Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Марий Эл

«Если общество на стороне обвиняемого, нельзя вынести однозначный приговор». Адвокат «Агоры» Станислав Селезнев — о том, как защищать деятелей искусства, которых преследуют

На баркемпе в Марий Эл адвокат международной правозащитной группы «Агора» Станислав Селезнев рассказал, почему только общественное обсуждение может спасти от наказания людей, преследуемых за творческие акты. Интернет-журнал «7х7» представляет расшифровку его лекции.

Что такое «Агора» и чем она занимается

— «Агора» — это всероссийское международное объединение, которое включает в себя более 50 адвокатов и юристов из множества регионов страны и за ее пределами. Существует эта ассоциация с 2005 года. С 2016 года – в виде неформальной ассоциации. И специализацией, и известностью «Агора» обязана своим правозащитным делам в области политики. В производстве «Агоры» сейчас находится более ста уголовных дел политического характера, и более 200 дел — об административных правонарушениях. Самая быстрорастущая область дел – это дела по закону о неуважении к власти, который вступил в силу три месяца назад. Нам известно уже почти два десятка дел, больше десятка находятся в производстве адвокатов «Агоры».

Стратегическая цель нашей организации — это привести правоприменение к общеевропейским нормам. Адвокаты «Агоры» уже получили около 50 решений Европейского суда по правам человека. Еще около 360 жалоб от более чем 700 заявителей находятся в ЕСПЧ, потому что в рамках нашего национального правоприменения правды найти пока не удалось.

Один из основных наших принципов  — максимальная открытость прессе и медийность подобных дел. Все дела, имеющие политическую основу, обладают такой спецификой защиты, что без максимального привлечения внимания общественности, без максимальной подсветки деятельности правоохранительных органов, чего они так не любят, практически невозможно добиться положительного разрешения этих дел.


«В искусстве не всегда параллельно следуют друг другу этика и эстетика»

—  Чем интересны дела, связанные со свободой творчества. Люди осуществляют акт творчества, который может выходить за пределы этики. Как мы прекрасно знаем, в искусстве не всегда параллельно следуют друг другу этика и эстетика. Зачастую то, что принято считать очень эстетичным, сейчас из-за действующих законов является неэтичным. Оценку действию творца вынужден давать суд. И в том случае, если компетентный защитник не вмешивается, то решение может быть принято без учета мнения культурологов или экспертов в области искусства, что обязательно требуется при оценке действий на грани закона, права.

Самыми, пожалуй, известными случаями являются дела о публикации роликов группы Pussy Riot. Это и дела о защите акционистов арт-группы «Война». Как к ним относиться? У каждого человека есть личный ответ на этот вопрос. Но этих людей органы правопорядка пытаются привлечь к уголовной ответственности, к мерам, которые обычно применяются к людям, совершившим преступления против личности, экономики, государства. Люди совершили творческий акт. Насколько он творческий, ценный – это отдельный вопрос, который должен разбираться на судебном заседании. И без участия прессы и компетентной защиты это не разбирается. Суд выносит решения на уровне сопоставления текста нормативного акта и текста, записанного в протоколе, составленного сотрудником полиции. Это неправильно для оценки произведений искусства.

 

Возбуждается уголовное дело, связанное, к примеру, с запретом оперы «Тангейзер» в Новосибирске. Об этом узнают представители прессы, от журналистов узнают граждане. Если бы общественной дискуссии не возникало, судье было бы проще. Может быть, вы помните насколько важно было привлечение общественного внимания во Франции уже более ста лет назад по делу Дрейфуса, которое раскололо общество на десятки лет. Спор возникал, был ли виновен данный человек. И задачей адвокатов в таких делах мы видим привлечение внимание и развитие общественной дискуссии. Если она возникает, если крупная часть общества стоит на стороне обвиняемого, нельзя вынести однозначный приговор.

Наверняка всем хорошо известны акции художника-акциониста Петра Павленского. Несмотря на все эпатирующие и нестандартные действия, которые он совершал, оказалось, что в обществе есть запрос на обсуждение этих тем. Действия, которые он совершал, были направлены на привлечение внимания к тому, как государство реагирует на творческий акт.

 «Формы давления разнообразны»

—  Трендом 2018–2019 годов у нас стала попытка цензурирования выступлений, песен и концертов со стороны разнообразных органов. В течение прошлого года около сорока концертов были либо сорваны, либо были попытки их сорвать. Из личного опыта могу рассказать. Самара, 2015 год. На некий молодежный клуб, где выступали группы тяжелометалльного склада, ополчился местный депутат Госсобрания. Перед каждым концертом от данного депутата поступали заявления в прокуратуру или центр противодействия экстремизму с требованием запретить.

Формы давления вообще разнообразны. Начиная с того, что к хозяину площадки обращаются сотрудники Центра «Э» и в частной беседе предлагают не проводить мероприятия, угрожая абстрактными санкциями. Бывает, поступает официальный запрос от прокуратуры, где прокурор берет на себя право ограничить выступление конкретной группы из-за предположительного нарушения закона. Если есть официальный запрос, можем начать работать мы — с обжалованием конкретных решений. Но у хозяина площадки сразу возникают весы: одно выступление против возможных проблем в будущем. И тут каждый делает выбор для себя. Если он организовывает концерт, то на него обычно приходят сотрудники органов наркоконтроля, ОМОН.

В прошлом году группу IC3PEAK прославили государственные органы. Можно с уверенностью сказать, что те, кому не исполнилось 22–25 лет, до массовых запретов этих концертов не были знакомы с их творчеством. Мы с ними работали на опережение: получали информацию, где группа будет выступать на следующий день. Там адвокат уже готовился, направлял запросы в правоохранительные органы, был готов к возможным визитам.

Допустим, организатор желает провести какой-то фестиваль или серию мероприятий. Зачастую у организатора бюджета недостаточно. Ему известно, что есть у министерства культуры бюджет на проведение мероприятий, которые интересны этому человеку. При переговорах с представителями министерства оказывается, что бюджета как раз достаточно для организации. Формат устраивает министерство, программа тоже. Никаких разногласий нет. Происходят анонсы, идет договоренность с участниками. И вдруг оказывается, что бюджет будет выделен через два месяца после окончания мероприятия. Как делают. Проводят мероприятие за счет своих средств, берут кредиты, влазят в долги, закладывают машины, квартиры. Министерство культуры довольно, все восхищены. Минкульт перечисляет средства и требует финансовый отчет. И тут начинается фабула уголовного дела. Составляя фиктивную документацию, организатор выводит деньги на счета сообщников из числа частных предпринимателей, они их обналичивают, отдают организатору, и он их обращает в свое пользование, чем совершает преступление.

И все участники мероприятия становятся либо свидетелями, либо соучастниками. Избежать этого возможно, если заранее продумать юридическую часть. Но каждая неучтенная копейка может стать похищенной и лечь в фабулу уголовного дела.

 

«Суды не хотят учитывать контекст публикации»

—  С давлением правоохранителей встречаются люди творческие, в том числе в области проведения мероприятий совершенно прогосударственных и не носящих оппозиционный характер. Я говорю о фестивалях исторической реконструкции. Буквально весь прошлый год среду реконструкторов будоражило уголовное дело по статье 222 – незаконный оборот огнестрельного оружия. Такое дело было возбуждено против одного из участников — за перевозку в машине макета мушкета 18 века. На протяжении всего прошлого года адвокатам приходилось биться, приходилось назначать многочисленные культурологические экспертизы. Лишь после трех экспертиз удалось доказать дознавателю, что макет не является оружием.

Два свежих дела о демонстрации нацистской символики. Одно из Омска. В отношении господина Пришмана возбуждается дело о демонстрации нацистской символики из-за репоста в соцсети ролика из юмористической передачи «Большая разница» с фашистами. Суд выносит постановление: «Виновен». Находится прокурор города, который самостоятельно выходит в суд с протестом и требует учесть контекст.

Недавно в Чебоксарах вынесено представление о привлечении к ответственности гражданина за публикацию нацистской символики – за ролик, ставший уже мемом. Это была вырезка из фильма «Бункер» с Гитлером. Меньше месяца назад суд вынес постановление, что была публикация нацистской символики. Сегодня практика в России такая, что суды не хотят учитывать контекст публикации.

Те обсуждения, которые происходят сейчас в Госдуме, по факту не меняют ситуацию. Идет речь о том, чтобы разрешить демонстрацию свастики в связи с историческими, научными исследованиями. Иронические высказывания, смех, шутка, мем – эти контексты дума полностью обходит. Это попытка замять ситуацию, а не решить.


Баркемп в Марий Эл проходил в деревне Апшакбеляк с 28 по 30 июня. Темой интеллектуального пикника стала «Свобода творчества и мнений». В нем приняли участие региональные и федеральные спикеры. Организовал мероприятие коллектив из местных правозащитников и гражданских активистов. По оценкам организаторов, на баркемп приехало около 150 человек.

Наталья Петрова, фото Дениса Стрелкова, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости