Горизонтальная Россия
Собирается ежемесячно 42 760 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Если я пройду мимо истории, мне будет стыдно». Зачем бывший бизнесмен рассказывает о проблемах жителей села и чем живет «Заброшенная Россия»

«Если я пройду мимо истории, мне будет стыдно». Зачем бывший бизнесмен рассказывает о проблемах жителей села и чем живет «Заброшенная Россия»

Екатерина Лобановская, фото Алексея Ушакова
Блогер Алексей Ушаков
Скришот видео

Бывший депутат городского совета Бугуруслана Оренбургской области и в прошлом владелец гостиничного бизнеса Алексей Ушаков в 2019 году завел YouTube-канал «Заброшенная Россия». Он рассказывает об умерших российских селах, изучает краеведение Оренбуржья и мечтает построить музей в селе Орловской области, где провел детство. С недавнего времени Ушаков начал снимать ролики на социальные темы: как выживают люди в провинции и с какими проблемами сталкиваются. В интервью «7x7» Алексей Ушаков рассказал о YouTube-канале, зачем возрождать села и почему людей влечет прошлое.

«Я обязан возродить свою деревню»

— Мое увлечение краеведением началось с того, что 15 лет назад я купил металлоискатель и начал поиски старых вещей в Орловской области. Тогда я нашел первую старинную монету. После этого меня стало интересовать прошлое нашей страны и все, что с ним связано. Я стал много путешествовать по старым заброшенным местам, изучать историю, находить информацию в книгах и интернете.

В какой момент увлечение переросло в идею создать свой YouTube-канал?

— Все началось в 2019 году. Появилось много свободного времени, и я начал думать, как возродить деревню Удеревку в Орловской области, где жили мои бабушка и мама, где я провел детство. Сейчас там живет 40 человек. Как и все деревни, она постепенно умирает. Я понял, что обязан возродить ее, вдохнуть вторую жизнь.

Я подумал, что надо создать YouTube-канал и рассказывать про деревню, рекламировать ее, чтобы люди приезжали. Но так как я живу в Оренбургской области, возможности регулярно наполнять канал контентом не было. И тогда я подумал, что много путешествую, обладаю техникой, возможностью и знаниями, затем взял камеру, квадрокоптер и снял фильм про заброшенную церковь в селе Савруша Оренбургской области.

Фото Алексея Ушакова

Сейчас у вас на канале 330 тысяч подписчиков и миллионные просмотры. 

— Первый год все шло вяло: на канал подписалось всего пять тысяч человек. Я понял, что блогом нужно заниматься профессионально, собрал команду и начал вкладывать деньги. Уже год занимаюсь только каналом, бизнес [Алексей Ушаков владел гостиничным бизнесом] передал жене.

Что стало привлекать людей на канал? Какие темы?

— Сначала я снимал заброшенные места, но потом понял, что людям интересна деревенская жизнь. Очень многие потеряли связь со своими корнями, многие ищут историю своих родственников, не могут вернуться в родные места. Если я выпускаю ролик о конкретной деревне, то все, кто знает это место или живет там, начинают рассылать это видео по всей стране.

«Я создаю чиновникам и полиции проблемы»

— Особо много у вас просмотров на роликах, посвященных проблемам жизни людей в деревнях. В какой момент вы поняли, что нужно снимать еще и контент на социальные темы?

— Восемь лет я был депутатом городского совета Бугуруслана и сталкивался с проблемами людей, многим оказывал помощь, мне это знакомо. Но все произошло совершенно случайно. Осенью 2019 года мы с другом ехали на раскопки в Северный район, проезжали мимо села Русский Кандыз и увидели, как бабушка из деревянного колодца руками достает цепь с ведром воды. Колодец был сломан. А бабушка... У нее тряслись руки. На вид ей лет 70. Я не мог не остановиться. По привычке взял с собой камеру и начал снимать. Мы спросили у бабушки, когда рухнул колодец. Она ответила: «Два месяца как упал, руками воду достаю». Я был в шоке, потому что село большое, там живет не одна тысяча человек, много соседей. Мне стало стыдно за мужиков этого села. Более того, у нее там живут сын и внук — мне еще хуже стало. Как так получается, что сын или внук не могут сделать колодец?

Мы решили починить колодец бабушке, но так как было поздно, шел дождь и инструментов при себе не было, решили вернуться, когда погода наладится. Параллельно я выложил эту историю в Instagram. Мне ответил человек из Германии, он предложил перевести 100 евро на ремонт колодца. Посыпались еще подобные предложения. Через неделю мы приехали, наняли трактор и провели воду в дом бабушке. Теперь она включает воду кнопочкой. Но самое удивительное, я приехал к ее сыну и сказал, что мы собрали 14 тысяч рублей, а нужно было 17. На что он ответил, что денег у него нет.

После этого видео люди часто стали обращаться ко мне за помощью.

— Много обращений? Как думаете, почему люди идут к вам?

— К сожалению, я не всем могу помочь. Люди думают, что у меня есть какой-то фонд, будто я обладаю огромными финансовыми ресурсами. Например, меня просили купить дом в деревне. Но я все делаю на свои деньги или деньги подписчиков. Люди, к сожалению, этого не понимают, и это часто приводит к отказам.

— Одно из последних видео на вашем канале — история девушки из Бугуруслана, которую избивает сожитель. Почему вы на нее отреагировали?

— Она мне написала сообщение: «Алексей, мужчина заставляет с собой сожительствовать, избивает ногами по лицу, пытается нас поджечь, взаперти держит — в доме пять детей». И прислала фотографию с синяками. Как не поехать и не предать огласке историю этой девушки?

— В отношении мужчины возбудили уголовное дело по статье 117 УК РФ («Истязание»). Насколько вам важно, чтобы был результат от того, что вы делаете?

— Я чувствую, что обязан это делать. У меня принцип в жизни такой — человек отвечает не только за то, что сделал, но и за то, что не сделал. Поэтому, если я пройду мимо какой-то истории, мне будет стыдно. На острые моменты я всегда реагирую и стараюсь помочь.

— Случалось ли, что ваше вмешательство сделало хуже?

— Прошлой осенью мне написала женщина, которая рассказала о двух мужчинах, живущих в доме с коровой. Меня это удивило, я решил съездить и посмотреть. Оказалось, что в доме живут два душевнобольных человека, в помещении — полная антисанитария, тараканы, вонь, корова на кухне, один из них спит с ней рядом на кровати. Было подозрение на зоофилию. Но я не стал об этом говорить — тема скользкая. Я просто снял ролик об условиях, в которых живут эти люди.

Потом выяснилось, что у них есть сестра, которая за ними присматривает, и братья. Они стали мне звонить и угрожать заявлением в полицию. Их брат мне сказал: «Им уже ничем не поможешь, пусть живут как живут». Тогда я впервые почувствовал, что сделал, наверное, что-то не то. Стоит ли так влезать в семейную жизнь?

В итоге одного из душевнобольных перевели на лечение, потому что ему нужно постоянно принимать лекарства, а он не принимал. Мне написали зоозащитники. Животные были истощены: помимо коровы, живущей в доме, на участке содержались еще две коровы и кошки. За кошками женщина приехала аж из Екатеринбурга, корову забрали, сейчас она на откорме у соседей. Как минимум большой плюс для животных от этой истории.

— Какая реакция последовала от властей на ваши социальные ролики?

— Я снял репортаж о человеке, который жил два года под мостом. На что один чиновник в шуточной форме сказал мне: «Алексей, зачем ты проблемы нам создаешь? После твоего фильма нас напрягают!» Конечно, я создаю чиновникам и полиции определенные проблемы, но куда деваться?

— Как вы себя сейчас идентифицируете: как историк, активист или блогер?

— У меня в Instagram написано «блогер-краевед». Хотя, конечно, занимаясь каналом, я понимаю, что я и журналист, и активист, и оператор, и режиссер. Приходится все совмещать.

Фото Алексея Ушакова

«Благодаря моему фильму сын впервые в жизни увидит своего отца»

— В основном вы снимаете в Оренбургской и Орловской областях. Есть ли отличия между этими регионами?

— В Орловской области все роднее. Я переезжаю границу и попадаю в особый мир детства. Орловская область — это особый говор. Когда я смотрю по телевизору репортажи из Белгородской, Курской или Орловской областей, у меня внутри все переворачивается. Самая главная разница именно в этом. Хотя и в Оренбургской области есть деревни, к которым я привык.

— А что касается инфраструктуры?

— Самая большая разница — в качестве дорог. Орловская область — маленький регион. Дороги между селами практически все асфальтированы. У нас Оренбургская область тянется на тысячи километров, там очень большие проблемы с дорогами. Бывает, крупное село, а в него весной и осенью не доедешь. По заброшенности сел и деревень — примерно все так же.

— Год назад орловским СМИ вы рассказывали, что хотите открыть музейный комплекс в деревне в Орловской области. Насколько вы близки к этой цели?

— Все зависит от денег: их на это нужно много. В прошлом году я купил бывший магазин, который там разваливался. Мне его буквально задаром отдали. Туда я принес свои находки. Мне пока не хватает человека, который бы все это разложил. Музей есть, но он пока не работает.

Мне хочется, чтобы у людей была работа. Там есть ферма, которая держит деревню, но, если ферма закроется, появится большая проблема с работой. Я хотел бы открыть там какой-нибудь зоопарк, гостиницу. Благодаря каналу я нарабатываю много знакомств. Люди пишут, что они хотят жить в деревне, построить дом. Из-за границы готовы приезжать и по несколько дней жить в российских деревнях. Люди тянутся к деревне! Я могу ее возродить, но на это нужны средства, которых у меня пока нет. Но в этом году, надеюсь, начнем строить музей.

— Не считаете ли вы, что в российских деревнях нет инфраструктуры для достойной жизни людей? Может, именно поэтому люди, особенно молодежь, не едут в деревни?

— Да, я столкнулся с этой проблемой в работе чиновников. У них нет прямой заинтересованности в том, чтобы люди приезжали в деревни. Есть программы, которые даются сверху, образно привлекают внимание. Но руководителям на местах это не нужно. По факту земли дербанятся агрохолдингами: выгоднее отдать земли им, потому что они будут приносить деньги. А чтобы люди приехали и стали жить в деревне — никому не нужно. Таких фанатов, как я, к сожалению, мало, но они есть.

 
 
 

— По вашему мнению, несмотря на отсутствие инфраструктуры, почему люди остаются в деревнях?

— Людей очень сложно оторвать от родных мест. Пример моей бабушки: она до последнего жила в деревне в Орловской области, категорически отказывалась переезжать, мама осталась ухаживать за ней. Бабушка говорила: «Я лучше умру в своем доме, но ни в какой город не поеду». И так говорит большинство людей. Они не хотят покидать родные места и готовы жить там до конца. Я это понимаю, потому что меня так же тянет в Орловскую область, там я провел детство. Считаю ее своей второй, а иногда и первой родиной. Выйду на пенсию — поеду туда жить. Меня туда тянет, как в сказку: я приезжаю и чувствую себя ребенком.

— За годы изучения заброшенных российских деревень что на вас произвело наиболее сильное впечатление?

— Я снимал деревню Ягодное в Орловской области. Я зашел в дом, который был наполовину разобранным. На стене висела фотография женщин. Я снял ее. После просмотра фильма мне написала женщина из Украины. Она сказала, что я был в доме ее бабушки, а на стене висела ее фотография с мамой и тетей. Женщина попросила прислать снимок на Украину. Они думали, что дома уже не существует, а тут сохранились целые фотографии. Меня это так взбудоражило!

Недавно случай произошел, в Абхазии встретил одного старичка. Он рассказал, что у него есть сын, которого он не видел 30 лет. Сын родился, и жена уехала с ним в Крым. А на днях мне написала женщина, которая рассказала, что она — его бывшая жена и хочет с сыном приехать в Абхазию, но финансовой возможности нет. Попросила взять их с собой в следующий раз. Представляете, благодаря моему фильму сын впервые в жизни увидит своего отца! Очень много людей пересекаются в моих роликах — они стали объединять людей.

У меня возникла идея создать сайт, где будут отмечены населенные пункты, которые исчезли или еще существуют. Чтобы любой человек мог найти на карте свою деревню и информацию о ее истории, фотографии, видео тех, кто в ней еще живет. В интернете мало информации о деревне, особенно если она заброшена или уже умерла. Через меня проходят сотни фотографий, старых документов, наград и судеб. Очень хотел бы реализовать такую идею, но для нее нужна достаточно хорошая сумма, пока не могу себе этого позволить.

Фото Алексея Ушакова

«Не всегда приятно быть депутатом»

— Вы были депутатом городского совета Бугуруслана с 2010 по 2018 год. Почему вы выбрали депутатскую деятельность?

— Это произошло случайно. Я был молодым инициативным человеком, хотел сделать город лучше. Попал в предвыборную команду будущего мэра. Поработав там, я стал разбираться в политике, мог влиять на ситуацию в городе. Вступил в «Единую Россию» и стал готовить себя к тому, что буду депутатом. На тот момент в горсовете были депутаты — одни пенсионеры за 50. Я хотел, чтобы в горсовет прошло больше молодых людей. Я участвовал трижды в выборах и с третьего раза прошел.

— Вы до сих пор в партии?

— Да, но уже не активист, как раньше.

— Почему не стали участвовать в последних выборах в горсовет Бугуруслана? 

— У меня нет на это времени. По факту от депутата ничего не зависит в городе, ты очень мало чего можешь сделать. За это время я понял: каким бы ты ни был хорошим депутатом, тебя рано или поздно обгадят. У нас народ не любит депутатов, чиновников, президентов. Я оцениваю: нам зарплату не платили, своих денег из бизнеса я вложил около полумиллиона — на лавочки, асфальт, бабушкам помогал. И никто хорошим словом тебя не вспомнит. Для некоторых людей депутат — синоним слову «дармоед». Поэтому не всегда было приятно быть депутатом. А блогером — приятно: ты свободный человек, ты сам по себе, зачастую у тебя больше возможностей помочь людям. В депутаты не пойду, даже если за это начнут платить бешеные деньги.

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ЛицаСобытияСоцсетиБлаготворительностьОренбургская областьОрловская область

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!