЗ и ИВС Североморска, ОП Ковдора и др.).

Отмечается значительное и быстрое позитивное изменение условий содержания в ИВС, КАЗах, произведены перепланировки фойе некоторых ОП. Большинство полицейских в ИВС и ДЧ ОП вежливые, подтянутые. Их легко можно идентифицировать по нагрудным знакам и бейджам. Однако в таком общественном месте, как залы судебных заседаний, сотрудники охранно-конвойных подразделений полиции находятся без нагрудных знаков. К сожалению, позицию УМВД в данном случае разделяет прокуратура, что расходится с нормами Конституции РФ, в частности, с п. 5 ст.32 - «Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия».

Большинство руководителей ИВС знакомы с концепцией прав человека и ориентируются в ней.

Стремление к получению знаний в сфере прав человека, оперативное реагирование на большинство рекомендаций членов ОНК, демонстрирует конструктивное взаимодействие ОНК с по большинству вопросов, позитивную реакцию сотрудников полиции на замечания и рекомендации независимых общественных наблюдателей.

В большинстве ИВС и дежурных частях (ДЧ) ОП права человека соблюдаются на хорошем уровне. К сожалению, то же самое нельзя сказать о некоторых следователях, полицейских патрульно - постовой службы (ППС), оперативной службы и службы участковых.

Так, 25 сентября 2013 наряд полиции задержал трех мужчин по подозрению в совершении преступлений. Доставлены подозреваемые были в отдел полиции №2 УМВД России по городу Мурманску, в коридоре которого участковый уполномоченный, находящийся на дежурстве, стал бить двух задержанных по голове. Следственные органы Следственного комитета Российской Федерации по Мурманской области расценили действия полицейского как превышение должностных полномочий с применением насилия. Возбуждено уголовное дело по п. «а» ч.3 ст. 286 УК РФ .

В ночь с 22 на 23 2013 г. июля председателю Регионального молодежного совета по правам человека Мурманской области поступил звонок с сообщением о том, что к гражданину Р. в отделе полиции №1 по адресу ул. Дзержинского 7 были применены пытки. Прибывшие на место происшествия правозащитники и члены Общественной Наблюдательной Комиссии обнаружили в отделении следы крови на стенах и полу, а также на форменной одежде одного из сотрудников. В полиции находились трое молодых людей с ссадинами от наручников и синяками, один из них был с перебинтованной головой и следами крови на бинтах.

Как сообщил заявитель, он, совместно с другом и его девушкой, направлялись домой в районе часа ночи в центре города, где встретили сотрудников полиции. Отряд ППС потребовал от граждан предъявить документы и проследовать за ними, на что Р. ответил просьбой о разъяснении оснований их требования и отказом куда-либо идти до того, как полицейские не представятся, за что с применением чрезмерной физической силы был доставлен в отдел полиции, где повторно избит несколькими сотрудниками полиции.

В свою очередь пресс-службой УМВД РФ по Мурманской области была распространена информация о том, что граждане, находясь в алкогольном опьянении, сопротивлялись при доставлении и один из них ранил сотрудника полиции ножом. Данная версия была изложена лишь после факта обращения потерпевших граждан в следственные органы и отдел собственной безопасности УМВД.

В данный момент в отношении Р. в суд передано уголовное дело по факту причинения увечий полицейскому. По факту применения насилия к Р. получен отказ в возбуждении уголовного дела

Членами ОНК и гражданскими активистами отмечаются следующие основные  недостатки и нарушения, которые ими наблюдались или о которых им заявляли, и приводятся рекомендации по их исправлению:

  1. Не доступны для наблюдения членами ОНК места принудительного содержания (ИВС, КАЗ и т.п.), распложенные в ЗАТО Мурманской области. Между тем от содержавшихся там лиц поступали жалобы на отсутствие окон в камерах ИВС, на содержание более трех часов без предоставления спального места и питания.
  2. Нет полной и достоверной информации на стендах ОП региона об обращении по телефону доверия (в ОП-1 г. Мурманска), в полицию по мобильным телефонам (все ОП), отсутствует возможность бесплатно обратиться по телефону доверия из фойе ОП  (ОП г. Полярные Зори).
  3. Отделы полиции продолжают оставаться местами, закрытыми для контроля граждан. В частности, существует запрет гражданам на ведение видеосъемки даже в фойе отделов полиции: на стекле дежурных частей, стенах, дверях в фойе размещены соответствующие запрещающие знаки со ссылкой на некий документ ДСП.
  4. По сведениям от заключенных существует возможность доставления и задержания полицейскими граждан в правоохранительные органы без документальной фиксации их нахождения там. Поступают сообщения о пытках со стороны сотрудников правоохранительных органов (избиениях, пристегивании наручниками к батарее (дело Б. Мурманск). И, чаще всего, именно в таких случаях происходит дальнейшая «путаница» в записях в полицейских журналах (дело А. в г. Апатиты, дело Б. в г. Мурманске).
  5. Допускаются нарушения в фиксировании сведений в полицейских журналах о времени поступления и пребывания граждан в ИВС.
  6. Бригада «скорой помощи» сотрудниками ИВС может быть вызвана несвоевременно (гораздо позднее того времени, когда за этим обратился заключенный). Избитые на улице граждане полицейскими доставляются не в больницу, а в помещения СК (дело Б. Мурманск) или доставляются в отдел полиции (дело Р. Мурманск), в обоих случаях избитых людей везли лежа на полу с руками, застегнутыми наручниками сзади.
  7. После внесения в ФЗ 76 от 10.06.2008 г. статьи 16.1, членам ОНК во время посещения сотрудники проверяемых учреждений перестали предоставлять журналы и книги учета доставленных и задержанных лиц, лиц, содержащихся в ИВС подвергнутых административному задержанию и по ст. 91-92 УПК РФ, лиц, подлежащих выдворению за пределы РФ.
  8. В ИВС нет журнала (или он не доступен членам ОНК) о выводе заключенных к следователю. Нет сведений, встречался ли заключенный со следователем в помещении ИВС, или выводился на встречу со следователем в его кабинет или на иные следственные действия. Срок хранения видеозаписей всех выводов заключенных в кабинеты следователей неоправданно мал, поэтому само ведение видеозаписи не может служить профилактикой пыток.
  9. Лица, поступающие в ИВС, проходят осмотр на наличие телесных повреждений. Осмотр проводят сотрудники ИВС и дежурные по разбору Журнал медицинского осмотра, как правило, совмещен с журналом оказания медицинской помощи, которая осуществляется бригадами «скорой помощи».
  10. Сотрудниками ИВС и дежурными по разбору в некоторых случаях не фиксируются или несвоевременно фиксируются сведения граждан об имеющихся у них телесных повреждениях. Не всегда фиксируются и явно видимые телесные повреждения (такие, как, например, синяки на лице). Еще «не прошедшие» синяки затем могут быть зафиксированы другими органами (например, в СИЗО, куда заключенный попадает из ИВС), но такие сведения могут в полицию не поступить и проверка по ним может не проводиться (Б. Мурманск, А. Апатиты).
  11. В случаях заявления в полицию от лиц, получивших повреждения в результате применения к ним физической силы со стороны сотрудников правоохранительных органов, проверка может проводиться неэффективно, не полно, о результатах проверки заявители не всегда информируются, либо ответ содержит только формальную отписку. Примером может служить дело Алехина, поступившего в ИВС г. Апатиты 9.10.2013, следы избиения которого были зафиксированы в  ОП и ИВС города Апатиты некорректно. По результатам расследования не была дана оценка противоречиям в записях о его поступлениях и освобождениях из ИВС и соответствия этих записей записям в журналах ДЧ, не было доказано, что в полиции его не избивали (как он указывает, в кабинете следователя). Такие обстоятельства могут служить основанием для обращения в ЕСПЧ по факту применения пыток и неэффективного расследования.
  12. В октябре 2013 г. сотрудники полиции причинили телесные повреждения адвокату Л. Васильевой, пытавшейся предотвратить незаконные действия следователя и полицейских в помещении ОП 2 в отношении ее доверителя.
  13. 12 сентября 2013 г. двое граждан Эквадора В.К. и И.К., освобожденные по решению суда из ИВС ОП 1 г. Мурманска, были выпущены из ИВС через шлюз ИВС ОП 1, и при этом им не были выданы их паспорта, хранившиеся в ОП на время их задержания.
  14. Не все полицейские в форме, даже в таких общественных местах, как залы судебных заседаний, носят на форме нагрудный знак.
  15. Некоторые полицейские в форме даже в коридорах управления МВД на Ленина 64 не стесняются в присутствии посетителей «разговаривать» матом.
  16. Некоторые полицейские проводят проверку документов граждан на улицах, не имея на то законных оснований.
  17. В ИВС ОП г. Колы много лет отсутствует прогулочный дворик. Отсутствие прогулок является ненадлежащими условиями содержания заключенных и одним из факторов, составляющих нарушение прав человека. Дальнейшая эксплуатация данного ИВС без прогулочного дворика недопустима.
  18. В ИВС ОП г. Полярные Зори много лет отсутствует прогулочный дворик. Усугубляет этот факт и то обстоятельство, что руководство Полярнозоринского ОП во время посещения ИВС членами ОНК продемонстрировало весьма поверхностные знания права в такой отрасли, как права человека. Отсутствие прогулок является ненадлежащими условиями содержания заключенных и одним из факторов, составляющих нарушение прав человека. Дальнейшая эксплуатация данного ИВС без прогулочного дворика недопустима.
  19. Камеры ИВС г. Полярные Зори и ИВС г. Мончегорска в 2014 г. продолжали использоваться для содержания иностранных граждан, в отношении которых судом вынесено постановление об их выдворении за пределы РФ, несмотря на то, что Постановлением Правительства РФ № 1306 от 30.12.2013 г. «Об утверждении правил содержания (пребывания) в специальных учреждениях Федеральной миграционной службы иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению за пределы РФ в форме принудительного выдворения за пределы РФ, депортации или реадмиссии», вступившим в силу 01.01.2014г., запрещено содержать иностранцев, постановленных мурманским судом на выдворение, в полицейском учреждении (ИВС ОП г. Полярные Зори, и ИВС г. Мончегорска). Вышеуказанное постановление правительства РФ принято в рамках реализации пункта 9 статьи 31, пункта 9 статьи 32.2 и пункта 5 статьи 34 Федерального закона № 115 "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", т.е. нарушался Федеральный Закон.
  20. Большинство камер ИВС ОП региона оборудованы «чашами Генуя» вместо обычных унитазов, ограждения не обеспечивают приватности.
  21. Стандарты размеров окон в большинстве отремонтированных камер изоляторов временного содержания значительно нарушены, что приводит к дефициту естественного освещения в жилой зоне.
  22. Многие камеры ИВС региона имеют слабое искусственное освещение, недостаточное для чтения.
  23. Руководство ГУЧ «Мончегорский ЦВСНП ОВД Мурманской области» к своим обязанностям по профилактике дальнейших правонарушений поступающих в центр подростков, а также в целом подростковой преступности, относится формально. В частности, в центре не принимают на профилактику подростков правонарушителей из Специализированного профтехучилища № 1 города Мончегорска.
  24. Некоторые руководители ОП, в частности, в городе Полярные Зори, запрещали членам ОНК проносить в ИВС фотоаппараты и другую аудио-видеотехнику, используемую наблюдателями для фотофиксации выявленных нарушений, которые ими были заявлены в уведомлениях о посещении.

 

Вывод: есть основания полагать, что в учреждениях УМВД и следствия не соблюдается стандарт физической неприкосновенности. Этот вывод в части применения пыток не относится к  большинству ДЧ и ИВС, которые посещали члены ОНК, однако небрежное ведение видеозаписей с камер наблюдения и книг и журналов учета в ДЧ и ИВС позволяет скрывать факты, подтверждающие виновность причастных к пыткам лиц и в дальнейшем проводить эффективное расследование пыток.

 

Имеются случаи нарушений своевременной выдачи документов (паспорта) гражданам при освобождении из ИВС. По ряду мест принудительного содержания (находящихся в ЗАТО) информация о соблюдении прав человека в местах принудительного содержания недоступна.

Основные рекомендации:

  1. Членам ОНК получить возможность посещения мест принудительного содержания в ЗАТО с целью проверки соблюдения прав человека в местах принудительного содержания на территории ЗАТО.
  2. Выполнять рекомендации Президента России Путина В.В. обеспечивать доступ членам ОНК при посещениях органов внутренних дел журналов учета лиц, доставленных в отделы полиции, помещенных в ИВС.
  3. УМВД необходимо провести расследование причин не выдачи паспортов гражданам Эквадора 12 сентября 2013 г. сотрудниками ОП 1 г. Мурманска.
  4. Проводить эффективное расследования жалоб на пытки, учитывая такие вопросы как:
  • факторы, влияющие на независимость расследования жалоб на пытки;
  • факторы, влияющие на тщательность сбора доказательств;
  • контроль за эффективностью расследования жалоб на пытки;
  • проблемы доступа заявителей к расследованию.
  • Не допускать такие нарушения принципов тщательности и быстроты, независимости расследования, участия пострадавших в расследовании, как:
  • отсутствие действий по сбору медицинских доказательств (освидетельствование, экспертиза, опрос медицинского персонала) или серьезные задержки с их получением;
  • отказ от поиска и опроса независимых свидетелей (очевидцев задержания, сокамерников и пр.) или существенные задержки в установлении и опросе свидетелей;
  • задержки или не проведения других значимых действий по установлению фактов и сбору доказательств;
  • невыполнения указаний вышестоящих инстанций о проведении тех или иных действий по проверке жалобы на пытки;
  • предвзятого отношения к оценке собранных доказательств и отсутствия адекватной мотивировки решений об отказе в возбуждении уголовного дела или прекращении уголовного дела по жалобе на пытки вследствие того, что:

a) следователи делали выводы, что жалобы заявителей не нашли объективного подтверждения, хотя сами не предпринимали необходимых действий по проверке жалоб;

б) следователи не проводили анализа и оценки данных о травмах, полученных заявителями;

в) следователи использовали неодинаковый подход к оценке доказательств, опираясь на показания сотрудников полиции как на истинные и отвергая показания независимых свидетелей и заявителей как ложные, указывая, в частности, что показания заявителей мотивированы их стремлением уйти от ответственности за совершенные преступления;

г) следователи выносили решения, в которых мотивировка была идентичной мотивировке тех решений, которые ранее были отменены судами или вышестоящими инстанциями как недостаточно мотивированные.

Кроме того, во всех случаях расследования пыток необходимо обеспечивать участие пострадавших в расследовании, а именно, не допускать, чтобы:

a) следователи не опрашивали (не допрашивали) пострадавших;

б) следователи не проводили очные ставки между сотрудниками полиции и пострадавшими;

в) следователи не уведомляли заявителей о принимаемых решениях, не предоставляли копии решений или не давали доступа к материалам доследственных проверок.

  1. Направить запросы в ФМС, УФМС о готовности миграционной службы исполнять вышеуказанные в пункте III.16 Закон и постановление Российского Правительства с целью прекращения нарушений прав иностранных граждан, в отношении которых вынесены постановления суда о выдворении.
  2. Направить запросы в Госдуму РФ о необходимости общественного контроля за обеспечением соблюдения прав человека в местах принудительного содержания ФМС, УФМС  с целью профилактикинарушений прав иностранных граждан, в отношении которых вынесены постановления суда о выдворении, приняты решения о депортации, реадмиссии.
  3. УМВД

Обеспечить включение в 2014 г и в 2015-2016 гг. в учебные планы, программы обучения, повышения квалификации и профессиональной подготовки (переподготовки), стажирования кадров (в том числе кадрового резерва) подведомственных органов и учреждений, вопросы изучения международных стандартов, практики Европейского Суда и опыта других стран по обеспечению взвешенного подхода к  обеспечению соблюдения прав человека, в частности надлежащих условий содержания под стражей, проведения эффективного расследования.

  1. Осуществить соответствующие учебные мероприятия: повышения квалификации и профессиональной подготовки (переподготовки), стажирование полицейских. Организовать проведение ряда обучающих мероприятий (семинаров, вебинаров), а также проверку знаний сотрудниками базовых принципов и норм, концепции прав человека, совместно с членами ОНК, членами Экспертного Совета по правам человека при Уполномоченном по правам человека в РФ, членами Совета по правам человека при Президенте РФ, депутатами Мурманской областной Думы.
  2. В свете правовых позиций Европейского Суда, изложенных в постановлениях, в которых констатированы нарушения статей 3 и 5 ЕКПЧ, проработать вопрос о необходимости совершенствования соответствующей правоприменительной практики с внесением, при наличии оснований, предложений по корректировке нормативной правовой базы.

IV. Нарушения прав человека в местах принудительного содержания УФСИН РФ по Мурманской области

  1. В ИК-17. Недостаточно комнат длительных свиданий (на это нарушение ОНК Мурманской области указывала в своем отчете в адрес УПЧ РФ  и ОП РФ еще по итогам наблюдения 2010 г., когда 10 комнат длительных свиданий (КДС) приходилось на 1200 заключенных колонии, а имеющаяся тогда потребность составляла, минимум, 15 КДС. В настоящее время лимит содержания в ИК – 17 по непонятным причинам увеличен до 1310 человек. Десять КДС обеспечивают возможность длительного свидания для заключенных в среднем примерно раз в полгода, на что продолжают жаловаться многие заключенные этой колонии. Членами ОНК эта проблема, имеющая сильную коррупционную составляющую, неоднократно ставилась не только перед администрацией колонии, но и руководством УФСИН РФ по Мурманской области. Но должностные лица мотивировали невозможность исправить эту ситуацию массового нарушения прав заключенных тем, что на территории колонии нет свободных помещений и невозможностью расширения территории колонии, расположенной в промышленной зоне областного центра, что соответствует действительности, но должно было стать существенным препятствием неоправданного увеличения лимита наполняемости колонии. Несвоевременное предоставление предусмотренных законом свиданий приводит к несоблюдению стандарта уважения семейной, частной жизни (ст.8 ЕКПЧ).

Библиотека ИК-17 располагается в неприспособленном помещении за актовым залом. Отдельного входа в библиотеку нет, что затрудняет доступ заключенных к фондам библиотеки. В фонде библиотеки практически отсутствует юридическая литература, что является нарушением стандарта самостоятельного правового поведения.

В ИК-17 заключенным трудно получить разрешения медиков на необходимые им лекарства. Дорогостоящие лекарства, на которые не было разрешения медика, поступившие на имя заключенных в посылках, вместо того, чтобы быть отправленными обратно адресатам, в массовом порядке уничтожаются персоналом колонии.

Прогулочные дворики ШИЗО и ПКТ колонии сверху покрыты металлическими пластинами с рядами отверстий диаметром около 3 см. Естественный свет через такие пластины практически не поступает, а когда на них лежит снег (что в зимнее время случается постоянно, в прогулочных двориках очень темно.

Душ, предназначенный для помывки заключенных, содержащихся в ШИЗО и ПКТ колонии, находится в подвальном обрушающемся помещении, где не соблюдаются элементарные гигиенические требования.

У осужденного С., отбывавшего наказание в ИК-17 с 2006 г., в 2010 г. был установлен диагноз ВИЧ. При этом С. за весь период отбытия наказания не имел длительных свиданий. По настоящее время не проведено расследование обстоятельств, по которым у С. заболевание не было выявлено в период его нахождения под стражей и поступления в ИК-17.

К работе привлечены менее трети заключенных.

  1. В ИК-18. После ремонта помещений общежитий многих отрядов размеры окон уменьшены в несколько раз: оконные проемы заделаны снизу кирпичной кладкой почти на ¾, стандартные размеры окон значительно нарушены, что приводит к дефициту естественного освещения в жилой зоне.

Расследования случаев смерти заключенных, в первую очередь в облбольнице ИК-18, проводятся неэффективно.

Начальником ИК-18 саботируется обязанность, предусмотренная статьей 185 ГК РФ, подписания им доверенностей заключенных на представительство их интересов другими лицами.

Прогулочные дворики ШИЗО и ПКТ колонии сверху покрыты металлическими пластинами с рядами отверстий диаметром около 3 см. Естественный свет через такие пластины практически не поступает, а когда на них лежит снег (что в зимнее время случается постоянно, в прогулочных двориках очень темно.

Сотрудники ИК-18 во время посещения членами ОНК ИК-18 в январе 2014 г. более двух часов препятствовали посещению колонии, в т.ч. более часа держали их на КПП учреждения, ссылаясь на «отсутствие разрешения на посещение колонии начальника УФСИН», хотя членами ОНК посещение осуществлялось в составе двух человек, такое посещение проходит в уведомительном порядке и чье-либо разрешение на его проведение не требутся.

К работе привлечены менее трети заключенных.

  1. КП-24. Прогулочные дворики ШИЗО и ПКТ колонии сверху покрыты металлическими пластинами с рядами отверстий диаметром около 3 см. Естественный свет через такие пластины практически не поступает, а когда на них лежит снег (что в зимнее время случается постоянно,  в прогулочных  двориках очень темно.

К работе привлечены менее трети заключенных.

  1. ИК-23. Помещения некоторых отрядов отделены от окон решеткой и следующим за ней полутораметровым коридором. Такое расположение помещений лишает заключенных доступа к свежему воздуху, поскольку они не могут самостоятельно открывать и закрывать форточки. К тому же фактически помещение, в котором они находятся, не имеет окон, что является негуманным обращением.

Заключенным, отправляемым на этап, не всегда выдаются медицинские справки, либо такие справки без печати, из-за чего лекарства, которые заключенные должны принимать ежедневно без перерыва (в т.ч. АРВТ), изымаются у этапируемых сотрудниками конвоя.

Осужденный И., отбывающий наказание в ИК-23, был переведен из ИК-17 УФСИН РФ по Мурманской области. И. неоднократно в 2009 г., еще находясь в ИК-17, обращался к членам ОНК по поводу фальсификации сотрудниками ИК-17 записей в его карточке учета свиданий, получения посылок, передач, бандеролей. Во время посещения ИК -17 членами ОНК в сопровождении сотрудника УФСИН К.Э. Гусева факт фальсификации был подтвержден при изучении этой карточки, однако при обращении И. за восстановлением его права на получение посылки, оказалось, что карточка И. утеряна. В результате И. из-за утраты его карточки и неопределенности в связи с этим срока наступления у него следующего свидания был лишен очередного длительного свидания. По поводу восстановления у него права на пропущенное длительное свидание, привлечения виновных лиц к дисциплинарной ответственности, И. неоднократно обращался к должностным лицам ИК -17 и ИК-23, а также УФСИН, в том числе устно в присутствии членов ОНК. Но право на длительное свидание И. так и не было восстановлено, виновные должностные лица к ответственности привлечены не были, хотя И. продолжает настаивать на своих требованиях.

  1. ИК-20. В камерах ШИЗО и ПКТ колонии, размером менее 4 кв.м., где находятся ничем не огороженные «чаши генуя», заключенные содержаться по одному-два человека. Окна камер имеют несколько рядов мелкоячеистых решеток, что лишает камеры доступа света.  Форточки во многих камерах не открываются. На стенах коридора помещения ШИЗО ПКТ штукатурка выполнена в виде «шубы», что представляет угрозу здоровью не только заключенных, но и дежурных сотрудников.

После замечаний, сделанных в адрес администрации ИК-20 членами ОНК, эти замечания администрацией колонии были восприняты с пониманием и ею предпринимаются меры по улучшению ситуации. Членами ОНК намечено контрольное посещение колонии.

К работе в ИК -20 привлечены менее трети заключенных.

  1. СИЗО-1 г. Мурманска. Наиболее критична ситуация с нарушением прав человека в СИЗО-1 г. Мурманска, большей частью располагающемся в неприспособленном (переоборудованном из здания, предназначенного для психбольницы) режимном корпусе. Помещения СИЗО-1 требуют немедленной капитальной реконструкции либо строительства нового здания.

Нормы содержания по общему лимиту содержания, установленному для СИЗО-1 г. Мурманска в 364 чел. за период наблюдений практически не нарушался либо был превышен незначительно.

Однако члены ОНК постоянно наблюдают превышение покамерного лимита содержания за счет как фактического размещения избыточного числа заключенных, так и излишне установленных во многих камерах спальных мест. В таких камерах и количество посадочных мест за столами не соответствуют количеству содержащихся в них лиц. При этом столы и скамейки часто оказываются нефункциональными из-за неровной поверхности, выступающих металлических поребриков, сидение скамейки часто приварено непосредственно к ножкам стола без какого-либо промежутка.

Окна в камерах одинарные, на них скапливается конденсат, быстро замерзающий на окнах даже при небольших морозах. В условиях полярной ночи это фактически лишает свободного доступа в камеры естественного освещения.

Освещенность в большинстве камер СИЗО-1 составляет, примерно, от 25 до 55 люкс. Такого освещения явно недостаточно для чтения и работы.

В некоторых из камер СИЗО очень душно из-за плохо работающей вентиляции. Особенно это касается нескольких камер четвертого этажа, выходящих окнами во двор на  спортплощадку. В ряде камер СИЗО, наоборот, холодно. Для поддержания баланса температур администрация СИЗО вынуждена в одной из камер (№ 322) протянуть  шланг, диаметром примерно 10-12 см., подключив его к батарее отопления, противоположный конец которого выведен в туалет этой камеры. Это «приспособление» является «гарантией» от перемерзания системы отопления и ее вывода из строя. Это позволяет поддерживать приемлемую температуру в камерах учреждения.

Одиночные камеры (200, 201, 202, 203, 300, 301, 302, 303, 400, 401, 402, 403),  общая площадь каждой из которых составляет около 4 кв. м., используются в качестве многодневных: «карцера», «изолятора» для содержания инфекционных или зараженных насекомыми больных, безопасного места, «временного» содержания заключенных. Однако для этих целей они не предназначены, поскольку в каждой из них расположены ничем не огороженные, постоянно наблюдаемые сотрудниками туалет, умывальник. Они оборудованы также откидывающимися полками - кроватями, служащими спальным местом в ночное время. Днем эти кровати «пристегиваются» к стене. После этого заключенным становиться доступным «стол», выполненный в виде приваренной к дну кровати полки размером примерно 25х25 см. Часто эти полки сломаны (камера 202), за счет чего размер «стола» становится еще меньше (камера 200), заключенные в них могут помещаться при отсутствии отопления  при отрицательных наружных температурах - (С.С. была помещена в камеру 302, С.К. – в камеру 200, при этом в этой камере на момент помещения в нее С.К. 4 февраля отопления не было с 5 до 10 утра и отсутствует форточка). Рядом со столом под кроватью находится сидение, тоже очень маленького размера. Свободное пространство в этих камерах при поднятой кровати составляет около двух кв. м. При опущенной кровати оно равно примерно полуметру. Члены ОНК постоянно обнаруживают в этих камерах заключенных, помещенных в них на сутки и более. Срок нахождения в этих камерах может составлять 12-15 суток и более, несмотря на то, что такие условия даже суточного одиночного содержания в этих камерах граничат с пыточными, что подпадает под действие ст. 3 ЕКПЧ.

В общих камерах СИЗО допускается совместное содержание курящих и некурящих (отметки о некурящих и курящих в сопроводительных документах не делаются), взрослых и несовершеннолетних, беременные также содержаться в общих камерах с другими заключенными женщинами.

Женский блок не вмещает заключенных женщин. Они содержаться также и в блоке, где содержаться мужчины. Даже в женском блоке допускается внешнее наблюдение мужчинами (женщин надзирателей в штате СИЗО не хватает) за заключенными в общих камерах женщинами, что является унижающим человеческое достоинство обращением. За женщинами, содержащимися в мужском блоке ведется постоянное наблюдение надзирателями мужчинами.

Специальная камера просмотрового типа (для содержания «буйствующих» лиц). Её наличие в СИЗО предусмотрено неким внутренним документом, имеющим гриф ДСП. Камера не имеет окна, туалета, раковины и кранов с водой, спального места, мебели и т.д.. Такие условия не позволяют содержать в ней заключенных более 3-х часов, хотя бы потому, что более длительное время содержания требует обеспечения заключенных питанием, а условий для приема пищи в ней нет, недопустимо содержание в ней заключенных в ночное время.

Специальная камера, обитая резиной (для содержания «буйствующих» лиц). Её наличие в СИЗО предусмотрено неким внутренним документом, имеющим гриф ДСП. Камера не имеет окна, туалета, раковины и кранов с водой, спального места, мебели и т.д. Спертый воздух и едкий запах резины, отсутствие вентиляции делает условия даже кратковременного пребывания в ней пыточными.

Журнал учета содержания лиц, помещаемых в камеру просмотрового типа и в «резиновую камеру в СИЗО-1 г. Мурманска отсутствует. (В отличие, например, от СИЗО 2 г. Апатиты Мурманской области, где также есть «резиновая» камера, но ведется журнал учета помещаемых в нее лиц. Изучение этого журнала членами ОНК показало, что помещенные в «резиновую» камеру заключенные, по крайней мере,  находятся под медицинским наблюдением).

В таких условиях не только помещение заключенных в «резиновую» камеру и камеру просмотрового типа, но и само существование в СИЗО таких камер абсолютно незаконны и являются нарушением стандарта физической неприкосновенности.

Помещения для конференцсвязи с залом судебных заседаний не оборудованы столом для размещения материалов по делу, не снабжены канцелярскими принадлежностями. Не во всех помещениях есть вешалки для верхней одежды. Отсутствует место для размещения адвоката (представителя). Отсутствуют места для публики.

Судебные заседания, проводимые по конференцсвязи, не всегда прерываются на время обеда (с 12.00 до 14.00), что нарушает распорядок дня, установленный в СИЗО-1, и право заключенных на прием пищи.

Шесть камер сборного отделения СИЗО-1 не имеют вентиляции, туалета и раковины с водой (туалет и кран с водопроводной водой имеются только в камере № 1), посадочных мест в них часто меньше, чем число помещаемых в камеры заключенных. Освещенность в камерах сборного отделения от 3 до 15 люкс. Во время дождя крыша сборного отделения сильно протекает. Не спасают ежегодно проводящиеся ремонты.

Прогулочные дворики в СИЗО-1 практически отсутствуют. Вместо них в учреждении оборудованы десять холодных камер размером около 12 -20 кв. м. из неоштукатуренных шлакоблоков. Камеры не имеют окон. На металлический шест посреди каждой из камер уложено несколько слоев решеток, на которых сверху укреплены асбестовые листы, образующие кровлю, не пропускающую естественное освещение и солнечный свет. Искусственное освещение в этих камерах в темное время полярной ночи часто отсутствует. Цементный пол этих камер в выбоинах, в которых в летнее время скапливаются метровые лужи, в зимнее – застывает лед. Пробежки в таких камерах невозможны либо травмоопасны. Каждая из камер оборудована скамейкой на одно, полтора посадочных места и турником, сделанным из подручных материалов.

Спортплощадка СИЗО-1, с расположенными на ней воротами, сетками, баскетбольными кольцами, никак не используется, подтверждением чему служит более чем метровый слой снега, который лежит неубранным на площадке на протяжении каждой зимы.

Спортзал, расположенный в одном из корпусов СИЗО-1 используется неэффективно.

Комната длительных свиданий – единственная жилая комната, оборудованная в технически непригодном для жилья корпусе – пристройке к режимному корпусу СИЗО-1. В этой пристройке располагаются подсобные складские помещения, нет центрального отопления, возможность использования проточной воды обеспечивается за счет ее постоянного прогона из открытого крана под максимальным напором через сливные отверстия в душевой комнате. В жилом помещении комнаты длительных свиданий повышенная влажность, воздух спертый. Тепло поддерживается только за счет электрических нагревательных приборов. Использование этой комнаты для проживания людей, тем более детей, приводимых на длительные свидания с родителями, недопустимо.

Нужно учитывать при этом, что СИЗО располагается в Арктической зоне с неблагоприятным климатом, в условиях полугодичной Полярной ночи.

Заключенные в СИЗО-1 не обеспечиваются соответствующей сезону одеждой для прогулок. Так заключенный П. из числа выпускников детских домов, не имеющий родственников, выводился на часовую прогулку в 20-30-ти градусный мороз в демисезонном полупальто.

Диетпитание, предоставляемое в СИЗО, не предусматривает многие ограничения: для вегетарианцев и веганов, для лиц, имеющих ограничения в связи с вероисповеданием, беременных и т.д. Нормативы, не учитывающие специфику заполярного климата, предусматривают назначение диетпитания беременным только с 26 недель беременности.

Особой «психологической пыткой» в СИЗО-1 является постоянно орущее в дневное время радио. Это является стрессом даже для посетителей, находящихся в учреждении кратковременно, не говоря уже о заключенных и сотрудниках, у которых эта «шумовая пытка» повышает агрессию.

Заключенные жалуются на наличие в ряде камер мокриц и блох. Профилактическая проверка кожных покровов медиками не проводится.

Заключенным очень трудно добиться того, чтобы быть вызванным медиком по жалобе на проблемы со здоровьем. Спустя много дней после подачи заявления могут и вызвать, когда симптомы заболевания уже не так выражены.

Библиотека СИЗО испытывает острую нужду в юридической литературе. В наличии только несколько устаревших кодексов. Сотрудники СИЗО говорят, что денег на это нет, да и никогда не выделяли. Однако со слов библиотекаря заключенные часто спрашивают именно эту литературу, желая знать закон, свои права, но их запросы остаются неудовлетворенными. Проблема не столько в том, что на это нет денег, а в том, что со стороны руководства учреждения этот вопрос серьезно никто не поднимал.

Отсутствие доступа к юридической литературе есть нарушение конституционного права на информацию (ч.4 ст.29 Конституции). Также это нарушает ст.12 УИК, правда в статье говориться только об имеющих статус «осужденного», но здравый смысл подсказывает, что право получения информации о своих правах и обязанностях должно распространяться как на «осужденных», так и на «не осужденных», но находящихся под стражей в СИЗО. Тем более, что в СИЗО есть хозотряд, состоящий из осужденных, а также доставляются другие категории осужденных. Отсутствие доступа заключенных СИЗО-1 к правовой информации приводит к нарушению стандарта обеспечения самостоятельного правового поведения.

Жалобы и обращения заключенных никак не фиксируется, поэтому заключенные часто не могут при необходимости подтвердить  факт обращения с жалобой или заявлением.

Заключенные, поступившие в СИЗО-1 со следами побоев, как правило, осматриваются медиком и повреждения фиксируются в их медкарте, но доступ заключенных (или по их разрешению членов ОНК) к медкарте ограничен. С течением времени следы повреждений исчезают и становиться невозможным сверить запись на соответствие фактическому состоянию на момент поступления заключенного. При этом не ведется видеозапись и (или) фотофиксация видимых повреждений.

Так, заключенный Б., поступивший в СИЗО-1 с телесными повреждениями 24.01.14, пожаловался членам ОНК, что он был избит сотрудниками полиции. На момент визита ОНК 27.01.14 следы побоев (синяк под левым глазом, синяки на плече и ногах) были еще явно видны на теле Б. Но в связи с отсутствием в учреждении нач.меда на всем периоде посещения - с 14. 00 до 17.00, члены ОНК не имели возможность познакомиться с медкартой Б. (В аналогичной ситуации оказался заключенный Алехин, поступивший в СИЗО-2 г. Апатиты 15 июля 2013 г.

Алехин пожаловался, что 10 июля он был избит сотрудниками ОП «Апатитский», но видео или фотофиксации следов повреждений не проводилось).

Из СИЗО-1 (ИК-23, ИК-17) поступали жалобы на отсутствие при этапировании разрешений медиков (или отсутствие печати на выданном документе) на перевозку лекарств, прописанных к ежедневному приему (при приведении АРВТ, при гипертонических, сердечных заболеваниях, заболеваниях щитовидной железы и т.д).

В СИЗО-1 практически не ведется работа по паспортизации заключенных. Так Ш., проведший в заключении больше полугода, вышел на свободу без паспорта.

Иностранные граждане, содержащиеся в СИЗО-1, число которых  может достигать 10-30 и более человек, не обеспечиваются устным и письменным переводом, периодикой на родном языке.

Предметы уборки камер - щетки, имеющиеся у заключенных, неисправны – отсутствует ручка, а имеющиеся  ручки длиной в 15-30 см. делают условия проведения уборки камер в прямом смысле  унижающими человеческое достоинство.

Заключенные, направляемые из СИЗО-1 в изоляторы временного содержания, снабжаются питанием в общих бачках, но свою посуду брать с собой не могут. Большинство из них отказываются принимать  пищу в таких условиях.

Никто из подозреваемых и обвиняемых не привлекается к труду.

Никто из подозреваемых и обвиняемых не получает основного или дополнительного образования.

Помывка заключенных мужчин осуществляется только раз в неделю (женщин – два раза в неделю). Приватность в душевом помещении  не соблюдена – не оборудованы кабинки для индивидуального приема душа.

Доступ посетителей на прием к руководству учреждения затруднен. Есть возможность принимать таких посетителей в административном здании без прохода через КПП, но фактически прием ведется по пропускам, за которыми нужно отстоять очередь в комнате приема передач. Там же получают пропуск в СИЗО-1 и адвокаты, причем пропуск действителен только ограниченное время (15 мин.). Если в это время адвокат не успел пройти в СИЗО, то ему снова нужно обращаться в окно приема передач, куда постоянно стоит многочасовая очередь, в которой кроме перечисленных лиц стоят и лица, желающие сдать передачи для заключенных.

Режим приема передач неудобный для посетителей. Очередь занимают с ночи или с 4-5 утра. Отсутствует возможность передач в воскресенье.

Туалет для посетителей  в СИЗО-1 отсутствует, т.к. не менее четырех месяцев находится на ремонте.

От К., находящегося в СИЗО-1 г. Мурманска поступила жалоба на пытки. Членами ОНК, посетившими СИЗО 07.02.2014, в связи с указанными жалобами установлено:

  1. В журнале о происшествиях в СИЗО 1 произведена запись о применении физической силы сотрудниками СИЗО-1 к К. от 04.02. 2014г.
  2. В медкарте К., изученной комиссией в присутствии К. и по его разрешению имеется Акт обследования К. с фиксацией всех имевшихся повреждений: ушиба скулы слева, ссадины на лбу 2 см., ссадин и ушибов на поясничной области сзади справа, ссадины на правом колене. Прием К. медиками проводился ежедневно, 4, 5, 6 и 7 февраля, что подтверждается записями в медкарте. В записях указывается на постоянные ежедневные (4,5, 6 и 7 февраля) жалобы К. на головокружение и тошноту. Медицинские анализы К. показывают наличие у К. белка в моче.
  3. К сообщил, что обращался в ночь с 4 на 5 февраля к ответственному дежурному по СИЗО-1 с просьбой вызвать скорую помощь, но в этом ему было отказано. На что сотрудник, который был ответственным дежурным по СИЗО-1 в ночь с 4 на 5 февраля, пояснил членам ОНК, что К. действительно обращался к нему по поводу вызова «скорой помощи», но якобы только с «целью фиксации имевшихся у него телесных повреждений».
  4. К. с 04.02.2014 находится на сухой голодовке и продолжает ее, несмотря на то, что администрация, медики и члены ОНК приводили аргументы, предлагая ему закончить голодовку ввиду наличия негативных последствий для его здоровья. На момент окончания беседы с К. он выдвигал требование пересмотра решения административной комиссии, постановившей поместить его в карцер на несколько суток. При этом в медкарте К. имеется медзаключение, подписанное начальником медчасти, что мед противопоказаний содержания К. в карцере нет.
  5. По поводу причин применения к нему физической силы К. пояснил, что считает ее применение неправомерным, поясняет, что его избивали утром 4 февраля во время утреннего обхода в ответ на его жалобы по поводу несоблюдения норм пищевого довольствия и несвоевременных выводов в санчасть. Говорит, что били примерно шестеро сотрудников (один из сотрудников при этом уточнил, что избивавших было пятнадцать. В ответ на просьбы членов ОНК представиться этот сотрудник отказался себя назвать). К. рассказал, что его повалили на пол лицом вниз, заломили при этом руки за спину. Наручники не надевали. Били ногами, обутыми в ботинки по всем частям тела. К. утверждает, что есть свидетели его избиения из числа заключенных
  6. К. передал членам ОНК жалобу, с просьбой направить ее копию в прокуратуру.
  7. После беседы с членами ОНК в медчасти К. был снова водворен в камеру № 202, где подготовил и передал членам ОНК жалобу, с просьбой направить ее копию в прокуратуру. При передаче жалобы К. повернулся и наклонился за ней, при этом, находясь спиной к унитазу, нечаянно задел его крышку, которая упала в унитаз и разбилась. ОНК отмечает крайне стесненные условия в этой камере и других подобных одиночных камерах СИЗО-1
  8. В камере 201 находился заключенный О., который также был помещен в «карцер» 4 февраля. На причину помещения в «карцер» О. не жаловался, однако повторил свою предыдущую жалобу, озвученную им членам комиссии при посещении 27 января. О. говорит, что для него является пыткой постоянно очень громко звучащее радио. Накануне по радио СИЗО целый день «гоняли» две песни на обычном для СИЗО-1 громком звучании. О. заявил, что радио СИЗО-1, где он содержится долгое время, является для него самым тяжелым испытанием (под следствием О. находится больше полутора лет (с 17 июня 2012г.), из почти год – в СИЗО-1 (с 25 февраля 2013 г.).
  9. В камере 200 находился заключенный С., который также был помещен в «карцер» 4 февраля. Был на голодовке. Во время посещения ОНК заявил, что голодовку снял. С 5 до 10 утра четвертого февраля в камере не было отопления, холодно было настолько, что изо рта С. шел пар. На возражения С., что помещать его в такие условия бесчеловечно, сотрудники не отреагировали.

С. считает, что был помещен в карцер незаконно. Опасается, что следствием его незаконного водворения в карцер будет являться и незаконный перенос краткосрочного свидания с гражданской женой.

С также пожаловался, что его предыдущие свидания с женой, следующее – с матерью, были незаконно ограничены администрацией СИЗО-1 полутора часами, при этом полагает, что продолжительность свидания должна быть три часа.

Члены ОНК приняли у С. жалобу, копию которой он просил направить в прокуратуру для рассмотрения, ссылаясь на то, что «жалобы из СИЗО-1 «не уходят».

Наблюдения членов ОНК общего порядка: Подозреваемые и обвиняемые крайне слабо проинформированы о своих правах и правилах содержания под стражей.

Сотрудники крайне слабо ориентируются в нормах и принципах соблюдения прав человека в местах принудительного содержания.

В отношении членов ОНК при проведении посещений сотрудниками СИЗО-1 постоянно нарушается Закон ФЗ 76 от 10.06.2008: ожидание пропуска в СИЗО (с октября 2013 по январь 2014) на морозе, проводится незаконный досмотр членов ОНК и их личных вещей, под надуманными предлогами сотрудники СИЗО-1 не допускают членов ОНК к посещению СИЗО или отдельных его помещений (начинается обед, отбой, смена караула, проводится обыск, усиление из-за выпавшего снега и т.д.), фальсифицируются протоколы, запрещается членам ОНК пронос в СИЗО фотоаппаратов и измерительной техники, заявленной в уведомлении о посещении, в случаях, если пронос фотоаппарата не запрещен, то запрещалась съемка внутри помещений, например, сломанной раковины или кровати с развешанным на ней постиранным бельем, применяется физическая сила с причинением телесных повреждений.

Сотрудники СИЗО-1 допускают оскорбления и угрозы в адрес членов ОНК и их семей. Причем принесенное впоследствии письменное извинение «за возможно причиненные обиды» демонстрирует, что угрозы, высказанные офицером УФСИН, остаются в силе. Перед членом ОНК Бекханом Плиевым этот офицер, служивший на Кавказе, так и не извинился ни устно, ни письменно.

Вывод: в учреждениях УФСИН РФ по Мурманской области в той или иной степени не соблюдается стандарт физической неприкосновенности. Есть основания полагать, что применение пыток не исключено. Однако записи в журналах о происшествиях и в медицинских журналах, в проверенных ОНК случаях ведутся (в отличие от видеозаписей). Руководство большинства учреждений адекватно реагирует на замечания ОНК, предпринимает усилия для исправления ситуации. Руководство УФСИН РФ по Мурманской области постоянно откликается на предложения о проведении семинаров по правам человека, что в целом позволяет надеяться на возможность эффективного расследования и дальнейшей профилактики пыток.

Стандарт физической неприкосновенности в большей степени не соблюдается в СИЗО-1 Мурманска, поскольку все здания СИЗО-1 по многим параметрам технически небезопасны и не приспособлены для содержания 364 полагающихся по установленному лимиту заключенных. Наличие в СИЗО-1 камер с пыточными условиями содержания – одиночных «карцеров», а также специальных камер (просмотрового типа и резиной камеры) само по себе, и из-за недоступных для общественного контроля условий их использования, особенно при временном руководстве неуравновешенного начальника в период октябрь – последняя декада января 2014 года, приводит к выводу о необходимости закрытия СИЗО-1 для дальнейшего использования и строительство нового здания. Временной альтернативой может быть принятие комплекса срочных мер.

Основные рекомендации:

  1. Проработать вопрос о разработке системы, позволяющий осуществлять ежедневный контроль УФСИН России по Мурманской области за наполняемостью камер в СИЗО -1 (СИЗО-2), контролировать количество спальных мест, учитывать перемещение подозреваемых и обвиняемых. Под контроль должны попадать общие камеры, специальные камеры, одиночные камеры (карцеры), а также камеры сборного отделения, камеры медицинской части, прогулочные камеры.
  2. Засчитывать один день содержания в следственном изоляторе за два дня отбывания наказания в виде лишения свободы.
  3. Проработать вопрос о возможности перевода примерно трети подозреваемых и обвиняемых, направляемых в СИЗО-1, в другие следственные изоляторы без ущерба для организации проведения расследования и рассмотрения дел в судах, с подготовкой предложений о необходимости изменений в действующее законодательство.
  4. Срочно приступить к строительству нового корпуса СИЗО-1 по нормам проектирования СИЗО и тюрем Федеральной службы исполнения наказаний СП 15-01-2011 (с учетом требований, изложенных в пилотном постановлении ЕСПЧ по делу Ананьев и другие против России к сантехническим приборам и их размещению; увеличению нормы площади прогулочного двора - до 6 кв. м на одного подозреваемого и обвиняемого, но не менее 20 кв.м.; расположения прогулочных дворов на уровне первого (цокольного) этажа с обеспечением доступа солнечного освещения со стороны крыши не менее, чем на 2/3; установления площади одноместных камер - не менее 6 кв. м; увеличения количества душевых сеток, обеспечивающих соблюдение требований при одновременной помывке всех подозреваемых и обвиняемых или осужденных камеры с максимальным наполнением; введения в состав режимных корпусов дополнительных помещений - комнаты психолога, помещения групповой психологической работы, постирочной с сушилкой личного белья). Предусмотреть также введение дополнительных помещений для конференцсвязи с залами судебных заседаний с возможностью присутствия рядом с заключенным адвоката (представителя) и присутствия публики.
  5. Учитывая всемирно признанный передовой опыт строительства пенитенциарных учреждений, давние устоявшиеся добрососедские связи Мурманской области и Норвегии, интерес целого ряда норвежских делегаций к условиям содержания и отбывания наказания в местах лишения свободы, привлечь к проектированию и строительству жилой зоны СИЗО 1 норвежских специалистов в качестве консультантов или участников строительства.
  6. До строительства и ввода в эксплуатацию нового здания СИЗО в целях  прекращения нарушения прав заключенных в СИЗО-1 г. Мурманска  неисполнением норм минимальной площади для их содержания, улучшения условий размещения подозреваемых и обвиняемых необходимо:

а) срочно добиться изменения лимита наполнения СИЗО-1 г. Мурманска и внесения соответствующих изменений в приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 9 октября 2010 г. № 257 «О создании и ликвидации следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы и утверждении перечней следственных изоляторов и тюрем уголовно-исполнительной системы» (в редакции приказа Минюста от 22 апреля 2011 года N 134).

б) немедленно приступить к строительству пятнадцати прогулочных двориков площадью от 20 кв. м. каждый (для обеспечения права на не менее чем часовую прогулку существующего на сегодняшний день лимита содержания заключенных)

в) немедленно перевести комнату длительных свиданий из подсобного складского помещения.

5. Администрации следственного изолятора:

- проводить фото и (или) видеофиксацию всех заключенных:

а) поступивших в СИЗО-1 (СИЗО-2) с телесными повреждениями;

б) выявленных в СИЗО с телесными повреждениями, полученными по любым причинам во время пребывания в учреждении, в случаях а) и б) наряду с описанием в медкарте этих повреждений направлять в правоохранительные органы  заявления обо всех случаях поступления в СИЗО лиц со следами побоев, а также выявленных во время пребывания в СИЗО, проработать вопрос о продлении срока хранения указанных видеозаписей до года, приобщать фото и видеоматериалы (копии) с фиксацией телесных повреждений к материалам личного дела заключенного с приобщением к материалам письменных объяснений заключенного об источнике полученных повреждений и выпиской из медкарты;

- создавать условия для привлечения подозреваемых и обвиняемых к труду;

- разработать меры по стимулированию заключенных, имевших опыт приема наркотиков, к освобождению от наркотической зависимости;

- своевременно информировать заключенных о допуске или отводе защитника (адвоката) от участия в их уголовном деле;

- предусмотреть возможность создания подозреваемым и обвиняемым, которые содержаться с нарушением норм жилой площади, улучшенных материально-бытовых условий, а также предоставление им других компенсаций;

- предусмотреть систему мер по недопущению превышения покамерного лимита наполнения и сроков пребывания заключенных в СИЗО;

- проработать вопрос о возможности проведения мероприятий по использованию иных помещений (не камер) для пребывания лиц, содержащихся под стражей (спортивных площадок, расположенных на территории СИЗО, спортзалов в помещениях, расположенных на режимной территории СИЗО, комнат психологической разгрузки, расположенных в режимном корпусе, помещений учебных классов, привлечения подозреваемых и обвиняемых к труду на строительных и хозяйственных работах по благоустройству территории СИЗО;

- совместно с государственными или муниципальными органами исполнительной власти, осуществляющими деятельность в сфере образования, обеспечивать несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым получение образования по программам начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования;

- проработать вопрос об укомплектовании библиотеки СИЗО юридической литературы и системе учета ее распределения среди заключенных;

- наладить работу по паспортизации (документированию) заключенных;

- оборудовать помещения для конфернцсвязи с судами столами для размещения материалов по делу, канцелярскими принадлежностями, недостающими вешалки для верхней одежды. Отгородить место для размещения адвоката (представителя) и публики.

- проработать вопрос о времени перерывов в судебных заседаниях, проводимые по конференцвязи, проинформировав суды о ежедневно проводимом режимном мероприятии - перерыве на время обеда в СИЗО-1 (с 12.00 до 14.00);

- проработать вопрос о возможности увеличения пропускной способности банно-прачечного комплекса для организации проведения 2 раза в неделю санитарной обработки мужчин, содержащихся под стражей в СИЗО;

- организовать проверку соответствия установленным требованиям оконных рам в СИЗО, по результатам осуществить мероприятия по ремонту оконных рам, замене стекол, а также их утепления в целях поддержания надлежащего температурного режима в камерах;
- организовать проверку соответствия установленным требованиям освещенности камер и других помещений в СИЗО, по результатам осуществить мероприятия по установке дополнительных приборов освещения;

- оптимизировать штат сотрудников СИЗО, обеспечив наблюдение за заключенными надзирателями одного с ними пола;

- установить в каждой камере радиоприемники с возможностью регулирования их громкости изнутри камер;

- выдавать для уборки камер  и другой работы орудия труда, не унижающие человеческое достоинство;

- использовать для прогулок и занятий спортом заключенных спортплощадку, имеющуюся во дворе СИЗО, спортзал в административном корпусе СИЗО на режимной территории, в первую очередь для несовершеннолетних, больных хроническими легочными или аллергическими заболеваниями, пожилых и беременных;

- разработать и внедрить методику выдачи заключенным документа (например, отрывного талона), подтверждающего факт приема у заключенного жалобы, обращения, заявления;

- организовать для библиотеки СИЗО сбор юридической литературы, предусмотреть четкую систему учета, выдачи и возврата такой литературы  (покамерной и индивидуальной).

- организовать диетпитание заключенных, имеющих ограничения: вегетарианцев, веганов, а также имеющих ограничения в связи с вероисповеданием, беременных, начиная с ранних сроков беременности и т.д.

- выдавать заключенным, временно направляемым в ИВС, одноразовую посуду;

- организовать прием посетителей и родственников заключенных в боле доступном для них месте (без прохода через КПП с необходимостью оформления пропуска);

- отремонтировать туалет для посетителей.

6. Администрации СИЗО-1 (а также СИЗО-2, ИК и КП) совместно с УФСИН обеспечить максимально широкое распространение и углубленное изучение сотрудниками учреждения всех постановлений Европейского Суда по делам против России и по прецедентным делам против других стран, касающихся вопросов, поднятых, в частности,  в «пилотном» постановлении «Ананьев и другие против России».

7. Администрации СИЗО-1 (а также СИЗО-2, ПФРСИ, ИК-16) информировать общественность, членов ОНК о случаях продления свыше 6 месяцев содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, с целью дальнейшего обращения в  СК России по Мурманской области о постановке на контроль случаев продления процессуальных сроков от 6 месяцев до 12 месяцев и свыше 12 месяцев с позиции обеспечения полноты расследования и соблюдения принципов «разумности» соответствующих процессуальных сроков, а также обращения в суды, органы прокуратуры в целях учета информации о фактической наполняемости СИЗО при инициировании и рассмотрении вопроса об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу и разъяснений, изложенных в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда от 10 октября 2003 г. № 5.

8. УФСИН, ФСИН

8.1. Обеспечить включение в 2014 г и в 2015-2016 гг. в учебные планы, программы обучения, повышения квалификации и профессиональной подготовки (переподготовки), стажирования кадров (в том числе кадрового резерва) подведомственных органов и учреждений УИС, вопросы изучения международных стандартов, практики Европейского Суда и опыта других стран по обеспечению взвешенного подхода к  обеспечению соблюдения прав человека, в частности надлежащих условий содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых.

8.2. Осуществить соответствующие учебные мероприятия: повышения квалификации и профессиональной подготовки (переподготовки), стажирование. Организовать проведение ряда обучающих мероприятий, а также  проверку знаний сотрудниками базовых принципов и норм, концепции прав человека, совместно с членами ОНК, членами Экспертного Совета по правам человека при Уполномоченном по правам человека в РФ, членами Совета по правам человека при Президенте РФ, депутатами Мурманской областной Думы.

8.3. В свете правовых позиций Европейского Суда, изложенных в постановлениях, в которых констатированы нарушения статей 3 и 5 ЕКПЧ, проработать вопрос о необходимости совершенствования соответствующей правоприменительной практики с внесением, при наличии оснований, предложений по  корректировке нормативной правовой базы.

8.4. Осуществлять рекомендуемые мероприятия в соответствии с «пилотным» постановлением ЕСПЧ по делу Ананьев и др. против России.

V. Нарушения прав при нахождении заключенных в помещениях судов

  1. Жалобы на невозможность разогреть сухпаек и отсутствие стола для приема пищи.
  2. Жалобы на отсутствие перерыва на обед при рассмотрении дела судом
  3. Жалобы на отсутствие столов и канцелярских принадлежностей для работы с материалами дела в камерах конвойного помещения суда.
  4. Жалобы на отсутствие столов и канцелярских принадлежностей для работы с материалами дела в камере (клетке) зала суда.
  5. Жалобы на отсутствие возможности (ограничение) приема необходимых лекарств.
  6. Жалобы на отсутствие вешалок для верхней одежды в камерах конвойного помещения суда.
  7. Конвоиры полицейские в зале суда зачастую не имеют нагрудных знаков, в нарушение ФЗ «О полиции».
  8. Жалобы на отсутствие столов и канцелярских принадлежностей для работы с материалами дела в камерах в залах суда
  9. Жалобы на отсутствие возможности проверки членами ОНК условий содержания заключенных в конвойных помещениях судов.

Рекомендации:

  1. Проработать вопрос о доступе ОНК для контроля соблюдения прав человека в камерах конвойных помещений судов
  2. Оборудовать камеры конвойных помещений судов столами для работы с материалами дела (приема пищи) и вешалками для верхней одежды. Выдавать заключенным канцтовыры для работы с материалами дела.
  3. Оборудовать столами и выдавать канцелярских принадлежностей для работы с материалами дела в камерах в залах суда.

VI. Нарушения прав при перевозке заключенных

  1. Жалобы на перевозку в одиночных боксах автозаков в наручниках, застегнутых сзади. При этом в такой ситуации оказываются больные, имеющие повреждения рук и т.д. В основном такие нарушения допускает конвой, в составе которого имеются женщины полицейские.
  2. Жалобы на отсутствие ремней безопасности при перевозках.
  3. Жалобы на скучность людей в общих камерах при перевозке автозаками
  4. Жалобы на перевозку в одиночных боксах автозаков размером  около и менее 0,5 кв.м.
  5. Жалобы на отсутствие окон в автозаках и вагонзаках.
  6. Жалобы на необоснованные многочасовые задержки (стоянки) при перевозках в автозаках, на невозможность пользования туалетом во время стоянок.
  7. Жалобы на непредоставление спального места в ночное время при перевозке вазонзаком
  8. Жалобы на не вывод в туалет при долгих стоянках вагонзака. (Самые большие по времени стоянки в СП б (до 12 часов). При этом не вывод в туалет может составлять 14 часов, с учетом покамерной очереди вывода в туалет после стоянки).
  9. Жалобы на перевозку лежа на полу автозака после избиения полицейскими с руками, застегнутыми наручниками сзади (Б. и Р. Мурманск).
  10. Конвоиры полицейские зачастую не имеют нагрудных знаков, в нарушение ФЗ «О полиции».

 

Рекомендации:

  1. Переоборудовать автозаки, увеличив площадь одноместных боксов до минимально допустимой (более 0,8 кв.м).
  2. Оборудовать все посадочные места в автозаках ремнями безопасности.
  3. Не допускать  перевозку лиц в одиночных боксах в наручниках, застегнутых сзади.
  4. Сделать доступными для проверки ОНК записи в перевозочную ведомость, содержащую сведения о количестве лиц, перевезенных в автозаках и вагонзаках.
  5. Проработать вопрос об оптимизации маршрутов конвоирования подозреваемых и обвиняемых из следственных изоляторов в суды и следственные органы и обратно в целях исключения необоснованных задержек в пути.
  6. Проработать вопрос об оптимизации маршрутов конвоирования в вагонзаках с целью недопущения многочасовых стоянок.
  7. Проработать вопрос об оснащении службы конвоирования вагонзаками, имеющими биотуалет, камеры – купе, оборудованные окнами и искусственным освещением, соответствующим нормативам при перевозке людей.
  8. Проработать вопрос об оснащении службы конвоирования автозаками, имеющими биотуалет, окна, систему обогрева и освещения, соответствующие нормам.
  9. Обеспечить наличие у полицейских из службы конвоирования нагрудных жетонов.
  10. Обеспечить включение в 2014 г и в 2015-2016 гг. в учебные планы, программы обучения, повышения квалификации и профессиональной подготовки (переподготовки), стажирования кадров (в том числе кадрового резерва) полицейских изучение базовой концепции прав человека и решений ЕСПЧ, касающихся применения пыток и жестокого, унижающего человеческое достоинство обращение или наказание.
  11. Проработать вопрос о дальнейшей оптимизации маршрутов конвоирования подозреваемых и обвиняемых из следственных изоляторов в суды и следственные органы и обратно в целях исключения необоснованных задержек в пути.

Общие рекомендации:

1. Создать региональную рабочую группу из представителей УФСИН, УМВД, УФСБ, Минобороны, ОНК, прокуратуры, УПЧ на которой рассмотреть вопросы совершенствования деятельности общественных наблюдательных комиссий и механизмов устранения выявленных ими нарушений прав человека осужденных и лиц, содержащихся под стражей. Результаты деятельности рабочей группы учитывать при осуществлении работы по исполнению «пилотного» постановления «Ананьев и другие против России».

Рабочей группе (см. п. 1)

1.1. Готовить сообщения и рекомендации по оценке ситуации с пытками в Мурманской области в ежегодный доклад Уполномоченного по правам человека в Мурманской области (http://ombudsman.gov-murman.ru/information/report.html, предусмотрев раздел «Пытки»).

1.2. Подготовить предложения в целях создания эффективных национальных средств правовой защиты от нарушений, связанных с ненадлежащими условиями содержания под стражей и в местах отбытия наказания.

1.3. Публиковать сведения и статотчетность о практике рассмотрения судами общей юрисдикции жалоб на ненадлежащие условия содержания под стражей и о компенсации материального ущерба и морального вреда в связи с соответствующими нарушениями. Опубликовать соответствующую форму статистической отчетности.

1.4. Направить субъектам законодательной инициативы, УПЧ, ОП, РФ предложения по включению в перечень мест принудительного содержания, доступных для проверки членами ОНК:

- конвойных помещений судов;

- автозаков и вагонзаков (при их отправке или прибытии в пункты отправления (назначения) во время доставки заключенных));

- психиатрических стационаров;

- специальных учреждений Федеральной миграционной службы для содержания (пребывания) иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению за пределы РФ в форме принудительного выдворения за пределы РФ, депортации или реадмиссии.

1.5. Выйти с предложением о внесении в профессиональные стандарты такого стандарта профессии полицейского, сотрудника подразделений ФСИН, Минобороны, ФСБ, ФСКН, ФМС и т.п., как «знание базовой концепции прав человека и основных (пилотных) решений ЕСПЧ, принятых в отношении заключенных России».

Неправительственное сообщение открыто для подписания представителями НКО и активистами

Член ОНК Мурманской области,

член Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ в 2013 г.,

Гражданский уполномоченный по правам человека в Мурманской области от Общероссийского Движения «За права человека»

Ирина Пайкачёва

* Настоящее Время выполняет функцию иностранного агента. Мы ставим эту пометку по требованию Минюста и Роскомнадзора. Мы не согласны с законами, обязывающими делать эту маркировку.
Материалы по теме
Мнение
5 май
Евгений Писарев
Евгений Писарев
5 мая не только день памяти советской печати, но и день рождения Карла Генриха Маркса
Мнение
30 апр
Нисон Руппо
Нисон Руппо
С разбитым сердцем сообщаю, что ночью на праздновании Лаг Баомера на горе Мерон в давке погибло 44 человека
Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
9 июл 2014 02:11

В ИК№17 с комнатами длительного свидания большой «дефицит», на основании этого «дефицита» коррупция идет полным ходом в 80% длительные свидания можно получить только за деньги и не только на трое суток могут и на шесть суток предоставляются длительные свидания, и не только родственникам осужденных, но и оплаченному «контингенту в юбках» им свидания предоставляют без предоставления каких-либо документов подтверждающих родство. В этих случаях родство подтверждается купюрами, а родственники осужденных без платно не могут получить длительное свидание годами из – за очень большой очереди в КДС.
За предоставления длительного свидания в 2013году мне пришлось заплатить сотрудникам колонии решающим эти вопросы не маленькую сумму, за свидание в 2014году я платить не стала и в предоставлении свидания мне было отказано, из – за отсутствия документов подтверждающих родство с осужденным, хотя такой документ в администрацию колонии был предоставлен еще в 2013году.
По поводу отказа мной направлялось обращение в ОНК Мурманской области, членами ОНК данный вопрос был направлен в УФСИН по Мурманской области на что, господин Чернов ответ в ОНК предоставить не может и вообще отказывается общаться по этому вопросу.

Ирина Пайкачева
8 сен 2014 11:22

Близкими людьми одного из осужденных ИК 17 подано в суд заявлении об оспаривании немотивированного отказа гражданской супруге, приезжавшей к нему на ДС из другого региона ранее, в предоставлении длительного свидания.
ОНК Мурманской области будет следить за ходом этого судебного процесса.
ОНК также готова наблюдать за судебным процессом в случае подачи заявления на несвоевременное предоставление ДС.
Вопрос о несвоевременном предоставлении ДС поднят ОНК и в этом Неправительственном сообщении НС). Получен ответ от УФСИН РФ по поводу этого НС, который будет опубликован в 7х7 после сканирования.

Ирина Пайкачева
27 сен 2014 12:25

Первое заседание состоялось 25 сентября.

Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
СиловикиПрава человекаТюрьмыОНКСудОбщество
Хватит читать
Москву!
Хватит читать Москву!
Подпишись на рассылку
о настоящей жизни в российских
регионах
Подпишись на рассылку о жизни в регионах
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!