Республика Коми
«Просто жить и жить». ВИЧ-положительный сыктывкарец — о своем диагнозе, друзьях и работе Республика Коми 9
Иллюстрация Кирилла Шейна

Сыктывкарец Денис (имя собеседника изменено) узнал о своем ВИЧ-положительном статусе год назад — случайно, когда проходил медкомиссию от военкомата. Потом несколько раз пересдавал анализы, надеялся, что произошла ошибка. Только после четырех положительных тестов молодой человек поверил. Накануне Всемирного дня борьбы со СПИДом Денис рассказал о том, как он прожил год со своим диагнозом, в интервью студентке Сыктывкарского госуниверситета Нине Попугаевой.


«Я подумал, что это ошибка»

— Почему тебе пришла идея сдать анализы? У тебя были симптомы?

— Я не сам сдавал, а от военкомата. Я тогда в деревне работал. Мне четыре раза пришлось сдавать: один раз в своей деревне, два раза в Визинге, в последний раз уже сам поехал сюда, в СПИД-центр. Если брать симптоматику, то я это связывал с тем, что писал диплом. Это был последний год магистратуры, начался стресс, я начал сильно худеть. С 78 килограммов я похудел до 70, а потом в какой-то период сбросил до 65. И с сентября по ноябрь этот вес держался. А когда мне сделали прививку от гриппа (это обязательно в школе для всех педагогов), то у меня была долгая реакция на нее. Обычно я такие прививки переношу легко, и на следующий день могу нормально работать, а тут получилось, что я себя плохо чувствовал в течение недели. У меня выявилась очень высокая вирусная нагрузка, почти полмиллиона, грубо говоря [вирусная нагрузка — количество копий вируса в крови на 1 мл]. 

— Страшно было идти в СПИД-центр?

— Когда у меня три раза выявилось, был страх. Я подумал, что это ошибка, потому что знаю, что экспресс-анализы по крови могут быть неправильными: например, тесты нехорошо пошли. После этого мне сделали более детальный анализ на антитела — блот. Его делают в течение недели. Надеялся, что ничего не будет, все хорошо. Боялся положительного результата. Но я сам переосмыслил всю ситуацию и сказал сам себе, что ничего в этом страшного нет. Причем в воскресенье я пошел делать татуировку, а в понедельник узнал о своем статусе. Но я не стал говорить тату-мастеру об этом.

— Как ты принял диагноз?

— По рассказам знакомого и своим знаниям, я просто решил для себя, что это не такой диагноз, как рак. Раньше ВИЧ считали таким же опасным, как рак. Но сейчас от ВИЧ нашли лекарства, а вот по раку все сложно. Рак тоже можно на ранних стадиях вылечить. А если запустить, то все, кирдык. Тут ты знаешь, что есть помощь от центра. Просто для себя говоришь «что будет, то будет» — и пошел.

 

Про личную жизнь

— Тебе ВИЧ мешает в жизни?

— Со школы мне пришлось уйти, потому что кататься из деревни в город затруднительно. Но это вынужденная ситуация. Он очень мешает в личной жизни. В плане знакомств, например. Люди знакомятся, но когда узнают о статусе, то на что-то большее уже не согласны. А если готовы, то все равно опасаются. Хотя говоришь, что возможность заразиться минимальная, когда вирусная нагрузка уже не определяется. Но тут тоже палка о двух концах. СПИД-центр говорит, что сообщать о статусе не надо, потому что это мое личное дело, в то же время необходимо сказать человеку, чтобы он был в курсе событий. На такой грани находишься постоянно. В больнице просто говоришь, какие таблетки принимаешь, чтобы они нормально друг с другом работали, не конфликтовали. В карточке про ВИЧ не написано, но терапевт знает. 


«Грубо говоря, если ты заразился через половой контакт, это уже твоя проблема»

— Есть ли в Сыктывкаре группы поддержки или психолог в СПИД-центре?

— Я знаю, что в СПИД-центре проводят группы поддержки для наркопотребителей с ВИЧ. По поводу интима я не слышал. Грубо говоря, если ты заразился через половой контакт, это уже твоя проблема. Но я думаю, что есть психологи. В СПИД-центре мне не предлагали пообщаться с психологом. Наверное, потому что я нормально принял диагноз. Им известно даже, что у меня был контакт с мужчиной, но к этому нормально относятся.

— Как проходит лечение?

— Лечение — это таблетки, которые выдаются в центре. Хотя там спрашивают, будешь ли проходить. Мне посоветовали не отказываться, потому что лечение дорогостоящее, если не ошибаюсь — около 100 тысяч рублей в месяц. Назначают терапию до того момента, когда клеток становится очень мало. 

Я пью по три таблетки в день. Получается, одна таблетка — два раза в день, а другая — раз в день. Это в зависимости от стадии, наверное. Мне повезло, что я узнал на ранней стадии. Я не знаю, как она называется: когда заражение есть, но дополнительных заболеваний еще не развилось. 

Когда принимаешь терапию, вирус остается в лимфоузлах, он спит. Лимфа немного загрязнена, как я понимаю, но все остальные жидкости: кровь, слюна, сперма — они более-менее чисты, настолько там мало вируса. Когда я начал принимать терапию, у меня нагрузка упала с полумиллиона до трех сотен. Был период, когда произошел скачок в три раза. Сейчас у меня неопределяемый статус.


«Если человек хороший сам по себе, то от него никто не откажется»

— Ты сразу рассказал друзьям, семье, коллегам?

— Маме сразу сказал. И человеку, с которым был контакт, тоже, потому что, понятное дело, надо предупреждать. У всех поначалу был шок, кто узнал. Я даже примерно знаю, от кого, и хотел достучаться до этого человека. Но он сразу стал меня игнорировать. Зная его характер, он просто мог перекинуть вину на меня, поэтому я плюнул на это дело. На моем нынешнем месте работы не знают. Когда работал в вузе, нормально отнеслись. Вирус же не живет во внешней среде долго, в лаборатории можно спокойно спиртом все обработать.

— Как ты думаешь, почему люди с ВИЧ не готовы говорить об этом открыто?

— Страх. Страх именно непринятия со стороны людей. То же самое, как принятие темы. Я параллель эту провожу всегда. Если человек хороший сам по себе, по натуре, то от него никто не откажется. Неважно, что он не такой ориентации или у него что-то болит. Как и с инвалидами, например, — нормально же общаются. Кажется, что если есть вирус, то они все увечные и чахнут. 

— Что ты можешь посоветовать людям с таким же диагнозом?

— Как я уже сказал, ВИЧ — это не рак, он лечится. Был случай полного излечения — там человеку пересаживали костный мозг. Я видел статьи про эксперименты: когда статус неопределяемый, то даже без презерватива ничего не будет. Нужно жить позитивно, не накручивать себя лишний раз. Когда ты накручиваешь, это начинает угнетать. Надо просто жить и жить.


По данным Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями, в Коми с 1990 года зарегистрировано 3945 ВИЧ-инфицированных. По экспертной оценке, заболеваемость в республике приближается к 1% — это примерно 8,5 тысяч жителей. 

Заболеваемость ВИЧ-инфекцией за 2016 год снизилась на 3,7% (56,7 случая на 100 тысяч населения). Год назад уровень заболеваемости составлял 57,2 случая на 100 тысяч населения. В 2017 году, по информации управления Роспотребнадзора по Коми, количество регистрируемых случаев заражения ВИЧ-инфекцией за 10 месяцев снизилось на 11,3%. 

Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) — это вирус, который вызывает нарушение деятельности иммунной системы, поражая ее определенные клетки (CD4).

Положительный статус — наличие антител к ВИЧ по результатам анализов.


Нина Попугаева, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

По стастистике на ориентацию которая вас волнует приходится около 3-5% из общего пула

Меня не волнует сама ориентация - тут вы заблуждаетесь - меня волнует сама проблема СПИД И ВИЧ.

Вы ничего не путаете ? сначала спрашиваете какая у человека ориентация, а потом говорите что вас это не волнует. У вас раздвоение личности?

Никогда не отчаивайся. Чтобы не случилось, как бы тяжело не было, помни, - нужно сделать шаг и ещё раз шаг. Если понадобится, то ещё раз шаг

Хотелось бы пожелать молодому человеку стойкости и не ставить на своей карьере и жизни крест. Также хотелось бы пожелать ему никогда не становиться Вич-диссидентом и всегда предупреждать своих партнеров о своем статусе. Т.к. не все готовы идти на такие риски, даже если у вас минимальная вирусная нагрузка. И все-таки предупреждайте в следующий раз татуировщиков, ведь никто не знает, как они обрабатывают свой инструментарий.

НОВОСТЬ
# 05 / 12 / 201714:51

Либеральный журналист Красовский признался, что у него ВИЧ.
Один из ведущих сотрудников предвыборного штаба Ксении Собчак, директор фонда "СПИД. Центр" Антон Красовский сообщил, что у него ВИЧ.
5 января 2013 года, после эфира программы "Angry Guyzzz" на телеканале Kontr TV, в котором обсуждался закон о запрете пропаганды гомосексуализма, Красовский совершил каминг-аут, то есть сделал публичное заявление о своей гомосексуальной ориентации.

И не надо нам про наколки и инъекции рассказывать.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: