Республика Коми
Марк Каганцов Марк Каганцов Республика Коми 30

Интересная история о Сталине и концерте Моцарта N23

В последние годы жизни Сталин все больше смахивал на безумца. Росла и его суеверность. Один мой приятель, музыковед, соседствовал по квартире с охранником Сталина. Мужик сначала отнекивался. Потом выпил, разговорился. Работа была хорошо оплачиваемая. Он патрулировал московскую дачу Сталина. Зимой - на лыжах, летом - на велосипеде.

Для увеличения нажми на меня!

Они бесконечно кружили вокруг. Жаловался, что от этого начинает кружиться голова. Вождь за пределы дачи не выходил. А когда показывался, вел себя, как одержимый манией преследования. Все смотрел по сторонам. Оглядывался, озирался. Целыми днями никого к себе не подпускал. Он много слушал радио.

Однажды Сталин позвонил в Радиокомитет, где заседали руководители нашего радиовещания. И спросил, есть ли пластинка фортепианного концерта Моцарта N23, которую он слушал по радио накануне. "Играла пианистка Юдина,"- добавил он. Сталину отрапортовали, что, конечно, есть. На самом деле ее не было. Концерт передавали из студии. Но Сталину смертельно боялись сказать нет. Никто не знал, какие будут последствия. Жизнь человеческая ничего не стоила. Можно было только поддакивать. А поддакивать надо было сумасшедшему.

Сталин велел, чтобы пластинку с концертом Моцарта в этом исполнении доставили к нему на дачу. В Радиокомитете паника. Вызывают Юдину. Собирают оркестр. Ночью устраивается срочная запись. Все тряслись от страха. Кроме Юдиной - ей море по колено. Она позднее рассказывала, что дирижера пришлось отправить домой. Он от страха ничего не соображал. Вызвали другого. Но и этот дрожал и только оркестр сбивал. Только третий оказался в состоянии довести запись до конца. Думаю, это уникальный случай в истории звукозаписи. Факт смены трех дирижеров в течение одной записи. К утру она была готова. На другой день изготовили единственный экземпляр пластинки. В исторически кратчайшие сроки. И отправили ее Сталину. Это тоже был рекорд. Рекорд подхалимажа.

Вскоре Юдина получила конверт, в который было вложено 20 000 рублей. Ей сообщили, что это сделано по личному указанию Сталина. Тогда она написала Сталину письмо. Рассказ ее звучал неправдоподобно. Но она никогда не лгала. А писала она следующее: "Я буду о вас молиться денно и нощно и просить Господа, чтобы он простил Ваши прегрешения перед народом и страной. А деньги я отдала на ремонт церкви". С Юдиной ничего не сделали. Сталин промолчал. Утверждают, что пластинка с моцартовским концертом стояла на его патефоне, когда его нашли мертвым.Книга о Марии Вениаминовне, в которой описан известный факт так и названа: “Фортепианное евангелие Марии Вениаминовны Юдиной”.
История свидетельствует: в 1942-м году, после прослушанного Сталиным по радио 23-го концерта Моцарта в исполнении М.В.Юдиной (той же ночью записанного на пластинку специально для него), число заключенных Гулага уменьшилось на треть. Сталин принял решение единолично, не собирая заседаний политбюро, комиссий или советов.
Юдина запретила Гулаг.
Вот что может музыка…

Мария Вениаминовна Юдина

 
Юдина Мария Вениаминовна    (1899—1970)
Современники обычно редко знают гениев, с которыми живут рядом, — исторические, почившие в бозе знаменитости гораздо понятнее и милее. О них уже составлено мнение, они уже мирно заняли свою нишу в здании человеческой культуры, их авторитет незыблем. Иное дело — те, кто ушёл от нас недавно и в силу этого мало известен широкой публике. О них ещё нужно спорить, их имена ещё ждут своей очереди у иерархической лестницы. Однако есть среди претендентов в гении бесспорные личности. К таким необсуждаемым великим принадлежит и Мария Юдина. Её гениальный дар пианистки не вызывает сомнений, но Юдину ещё справедливо называют «художником эпохи Возрождения». Она была не только гениальным музыкантом мыслителем, но и энциклопедистом в полном смысле этого слова, человеком сильным, страстным, не похожим ни на кого, на редкость смелым и энергичным. Конечно, Юдина блистала у рояля всеми теми качествами, которые требовались профессиональному пианисту, её техника впечатляла крепостью, чеканной пластичностью и так далее, и так далее. Но великим художником Марию Вениаминовну сделала не «набитая» рука, а уникальная личность, сложное мировоззрение.
Юдина выделялась во всём. По своему формировала репертуар, одевалась не так, как другие, по своему держалась на сцене, отличалась интерпретацией классиков, иначе обращалась с роялем. Игру Марии Вениаминовны характеризовали крайности. Она любила предельные темпы, вела медленные места медленнее, быстрые — быстрее обычных. Она могла иной раз начать «гвоздить» какой нибудь музыкальный эпизод с таким беспощадным, не признающим меры упорством, которое отпугивало даже преданных её почитателей. Некоторые принимали это за оригинальничание, не беря в толк, что гениям оригинальность присуща по определению, как когда то метко заметил один русский поэт, если бы кошка в зоопарке увидела кенгуру, то ни за что бы не поверила, что такое возможно, и решила бы, что это обыкновенная кошка, которая нарочно притворяется.
Возможно, свою незаурядность Мария унаследовала от отца, который, несмотря на отчаянную бедность своего семейства, закончил медицинский факультет у Склифосовского, а вернувшись в родной город Невель, стал одним из самых уважаемых и известных врачей захолустной еврейской провинции. Вениамин Гаврилович представлял тот тип земского врача, который описан в русской литературе как образец настоящего интеллигента. Он не только лечил, но и беспрестанно хлопотал об общественной пользе — участвовал в открытии школ и больниц, строил артезианские колодцы, читал лекции. Энергией он обладал неумеренной, бескомпромиссность его не знала пределов — самого губернатора он однажды спустил с лестницы. Но если характером Мария вышла в отца, то музыкальные способности передались ей от матери. Одна из учениц Антона Рубинштейна, жившая тогда в Витебске, заметила талант Маруси и предложила свои услуги по обучению девочки. Эта блестящая пианистка — женщина обеспеченная — никогда не брала учеников и сделала исключение только для неё.
Юность Маруси пришлась на самые бурные революционные годы, но подобные катаклизмы, казалось, созданы именно для её натуры. Чем только не увлекалась молодая Юдина. Училась на трехмесячных курсах руководителей детских площадок, штудировала философию — вместе с М. Бахтиным и Л. Пумпянским они устраивали ещё в Невеле «философские ночи», — «ходила в народ». Один из таких походов едва не кончился для Марусиного таланта плачевно. На жатве она разрезала руку у основания большого пальца настолько глубоко, что палец держался на сухожилии К счастью, Юдина смолоду отличалась завидным здоровьем и каким то чудом палец зажил настолько, что мастерство Марии не пострадало. В 1917 году Юдина даже была секретарём народной милиции в Петрограде. В консерваторию, где она училась, Маруся таскала с собой папки дел и вываливала их на стол рядом с партитурами. Один из уважаемых профессоров, глядя на революционную студентку, в ужасе восклицал: «Мария Вениаминовна! Что же, в конце концов, у нас здесь дирижёрский класс или милицейский стол?»
Однако бесовство эпохи не смогло сбить с пути истинный талант Юдиной. В 1921 году она закончила Петербургскую консерваторию в звании лауреата. Основатель консерватории Антон Рубинштейн завещал любимому детищу капитал, на проценты которого ежегодно приобретался рояль, присуждавшийся лучшему выпускнику. Но было обязательное условие — кандидат должен быть достойным и непременно… один. Впервые художественный совет консерватории счёл необходимым нарушить завет Рубинштейна и присудил два рояля — Юдиной и Владимиру Софроницкому. Кстати, по мистическому совпадению после такого своеволия премии больше не выдавались — советская власть уничтожила традицию.
Преподавательскую деятельность Мария Вениаминовна начала в двадцатидвухлетнем возрасте, но несмотря на молодость, авторитет её в музыкальных кругах был большим. О ней говорили, как о выдающейся пианистке и талантливом педагоге. Она появлялась в консерватории в необычном длинном платье, напоминающем балахон, и, казалась, не артисткой, а скорее, монахиней. Её игра гипнотизировала властной убеждённостью и волей. Говорят, что в исполнении Юдиной никогда не прослушивалось ничего женственного, нежного или грациозного. В её руках были заключены нечеловеческие силища и энергетика: широкая пясть с большими расставленными пальцами походила при игре на хватку орлиной лапы.
Масштаб её личности воплощался не только в грандиозности исполнения, но и в обширности того немузыкального материала, который Юдина использовала. Она любила ассоциации со знаменитыми произведениями литературы, искусства, архитектуры. Высказывание: «архитектура — это застывшая музыка» оказалось настолько близким для неё, что Мария Вениаминовна совершенно серьёзно в годы гонений, когда вынуждена была уйти из консерватории, решила заниматься зодчеством. К счастью, её на время приютили тбилисцы.
Мощным стимулом творчества Юдиной стала вера. В юности Маруся, поступая вопреки революционной моде, окрестилась в православную веру и всю жизнь оставалась фанатично преданной христианкой. Однажды, увлёкшись философскими идеями отца Павла Флоренского, она написала ему письмо, на которое он ответил приглашением встретиться. Знакомство с выдающимся русским мыслителем продолжалось вплоть до ареста Флоренского, а потом закрепилось дружбой с его семьёй. Однако для Юдиной религия не стала лишь очередным теоретическим отделом человеческой культуры, христианское подвижническое служение составляло — как и музыка — соль её жизни. Мария Вениаминовна как то подсознательно и простосердечно, не рассуждая, осуществляла на деле идеалы православной соборности — «общиной» был для неё, пожалуй, весь мир.
Она совершенно равнодушно относилась к материальному благополучию, раздавала страждущим свои гонорары, ссужала деньги на отправку в лагеря и ссылки, во время войны за счёт её пайка питалось несколько семей; бывало, не задумываясь, она занимала, чтобы этими взятыми в долг деньгами распоряжаться так, как ей подсказывало сердце. Она оделяла ими попавших в беду и лишения. Художница А. Порет рассказывала, что однажды Юдина пришла к ней, ведя за руку существо с чёрными глазами, и, наскоро объявив, что девочке негде жить, — родители уехали в Сибирь — попросила оставить ребёнка на шесть дней. Шесть дней превратились в шесть лет.
О пренебрежении Юдиной к одежде и быту ходят легенды. Зимой и летом Мария Вениаминовна носила кеды, что приводило в ужас окружающих; в самую холодную погоду Юдина неизменно появлялась в лёгком, стареньком плаще. Нормальная же сезонная обувь немедленно дарилась. Купленная для неё митрополитом Ленинградским Антонием шуба принадлежала Марии Вениаминовне всего три часа.
Однажды она явилась на ответственный концерт в домашних меховых тапочках. Известный немецкий дирижёр Штидри выпучил глаза и долго смотрел то на лик, то на ноги пианистки, потом воскликнул: «Но фрау Юдина!» Пришлось на два часа выпросить приличные туфли у кассирши. До глубокой старости прославленная пианистка не имела своего угла. В снимаемых комнатах она обычно не уживалась. Платила хозяевам, переезжала, перевозила рояль и через три дня покидала квартиру. Жила в прихожих у друзей, спала, в буквальном смысле, в ванной. Она объясняла свою бездомность тем, что не желала мешать другим, у чужих ей неудобно было играть по ночам. Но её скитальчество объяснялось необъяснимым для простых смертных образом жизни гения.
Из всех городов Юдина больше всего обожала Петербург, она возила с собой везде маленькую картинку с изображением Медного всадника и непременно во время концерта укладывала на рояле носовой платочек и эту картинку. Но когда в её любимом городе началась страшная волна репрессий, один из «высоких хозяев» Ленинграда, её однофамилец, её поклонник, предупредил Юдину об аресте. Рано утром следующего дня она навсегда уехала в Москву.
О её личной жизни известно совсем немногое. Вероятно, потому что и не было никакой личной жизни. Сама Мария Вениаминовна рассказывала подруге, что в юности влюбилась в дьякона, а в зрелости будто бы повстречала талантливого авиаконструктора, с которым она была помолвлена. Но жених уехал в горы и не вернулся, а Мария Вениаминовна так и осталась одинокой. История эта очень походила на складный миф и представлялась особенно удобной для отпугивания потенциальных ухажёров. Любое проявление мужской нежности вызывало у Юдиной возмущение, что объяснялось якобы вечной верностью погибшему. Впрочем, женская гениальность и личная жизнь — «вещи несовместные». Трудно себе представить Марию Вениаминовну, которая «приросла к роялю», обременённой многочисленным семейством.
Работоспособность Юдиной поражала. Ещё будучи студенткой консерватории, она настолько «переиграла» руки, что вынуждена была взять отпуск и на какое то время прекратить занятия на фортепьяно. Правда, и тогда неутомимая Марусенька не смогла сидеть лентяйкой — она стала работать в детском саду и возвращалась по вечерам такой утомлённой, что всякий раз засыпала прежде, чем сестра успевала подать ей тарелку супа. Юдина вообще никогда ничего не умела делать вполсилы, «абы как». Та же А. Порет вспоминала, что однажды Юдина пригласила их с подругой к себе в гости и стала играть новую программу. «Мы сидели… на маленьком диванчике… и, не дыша, слушали… Она попросила зажечь лампу, закрыла её тёмным куском материи, и мы видели только её освещённый профиль и руки. Потом она вдруг прекратила игру и попросила дать ей платок или полотенце. Когда я подошла к роялю, то увидела, что клавиатура была забрызгана кровью. Оказалось, что пальцы у неё треснули на кончиках от холода и не заживали, так как она работала по много часов в день, иногда и по ночам».
Заслуга Юдиной перед русской культурой неоценима ещё и потому, что именно она познакомила отечественного слушателя со многими выдающимися композиторами Запада. Она (без преувеличения) приложила героические усилия в борьбе с косным советским чиновничеством, чтобы в России прозвучала музыка Хиндемита, Оннегера, Кшенека, Мессиана. Только благодаря Юдиной на родину вернулись произведения И. Стравинского. Не знавшая ни в чём меры, Мария Вениаминовна буквально боготворила этого композитора. В 1962 году, к восьмидесятилетию И. Стравинского, она организовала выставку, посвящённую его жизни и творчеству. Много энергии и напористости проявила Юдина, чтобы уговорить руководство поставить балет И. Стравинского «Орфей», для чего лично обеспечила дирижёра партитурой, но самое главное — она «пробила» приезд композитора в СССР. Когда 21 сентября 1962 года Игорь Стравинский — убелённый сединами старец — сошёл с трапа самолёта, Мария Вениаминовна грузно опустилась на колени, целуя руку своему кумиру. Многие увидели в этом поступке чудачество, в то время как это было искреннее преклонение равного перед равным. Движимая подобными порывами, Юдина, приехав в Лейпциг с концертами, шла босая, как паломники к святым местам, к церкви св. Фомы, чтобы преклониться перед надгробием Баха.
Можно сказать, что Юдина сосредоточила в себе все животворящие соки, которые смогла сохранить русская интеллигенция после погромов, ссылок, запугиваний. Одно лишь простое перечисление имён её друзей, знакомых и близких людей представляет практически всю культурную элиту советской страны. Она дружила с А. Ахматовой и Б. Пастернаком, А. Лосёвым и О. Мандельштамом, гостила у Маршаков и просила М. Цветаеву перевести Гёте. В 1960 е годы Мария Вениаминовна к своим блестящим концертам добавила лекции по истории искусства, причём рождались они, по большей части, спонтанно. Послушать Юдину приходило больше народу, чем на объявленные заранее концерты. Люди соскучились по глотку свободной мысли. «Знаете, я решилась на небольшой цикл лекций о высочайших точках нашей культуры, — рассказывала она. — Вчера в Малом заде (консерватории) комментировала и читала стихиры и отчасти канон Иоанна Дамаскина, посвящённые погребению. Нужно же, чтобы хоть немножко выходили из привычного мысленного стойла!»
 
Подруга Юдиной, Екатерина Крашенникова, в своих воспоминаниях написала так: «Говорят, беспросветные были годы. Какие же „беспросветные“, когда жили и творили в них такие светочи, как Мария Вениаминовна Юдина?»
 
Семашко Ирина
"100 великих женщин"
 
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

В последние годы жизни Сталин все больше смахивал на безумца. (с)
Ну, что..Зная что Марк Каганцов испытывает предвзятое отношение к товарищу Сталину и советскому прошлому, то нет ничего удивительного , что он "нарыл" очередную грязь в интернет - помойке. Думаю не стОит думающим людям вдаваться в подробности. Мне , лично, хватило первой строки.

А вот Блаженный Иоанн Береславский и Дмитрий Шостакович, в отличие от Вас, Вячеслав Анатольевич, это грязью с помойки не считали. Неужто они глупее и хуже Вас были?

Не знаю, Марк Яковлевич, кто там и шо считал, думал , гадал.... я просто не хочу вдаваться в эту тему. Давайте лучше обсуди тему титек и фригидность Хеди Ламар. Хотелось бы узнать ваше мнение, как дохтура.

А что мне тут с Вами обсуждать? Мне и так понятно, что Вам бюст И.В. Сталина нравится больше бюста Хэдди Ламарр. Вы мне очень напоминаете героя басни Эзопа, в пересказе И.А Крылова.
http://www.youtube.com/watch?v=MMkK15MiBPM
ЛИСИЦА И ВИНОГРАД
Голодная кума Лиса залезла в сад;
В нём винограду кисти рделись.
У кумушки глаза и зубы разгорелись;
А кисти сочные, как яхонты, горят;
Лишь то беда, висят они высоко:
Отколь и как она к ним ни зайдёт,
Хоть видит око,
Да зуб неймёт.
Пробившись попусту час целый,
Пошла и говорит с досадою: «Ну что ж!
На взгляд-то он хорош,
Да зелен — ягодки нет зрелой:
Тотчас оскомину набьёшь».
----------------------------
Своё мнение о фригидности я выразил давно.
***
Сексологи открыли нам секрет,
Свои внедрив в умы нам мысли смелые:
Холодных женщин не было и нет,
Бывают лишь мужчины неумелые!
***
Миф о фригидности развеян наконец.
Лишь относитесь к даме с интересом!
На вкус весьма пикантен холодец,
Когда под хреном он с обильным майонезом.

Тут не надо, тут пусть Дубнов Вас чихвостит. Тут классическая музыка, а титьки они там, в другой теме. И с бюстом Вы ошиблись, посмотрите у меня на странице на то, что действительно может мне нравится. Ну а дальше , ну что Ви такое говорите.? Ну? Вот плохо, что Вы заблокировали Сашу - политрука,чую Вы используете один из методов сионистов, о которых рассказывал полковник Каганцов. Я ведь не описываю кого Вы мне напоминаете. Кстати, басни Крылова мне нравятся.
Ну, а остальное, я приму, так сказать, к сведению.

"История свидетельствует: в 1942-м году, после прослушанного Сталиным по радио 23-го концерта Моцарта в исполнении М.В.Юдиной (той же ночью записанного на пластинку специально для него), число заключенных Гулага уменьшилось на треть. Сталин принял решение единолично, не собирая заседаний политбюро, комиссий или советов.
Юдина запретила Гулаг. Вот что может музыка…"

"После" не значит "вследствие"...

Есть еще история. У товарища Сталина засорился унитаз. Позвал он начальника охраны генерала Власика. А сам все подозрительно озирается и кругами ходит (станешь тут ходит, когда в туалет хочется). И спрашивает: "Можна пачинить бистро?" Власик сказал: "Так точно!" и убежал. Позвал сантехника Петю Пробкина, но тот от страха трясется. Позвал Сему Залупкина - та же история. И только Вася Пупкин взялся. Починил он унитаз. Дал ему Сталин 200 рублей и ящик водки (не музыкант же, в самом деле, - понимать надо народ), а потом и спросил: "Так в чом проблэма била, тавариш Пупкин?" Вася ничего не боялся и ответил: "Так дерьмо же, товарищ Сталин. Ваше сталинское дерьмо. Как и по всей стране".

История свидетельствует: в 1942-м году, после починенного Пупкиным унитаза число заключенных Гулага уменьшилось на треть. Сталин принял решение единолично, не собирая заседаний политбюро, комиссий или советов. Пупкин запретил Гулаг. Вот, что может сантехника.

Да, Дуб нов, далеко тебе до Шостаковича! Он о музыке писал, а ты о дерьме. Верно Булат Окуджава пел: "Каждый пишет, чем он дышит!"
http://www.youtube.com/watch?v=3cfB19GVMV0

Марик! Борис не нов, дуб он всегда морен и крепок - логика его повествования параллелит автору текста.

Действительно, далеко. Не способен к музыке никаким образом. Зато преуспел в другом и не менее тебя в медицине. Я не кичусь, а то ты и так мне завидуешь, т.к. я моложе, красивее и толще.

Ну а по существу твоего поста ты вот, что мне скажи. Он начинается с фразы: "В последние годы жизни Сталин все больше смахивал на безумца." Поэтому вопрос: а в чем безумство Сталина проявилось? В том, что он в Радиокомитет позвонил? Или в том, что 20 тысяч рублей выдал? Ведь все остальное, даже если этому поверить, не про него. Весь этот "подхалимаж рекордный". Который, кстати, был бы невозможным если бы в нем не участвовала твоя Юдина. Вот сказала бы она, которая "никогда не лгала" и ничего не боялась: "А хрен вам, подхалимы. Не буду я участвовать в вашем лизании царственной задницы". Или этот поступок будет более смел, чем мифическое письмо тирану?

Ну и последнее. Я понимаю, Каганцов, что не любишь ты Сталина. Даже ненавидишь. Но зачем же откровенную хрень писать? Написать о 1942-м годе как о "последних годах жизни" Сталина может только такой "честный" "историк", как ты. Так что, не сходятся у тебя концы. Как говорится:

Хоть Дубнов и не нов,
Но Каганцов не свел концов.

Дубнов, ты до сих пор не понял, что это написал не я, а Шостакович? Кликли по синим строкам в конце первой статьи и убедись в этом.
Не спится старикам ночами длинными.
Не просто им свести концы с... вагинами.

Шостакович? И это что-то меняет? Участие в "подхалимаже " Юдиной? Навет на Сталина? Или ошибку с датами?

Шостакович? Шо ж такого
В нём для "гения" Дубнова?
Что ж он перепутал даты?
Видно, сильно был поддатый?
Юдину в "подхалимаже"
Не винил и Сталин даже!
Ну и времена настали,
Не видал такого свет:
Чтоб рабам дал волю Сталин -
Это ложь, поклёп, навет!

Марк, ну зачем эти пошлые рифмы? Шостакович гений в музыке. В другом он может ошибаться. По существу что-то скажете?

Каганцову М.
# 19 / 01 / 201422:48

Дубнов, ты до сих пор не понял, что это написал не я, а Шостакович? Кликли по синим строкам в конце первой статьи и убедись в этом.
-------------------------------------------------------------------------------
А Вам бы Марк уже было говорено: Не писал Дм. Шостакович книжечки "Свидетельство". Вы забыли )
http://7x7-journal.ru/post/34126

Каганцову
# 20 / 01 / 201400:17

Пианист Геенрих Густаавович Нейгаауз признавая талант Юдиной, тем не менее, говорил: Но после её концертов у меня болела голова… Она… насилие было какое-то над публикой, страшное насилие.
Марк, врач, может быть, Вы были хороший. Но Ваши интернетовские копипасты всего подряд, а в основном тем, в которых Вы смыслите как обыватель-насилие над читателями.

Почему у Вас в ФИО Нейгауза гласные удвоены?
Я ведь никого не насилую. Не нравится - не смотрите!

Каганцову М.
# 20 / 01 / 201413:02

Почему у Вас в ФИО Нейгауза гласные удвоены?
----------------------------------------------------------------------------------
Это вопрос не ко мне, а к редакции.

Насчёт Вашего насилия.
Вы задолбали всем мозги своими бульварными статейками. Кто-то на сайте говорил, что здесь, на форуме , предполагается обмен мнениями интеллектуальными людьми.
Но даже в кошмарном сне не предполагал, что интеллектуалы Коми подсажены на бульварный хлам.
А насчёт не нравится,,, Вам может быть не нравилось, будучи врачом, приезжать на вызова алкашей упившихся в своих притонах, но Вы выезжали)

А насчёт не нравится,,, Вам может быть не нравилось, будучи врачом, приезжать на вызова алкашей упившихся в своих притонах, но Вы выезжали)
--------------------------------------------------------
Неужели Вы не понимаете разницы: на переданный мне любой вызов я был ОБЯЗАН поехать, а кто обязывает Вас посещать мой блог? Или это Ваша работа - задание от ФСБ следить за моей деятельностью? Если нет, не нравится - не посещайте, я как-нибудь переживу такую потерю!

Каганцову
# 21 / 01 / 201400:20

Комментарий удален модератором

Например, "концы с вагинами"... А по существу ответь на 3 вопроса:

1. В чем в эпизоде с Юдиной проявилось "безумство" Сталина?

2. Являлось ли время до 1942-го года "последними годами жизни Сталина"?

3. Возможен ли был "рекорд подхалимажа", т.е. бысрая запись концерта Моцарта на пластинку для Сталина, без участия в нем Юдиной - той. которой, якобы, "море по колено".

Ответь, пожалуйста. Простые же вопросы.

Виктор Кузьмин
# 19 / 01 / 201403:51

Марии Юдиной уделено достойное место в книге "Сто великих женщин". Талантливая пианистка вызывала восхищение современников, ее высоко ценили коллеги по цеху, композиторы. У нее был свой творческий почерк. Ее оценил и Сталин, почувствовав необычность ее исполнительского искусства. Пост отличный. В нем рассказана интересная история о
воздействии музыки на человека. Сейчас существует музыкотерапия. Много пишут о положительном влиянии именно музыки Моцарта. Неудивительно, что она подействовала и на Сталина. Прекрасно, что пост дает возможность и
услышать чарующие звуки музыки Моцарта.
Вам не показалось, что вы становитесь доброжелательней и более терпимыми?

Каганцову
# 19 / 01 / 201409:49

При чем здесь Береславский в перепосте о Юдиной?
У Юдиной безупречная репутация блестящего музыканта и порядочного человека. Немного знаком через родителей с семьей Юдиных и смею утверждать, что если бы даже эта давно известная в музыкальных кругах легенда со Сталиным и 23 концертом была на самом деле, то М.В. Юдина никогда это бы не стала пересказывать из обывательского интереса широкой публики. Это была очень порядочная семья и к тому же блестяще воспитана.
Ну, а исполнение 23 концерта Моцарта Береславским просто безобразное. Кстати, и инструмент не настроен. Какая-то самодеятельность. Он же давно не музыкант.
По словам Береславского из книги «Игра в сумасшедшего», он хотел уклониться от службы в армии, пытаясь выдать себя за шизофреника, но обследование по направлению военкомата в Психиатрическую клиническую больницу № 4 им. П.Б. Ганнушкина привело к заключению «здоров». Тем не менее, при повторном обследовании военным психиатром г. Москвы Береславскому была поставлена статья 7Б (психопатия), с которой «можно было устроиться каким-нибудь золотарём в Институте физкультуры, лаборантом в отделе, где мучили белых крыс — иначе, с чистой совестью зарабатывать себе на жизнь, продолжая заниматься духовными трудами. Радость моя была нескончаема!»[21].

В экспертизе Государственного Научного Центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского от 28 декабря 1994 года есть следующая запись: Из амбулаторной карты психоневрологического диспансера N 6 г. Москвы следует, что Береславский В.Я. наблюдается диспансером с 3.02.71 г. по поводу хронического душевного заболевания в форме параноидной шизофрении, несколько лет являлся инвалидом 2 группы по психическому заболеванию, дважды находился на стационарном лечении в психиатрических больницах г. Москвы. С 1990 г. ПНД не посещает.[22]


Ф. В. Кондратьев отмечает, что Береславский «бывший пациент психиатрической больницы, где он дважды проходил стационарное лечение с диагнозом параноидальной шизофрении, инвалид II группы».[23]

Александр Ермаков
# 19 / 01 / 201417:13

Комментарий удален автором поста

Александр Ермаков
# 19 / 01 / 201419:49

Комментарий удален автором поста

Интересная фамилия - Юдина , Юдин.
В переводе с немецкого Юдин -
еврейка.
В переводе с коми - Ю-дiн.
Встречается часто в Коми . И считается коми фамилией.

Александр Ермаков
# 20 / 01 / 201420:14

Комментарий удален автором поста

Мне, кажется, Шостакович выбрал неверный акцент. Канва его рассказа:

"В последние годы жизни Сталин все больше смахивал на безумца... Однажды Сталин позвонил в Радиокомитет, где заседали руководители нашего радиовещания. И спросил, есть ли пластинка фортепианного концерта Моцарта N23, которую он слушал по радио накануне".

Я не заметил связи между первой фразой и тем фактом, что Сталину нравилась игра Юдиной. Возможно я субъективен, ведь мне тоже нравится игра Юдиной, я считаю ее великой пианисткой. Стоит ли опасаться из-за этого обвинения в сумасшествии?

Кроме того, здесь есть некоторые фактические неточности. Во время войны Сталин был в очень хорошей форме. Это уже после разоблачения "Культа личности" отмечали многие военные и организаторы производства.

Никакого конверта не было. Юдина пожертвовала Русской Православной Церкви Сталинскую премию (она была глубоко религиозна), а не гонорар, это совсем другая история. Марк, я думаю, что можно было рассказать о Марии Юдиной как-то иначе.

Григоряну В.
# 20 / 01 / 201421:02

Мне, кажется, Шостакович выбрал неверный акцент.

Володя, докажите что Дм.Шостаковичу принадлежит байка найденная Каганцовым в интернете.
Не докажите! Потому как байка из "Свидетельств" которые композитор не писал. Ведётесь на любые сплетни.

Владимир. Пост заканчивается фильмом о Юдиной, который длится более часа, и о ней рассказывается подробно. Не поленитесь посмотреть.

Александр Ермаков
# 20 / 01 / 201422:18

Комментарий удален автором поста

Александр Ермаков
# 20 / 01 / 201422:17

Комментарий удален автором поста

"Ведётесь на любые сплетни".

Не писал, но диктовал. И подписал потом собственноручно каждый машинописный лист этих самых "Свидетельств". Это вы повелись на совершенно фантастическую версию жены композитора, будто он подписал листы, сам не понимая что делает.

Григоряну В.
# 21 / 01 / 201411:39

Не буду Вас напрягать музыковедческой литературой, а приведу пример из всем доступной Википедии.

"Для доказательства подлинности бесед Волковым были предоставлены некоторые страницы, подписанные Шостаковичем. Однако, как установила Лорел Фэй, подписанные страницы оказались копиями газетных статей и рецензий Шостаковича, опубликованных за десятки лет до предполагаемых бесед, между тем, Волковым они были представлены как текст, надиктованный ему Шостаковичем.

Профессиональные музыковеды сходятся во мнении, что книга Волкова о Шостаковиче не является достоверным источником. Вышедшая в 2004 году книга «A Shostakovich Casebook» (под редакцией Малколма Брауна) содержит статьи ведущих специалистов по Шостаковичу, критикующих книгу Волкова. Среди авторов статей Лорел Фэй, Ричард Тарускин, Левон Акопян, руководитель научно-аналитического отдела Московской государственной консерваторим имени П. И. Чайковского Алла Богданова, профессор музыки Манчестерского университета Дэвид Фэннинг, Людмила Ковнацкая, друг Шостаковича Борис Тищенко и другие.
Джонатан Кондер из университета Питт Джонстауна в рецензии на сборник отмечает, что статья Лорел Фэй «Volkov’s Testimony Reconsidered» не оставляет камня на камне от книги Волкова и что ЛЮБОЙ БЕСПРИСТРАСТНЫЙ читатель должен увидеть, что книга Волкова сомнительна.
Левон Акопян, крупный российский специалист по Шостаковичу, в книге «Шостакович. Опыт феноменологии творчества» отмечает, что «скомпилированная и, возможно, отчасти сфальсифицированная» книга Волкова — «довольно тривиальный документ, где фигура Шостаковича адаптирована к ПОСРЕДСТВЕННОМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ и ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОМУ УРОВНЮ ЕГО СОБЕСЕДНИКА». Акопян также отмечает, что «факт клеветы Волкова в адрес умершего коллеги заставляет скептически относиться ко всему, что он говорит» .
Ведущий западный музыковед Ричард Тарускин отмечает, что учёные быстро пришли к выводу, что «Свидетельства» представляют собой подделку."

Согласитесь, что есть разница между высокопрофессиональным журналистом и посредственным. Высокопрофессиональный не будет допускать ляпы в своих текстах, за что Вы неоднократнно были высечены на этом же форуме, и не будет столь доверчивым к жёлтой прессе.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: