Республика Карелия
Общественная кампания за отставку Павла Астахова набирает обороты Республика Карелия 3
Павел Астахов
Фото kremlin.ru

После трагедии в карельском лагере «Сямозеро» началась общественная кампания за отставку уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова. Недовольство работой чиновника вызвал его вопрос «Ну чего? Как вы поплавали?», адресованный спасшимся на Сямозере детям. Петиция на имя президента России была размещена на портале Change.org. Она набрала уже около 140 тысяч подписей, став одной из самых успешных в российском сегменте сервиса общественных петиций.

Автор петиции, московский политический активист Егор Решетов отметил, что подписавшие петицию расценивают высказывание Астахова «как бесчеловечное и омерзительное проявление ограниченности, черствости и цинизма лица, в чьи должностные обязанности входит защита прав и интересов детей в Российской Федерации. Такие качества несовместимы с должностью уполномоченного по правам ребенка».

Сам детский омбудсмен не стал извиняться за свои слова. По его мнению, фразу вырвали из контекста журналисты, а он всего лишь хотел вызвать у детей доверие к себе. Кроме того, Астахов раскритиковал платформу Change.org, зарегистрированную в США, и заявил, что за его отставку голосуют интернет-боты.

Дозвониться до Павла Астахова нашим корреспондентам не удалось: ни один из его телефонов не отвечает. Поэтому вопрос о том, на какой платформе следует собирать подписи за его отставку и какое количество не анонимных подписей для этого необходимо, остался без ответа.

 

Егор Решетов, фото из личного аккаунта в facebook

 

Зато удалось пообщаться с автором петиции Егором Решетовым. В беседе с корреспондентом «7x7» он рассказал о том, как продвигается общественная инициатива.

Егор, как общественность отреагировала на вашу инициативу? Были ли какие-то обращения лично к вам?

— После опубликования петиции мне писали самые разные люди. Были и угрозы, но не серьезные, уровня старой доброй «Молодой гвардии». Но позитива было куда больше. Например, было очень приятно увидеть перепосты на страницах моих университетских преподавателей, почти всех друзей. Во всяком случае, в лагере защитников Астахова не оказалось никого. Интересно было почитать письмо за авторством гражданки Мамиконян, лидера «Всероссийского родительского сопротивления». Конспирология, теория заговора — я люблю такие вещи, сразу ощущаю себя очень здоровым и мудрым. Шутка.

Кто-то из общеизвестных фигур подписал петицию?

— Петицию подписали три действующих депутата Госдумы. Не буду говорить, какие — им еще переизбираться, зачем ребятам портить карьеру? Особенно важно было получить поддержку от общественников, которые занимаются в России сиротской проблемой. И мы ее получили, потому что Астахов как шоумен их тоже достал. Александр Гезалов, Ольга Синяева, несколько региональных омбудсменов. Да, Лиза Глинка еще. Вот это все очень ценно и важно. После таких вещей перестаешь сомневаться, нужно ли было. Нужно.

Ожидали ли вы такой реакции и что теперь будете с этими сотнями тысяч подписей делать?

— Я вначале не думал, что будет такой отклик. Рассчитывал на пару тысяч подписей, а потом задремал, проснулся — а там уже двадцать тысяч. Вот тут пришлось уже всерьез думать, как и что делать дальше. Была какое-то время мысль — как же я это все буду печатать и относить. Потом пришла помощь с самой неожиданной стороны. Мне написала девушка из «Новой газеты», предложила подредактировать петицию и дала еще несколько ценных и умных предложений. Потом оказалось, что она не одна, и вот — теперь в одной «банде» со мной цвет московской журналистики, и это уже без шуток. Сейчас много говорят про этический кризис в журналистике. А вот ни фига. Хорошая у нас молодежь, золотая, можно сказать.

И что же будет с подписями и вообще с кампанией?

— Мы себе поставили цель — полмиллиона подписей, но цель эта скорее техническая. Основная цель — отправить Астахова в отставку или сделать его существование максимально дискомфортным, чтоб время от времени хотя бы думал головой. И на этом пути у нас чертовски много союзников, от либеральных и левых активистов до издания «Православие и мир». Будем заниматься этим до тех пор, пока Астахова не заменят на что-то более приличное. Или менее приличное. Но тут схема будет уже отработана, что с ними такими делать.

Что ответите на слова Астахова о том, что петицию подписывают боты?

— Уже ответили. Мы создали в социальных сетях [российской и глобальной] группы, где намерены публиковать последние данные о ходе кампании, и призвали всех, кто подписал петицию, вступать в эти группы, чтобы доказать, что петицию подписывали не боты. Кроме того, авторы предлагают всем подписантам петиции отправить по рабочему адресу Павла Астахова (125993, г. Москва, ГСП-3, Миусская пл., д.7 стр. 1) заказные письма следующего содержания: «Добрый день, господин Астахов. Меня зовут (так-то). Я — не бот. Всего вам доброго. (Число, подпись)».

У вас к Астахову есть еще претензии, кроме того, что он задал этот неуместный вопрос спасшимся детям?

— Есть, конечно. Вот был принят Думой «закон Озерова-Яровой», там несколько принципиально важных для детского омбудсмена вещей. А он молчит. Хотя не может не понимать, что по закону о недоносительстве, по экстремистским статьям теперь будут сажать в основном подростков. Сажать за слова и идиотские картинки в интернете. Понимает — и молчит. То есть человек не только и не столько циник, как показала история с «законом Димы Яковлева», когда он прокомментировал историю со срывом 50 или около того трансграничных усыновлений. Он обычный «чего изволите». Для правозащитников это недопустимо. Поэтому — до конца. Кроме сбора подписей есть и другие методы и формы работы.

***

В трагедии на озере Сямозеро в Карелии погибли 14 детей. Следственный комитет возбудил несколько уголовных дел в отношении руководства лагеря, сопровождавшего детей в водном походе инструктора, руководителя карельского управления Роспортебнадзора и фельдшера местной больницы, которая не отреагировала на звонок с просьбой о помощи. Впоследствии официальный представитель СК РФ Владимир Маркин заявил, что «не будет искать стрелочника» и перекладывать вину за случившееся на инструкторов, которые выполняли приказы своих руководителей.

По результатам сплошной проверки детских лагерей, проведенной в Карелии после трагедии, один лагерь был закрыт, а его директор — задержан несмотря на протесты родителей.

Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов в Карелию не приезжал и предпочитает общаться с журналистами посредством размещения постов в социальных сетях.


Глеб Яровой, «7x7»

Материалы по теме
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Можно, конечно, поспорить о нужности и ненужности таких людей как Астахов. Только зачем? Сегодня и так пятая лапка последней блохи выполняет конкретные указания сверху. Все мы одинаковые в ненужности того, что мы можем и хотим.

Гражданин сам о себе все рассказал. Действует от не в одиночку. Информационную компанию обеспечивает Новая Газета. Уволить Астахова они хотят из-за "закона Димы Яковлева". Каждый сирота ведь по 60 000 долларов шел в Америку. Майкл Макфол уже высказал свою радость отставкой

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: