Республика Коми
Фоторепортаж. «Крокодилий "папка", стареющий двоеженец и злые птицы» Республика Коми 3

Коми республиканский эколого-биологический центр на улице Печорской, который сыктывкарцы по старой памяти называют станцией юннатов, — старейшее учреждение системы дополнительного образования региона. Здесь учатся, проводят праздники, ухаживают за растениями и представителями животного мира. В Центре побывали журналисты интернет-журнала «7x7». Посмотреть, чем живет сегодня наш зоопарк, который по праву можно назвать жемчужиной всего учреждения.

Немного истории.

Республиканскую станцию юных натуралистов и опытников сельского хозяйства в Сыктывкаре открыли в 1941 году. Ей выделили один гектар земли, на которой к концу войны построили теплицу, садовый домик и летнюю веранду.

Правопреемником той первой станции стала Коми республиканская станция юных натуралистов, зарегистрированная администрацией Сыктывкара в 1994 году. Далее учреждение стало Коми республиканским экологическим центром дополнительного образования в 2001-ом, а в 2005-ом переименовано в Коми республиканский эколого-биологический центр.

Зоопарк как таковой появился в середине прошлого века. Его современная история началась в 2002-ом. Тогда зоопарк Коми РЭБЦ был официально зарегистрирован в Евро-Азиатской региональной Ассоциации зоопарков и аквариумов. Сегодня здесь более ста видов животных, птиц и рептилий.

Папа амфибий и рептилий

В зоопарке у нас была назначена встреча с зоотехником Александром Силаевым. С ним мы познакомились несколько лет назад, когда я готовила материал, работая в другом издании. С журналистами Александр всегда общается охотно, подробно рассказывая о каждом пернатом и хвостатом, тратя свое рабочее время, но и не отвлекаясь от ухода за живностью.

Сам себя Александр Силаев называет «папкой» обитателей террариума: рыб, лягушек, змей, крокодилов... Он относится к ним с такой нежностью, что не совсем привыкший к подобной экзотике посетитель разве что поморщится.

А зоотехник искренне переживает, когда кто-то из обитателей его любимого террариума болеет. Если надо, приходит поухаживать за своими змеенышами в выходной. Вот теперь волнуется за царицу террариума — тигрового питона Кешу, которая не так давно обзавелась потомством и, как говорит ее «папка», очень сильно похудела.

Прогулка по улице

Проходя по уличной территории Центра, Александра мы не встретили. Он был занят разгрузкой кормов и по телефону попросил немного подождать его.

Пока мы прогулялись на улице. Взгляд сразу упал на белоснежных сов. Сотрудница зоопарка, чистившая снег возле их клеток, рассказала: здесь живут две неясыти. Совушка эта, говорят, в полевой сезон ненасытная, поэтому, по всей видимости, так ее и прозвали. «Самая полезная птица», — добавила женщина.

Рядом — белая полярная сова. Одноглазая. Уже травмированную, ее в лесу нашли рабочие. Орган зрения спасти, к сожалению, не удалось.

Возле вольера с ламами по обыкновению любят долго стоять дети, приходящие в зоопарк на экскурсии. Особенно привлекают ребят детеныши лам. Некоторые из них родились в конце сентября, другие — в октябре. Их родители — «двоеженец» гуанако Грант и его «супруги» — Каролина и Луна.

— Зачем они доски так рьяно грызут? — спрашиваю у сотрудницы.

— Так это они зубы чешут. Они ведь должны жевать ветки, листву, а сейчас зимой у них ничего нет, поэтому в ход идут и доски, все уже пообглодали. А снег они как мороженое едят.

«Ламы у нас интернационалы, — пояснил позже при встрече Александр Силаев. — Самец Грант из Иваново, родился в Питере. Каролина — первая жена — пермячка, вторая жена Луна — липчанка».

20-летний Грант стареет и из репродуктивного возраста выходит.

Теперь ламам Каролине и Луне подыскивают нового жениха.

Трели на любой манер

Александр встретил нас на пороге птичьего класса, как в Центре называют это помещение. Здесь более сотни пернатых. Многоголосье их разливается по всему залу. Здесь к нам присоединился заведующий зоопарком и знаток птичьих дел Антон Герлинг.

Зимой в этом помещении содержат тропических и других теплолюбивых птиц и малышей. Пока здесь вместе с ними живут и фазаны, которые ожидают строительства вольеров. Оказывается, золотой фазан спокойно может переносить наши северные зимы. Населяет он высокогорья, где холодно, пояснили работники.

Два лебедя-кликуна помещены в отдельные клетки. Не сошлись характерами. Старожила зоопарка Степана нашли люди.

— Отдыхали на природе люди, и упал на них вот этот птиц. Соответственно, приехал сюда он под легендой «гусь». По молодости он был серым, — рассказал Александр.

— Чужих он кусает и бьет, а к своим относится нормально. Временами, правда, бывает не в духе, перепадает и нам, — добавил Антон Герлинг.

— О лебедях представляют, что они все такие трепетные, нежные. На самом деле птица очень крепкая, стукнет, так синяки останутся точно. Та самая лиса из сказки без головы осталась бы, — смеется Александр.

Недавно в зоопарк поступил второй лебедь. Видимо, поздний птенец.

— Принесли грибники, ослабленный лебедь не долетел, видимо, когда стая устремилась на юг. Зимой они летят в Африку. В апреле-мае — на север к нам, здесь гнездятся, а в сентябре-октябре летят обратно на зимовку в теплые края, — пояснил Александр.

Он это или она — пока не ясно. Пол у птиц определяется только экспертизой. Проводятся гормональные исследования, для этого каплю крови птицы отправляют из Сыктывкара в Москву. 


— Хотя у москвичей достаточно большая погрешность, — признался собеседник. — Более продвинутые коллеги делают это за границей. Пермский зоопарк, к примеру, отправляет на исследование в ЮАР. 

Серый журавль — самка — поступила в зоопарк с открытым переломом крыла. Ветеринары ее вылечили, обошлось без ампутации. Летать птица, конечно, уже не будет. 

Когда мы подошли к клетке с одинокой озерной чайкой, зоотехник, улыбаясь, сказал: «Чайки вообще существа беспардонные и наглые. За «хорошее» поведение она изолирована от общества. Вела себя агрессивно, отбирала еду у более слабых и осторожных птиц. Скандальный характер. Своего не упустит».

Здесь же — несколько видов какаду.

— Эта пара уникальна. Самец свою желтохохлую самку почему-то возненавидел лютой ненавистью. А вот с самкой другого вида живет и размножается. Получаются гибриды.

Какаду сильно кусаются, запросто перегрызают сетку клетки, которую иногда не могут перекусить плоскогубцы. Тренированный клюв — еще одна их конечность, помогающая в движении.

В птичнике много волнистых попугайчиков. Как рассказал Антон Герлинг, обычный, дикий для них окрас — желто-зеленый, а вот синих и черно-белых попугайчиков рождается гораздо меньше. Кладка яиц у попугайчиков происходит с марта по декабрь.

Поодаль — неразлучники. Две пары сидят в одной клетке, в изоляции от других попугаев.

— Неразлучники вредные, — говорит Александр. — Они откусывают лапки волнистым попугайчикам. Если бы не это, их можно было бы посадить туда же, в общую композицию.

Кстати, уверяют знатоки птиц, неразлучники не такие уж и неразлучные и вполне могут жить по одному.

Жако солидного возраста (более 20-ти лет), если его хорошо попросить, иногда дает лапу, как собака. Родина Жако — Африка. Этот вид попугаев лучше всех подражает голосам. Но обитателя сыктывкарского зоопарка разговаривать никто не учил, да и находится он постоянно с другими птицами и большую часть времени слышит их голоса. Вот им и подражает. И еще звуку открывающейся двери. 

Кормильцы зоопарка

По пути в следующее помещение мы попросили Александра рассказать о том, на что зоопарк живет.

Учредитель Центра — Республика Коми. Однако функции и полномочия Учредителя лежат на Минобразе региона. Он его и финансирует. Изначально учредителей было три — еще СыктГУ и Минприроды. Два со временем перестали фигурировать в Уставе.

Зоопарк наш имеет статус ведомственного. С 2002-го, когда он вошел в состав Евро-Азиатской региональной Ассоциации зоопарков и аквариумов, у него изменилось направление деятельности.

— До этого у станции упор был на домашних сельскохозяйственных животных, уток, кроликов. Когда коллектив собрался, мы начали развивать зоопарк — экспозицию, заниматься разведением, представлением фауны во всевозможных вариантах.

В друзьях сыктывкарского зоопарка — Пермь, Москва, Питер, Иваново. Друг другу они оказывают посильную помощь, делают скидки в приобретении животных.

Здесь мечтают обустроить "ночной мир"

Мы прошли в помещение, где пару лет назад случился пожар. Все горело, вспоминает Александр Силаев, с грустью оглядывая зал. Причиной стало замыкание проводки.

— Началось все в самое неудобное время, 5 утра. Тогда потеряли малышей. Морские свинки задохнулись…

Здесь сейчас живут мыши, шиншиллы, хорьки и еще один большой зверь, о котором позже.

Образ жизни африканской полосатой мыши — ночной, сумеречный. Поэтому, когда мы пришли, мышь сонно и неподвижно сидела в клетке.

— Днем им общаться не интересно, — говорит наш экскурсовод. — Вот была бы возможность обустроить по примеру того же Московского зоопарка экспозицию «Ночной мир». Это просто волшебно, делается несложно, денег стоит немного. Для этого необходимо подвальное помещение. Ночью у них яркий искусственный свет горит, а днем красный полумрак. Посетитель может видеть таких животных в период их активности днем.

Тут послышались какие-то зловещие утробные звуки.

— Кто это? — спрашиваю у Александра. 

— Да это Даша. «Черт» московский. Подарочек московского зоопарка. Оттуда вез ее в плацкартном вагоне. До последнего думал, что нас высадят. Еще с поезда она меня сразу невзлюбила. Теперь шесть лет ей уже, кабаняке.

«Чертом московским» оказался Мини пиг. Недовольная Даша так и не повернулась к нам пятаком. Решив больше не смущать своим присутствием животное, мы направились к пони.

Это Джесси, проделавшая большой путь в Коми из Владикавказа.

На выходе, перед тем, как пройти в террариум, вдруг вспомнилось, будто мы забыли посмотреть кого-то очень важного. Конечно, ведь здесь почти 30 лет (а по-обезьяньему — 80) жила обезьянка Чита, которую любили все посетители и работники зоопарка за своеобразный гордый нрав и необычные манеры: традиционным «обезьяньим» бананам Чита предпочитала картошку и лук.

— Чита умерла этим летом, (Александр остановился на улице. Сделал небольшую паузу, глядя вдаль, и продолжил). — Было два приступа. С диагностикой было тяжело, все-таки ветеринария от медицины отстает... Хотя... И медицина то у нас... Было похоже на инсульт. Очень жаль. Хотя... Надо отдать должное, Чита — ветеран, каких мало. 

Террариум

На входе в террариум стоят аквариумы с рыбками. Главный здесь — растительноядная пиранья Паша. В самом террариуме сразу обращает на себя внимание огромный тигровый питон Кеша. Питониха только что обзавелась потомством.

— Кешка! Хребет да кожа. Тоща тощо-о-ой, шкура подвисает. Кроликов кормовых поначалу еле осиливала. Но ничего, поднялась. Сейчас уже хоть на что-то похожа, — рассказал змеиный «папка».

У Кеши в зоопарке есть взрослый сын одноглазый Адмирал Нельсон. Здесь же рядом — полозы, лягушки, змеиношеяя черепаха.

Крокодиловый кайман семейства аллигаторы по кличке Полосатый — один из самых маленьких крокодилов в мире. Завидя нас, застыл. 

— Он прекрасно понимает, что такое стекло, и какие у него шансы. Но если голодный, поведение его в корне меняется. Атакует. Звереныш он очень крепкий, требующий к себе внимательного отношения и уважения. Откусить-то руку не откусит, но если за кисть прихватит, проблем наделает, и надолго. Перфоратор у него очень мощный, — делится зоотехник, рука которого как-то успела побывать в пасти хищника.

— Кто ваш любимчик? — спрашиваю у Александра.

Удивленный взгляд.

— Так, все! Как тут выделять то! — ответил он.

Потом, правда, добавил, что большее пристальное внимание он уделяет новым животным, а также молодым и больным.

В зоопарке 8 сотрудников. Выходные у Александра — пятница и понедельник. Однако часто он появляется здесь и в свои выходные, для обитателей зоопарка такого понятия нет.

Опекунство

На некоторых вольерах и клетках в зоопарке — таблички с именами людей или названием организации. Это опекуны животных.

Опекун заключает с Центром договор о благотворительной помощи на срок, который предварительно обсуждается. Он оплачивает кормление и ветобслуживание животного.

— Человек приобретает ряд льгот в зоопарке, бесплатный вход, участие в праздниках, — рассказал зоотехник. — Кроме того, это дает ему возможность использовать свою благотворительную деятельность в пиар кампаниях. Надо сказать, это ни в коем случае не попрошайничество. В крупных зоопарках той же Германии или Америки это абсолютно обычная и нормальная практика.

К примеру, хорька опекает сыктывкарский «Лицей народной дипломатии», неясыти — «Технологический лицей». Список опекунов на сайте Центра довольно приличный. Хотя от помощи зоопарк никогда не отказывается. 

Самые «дорогие», конечно, хищники. Мясо для них «золотое». На него уходит половина кормового бюджета зоопарка.

— Зоопарк сам по себе учреждение затратное, с массой рисков, — подчеркнул Александр Силаев. — Минобраз как учредитель и кормилец свои обязательства выполняет так, что грех жаловаться. Но они люди тоже подначальные и больше, чем могут дать, не дадут. Помогают нам организации, работает экспозиции. Хорошо было бы, если бы также городская администрация подтянулась каким-то образом, а, может быть, и республиканская. Город — машина большая, и многие вещи, которые для города бесплатны, для нас — нет. А это было бы хорошее подспорье. Нужны даже не деньги, а стройматериалы, корма, материал для декоративной отделки, шефская помощь в плане рекомендаций для организаций, которые могли бы помогать, но им просто это, наверно, не интересно. Одно дело письмо от нас, совершенно другое — от муниципалитета. Внимания хочется.


Ярослава Пархачева, фото Антона Пархачева, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

бедные жывотные в неволе. куда смотрят зоозащитники?

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: