Собирается ежемесячно 47 112 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Воронежская область
  2. Исследование воронежского философа об аде спровоцировало скандал

Исследование воронежского философа об аде спровоцировало скандал

Георгий Мацуга
Георгий Мацуга
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Настоящий скандал в интернете спровоцировала ситуация, связанная с тем, что РНФ выделил 742 тыс. руб. на проведение исследования по теме "Является ли злом существование ада?". Со всех сторон начали раздаваться возгласы в духе: "На что тратятся государственные деньги?", "РНФ тратит деньги на лженауку" и т. п. Человек, который провел это исследование, - воронежец Игорь Гаспаров. Я с ним хорошо знаком. Кроме того, я философ. То есть образование у меня экономическое, но, поскольку я каждый день читаю работы по философии, в том числе аналитической (а Гаспаров - специалист именно в области аналитической философии), мне есть что сказать по данной теме.

Во-первых, я собираюсь рассмотреть доводы тех, кто заявляет: "Я не читал работу, но осуждаю, потому что по заголовку видно, что это что-то плохое".

Во-вторых, я вкратце рассмотрю саму работу, поскольку исследование уже опубликовано в сборнике "Религия, государство, церковь в России и за рубежом" #4(39) 2021, стр. 51–71, учредитель сборника РАНХИГС при президенте РФ (забегая вперед, скажу: в самом исследовании ничего антинаучного или лженаучного нет).

Итак, начну с рассмотрения доводов тех, кто "не читал, но осуждает".

Подобного рода гневных комментариев очень много, все их рассмотреть невозможно в рамках одного поста в соцсетях. Поэтому я сосредоточусь на нескольких основных - таких, к которым, по-моему, сводится подавляющее большинство других аргументов этого рода:

1. Философия - это не наука / лженаука, поэтому не надо ее финансировать;

2. Это не работа по философии, а замаскированная работа по теологии, теология пожирает философию;

3. Ада не существует, поэтому и предмета для исследования нет;

4. Вопросы, связанные с верой в вечные муки, исследует культурология и религиоведение. Зачем еще это исследовать в философии?

Начну с рассмотрения первого довода

"Философия - это не наука". Многие люди, действительно, придерживаются такой точки зрения. Точка зрения эта - ребячливая, что-то из разряда "я этого не понимаю, поэтому это плохо". Но, к сожалению, среди тех, кто придерживается такого взгляда, много ученых, в том числе и выдающихся. Лауреату Нобелевской премии по физике Ричарду Фейнману приписывают фразу: «Философия науки также полезна для науки, как и орнитология для птиц». Ну что на это можно возразить? Если бы птицы знали орнитологию лучше нас, то, скорее всего, они бы употребляли нас в пищу, а не мы их.

Все же я не буду отшучиваться, а рассмотрю этот довод серьезно. Почему люди часто отрицают полезность философии? Ответы на это вопрос могут быть самые разные:

- философы непонятно пишут;

- главная цель философии - это выживание профессоров философии;

- философы не могут даже договориться об определении основных философских понятий;

- философия - это устаревший способ мышления; на смену мышлению философскому, метафизическому должно прийти мышление научное;

- философы занимаются вещами далекими от жизни;

- философы никогда не изобретут чего-то полезного, например трактор или ракету;

- философы даже не могут определиться с тем, что изучает философия;

- у философии нет предмета исследования;

- порой ученые сходят с ума, нередко их безумие начинается с интереса к философии.

Насчет того, что философы непонятно пишут: то, что пишут физики, тоже непонятно для большинства людей. И тем не менее к физике таких претензий обычно не предъявляют.

Насчет того, что главная цель философии - выживание профессоров философии: это примерно то же, что сказать: "Главная цель биологии - выживание биологов". В действительности же это не так: у биологии есть свой предмет исследования. Есть такой предмет и у философии, но об этом подробнее скажу чуть позже.

Насчет того, что философы не могут договориться об определениях основных философских понятий. Дело в том, что одна из задач философии (но не единственная задача) - пояснение основных понятий, посредством которых мы мыслим, - того, что часто называется философскими категориями: причинно-следственная связь, время, качество, отношения, сущность и т. д.

Философы должны выяснить, что такое познание, сознание, мышление. Но, увы, сделать это очень сложно. Так что разногласия между философами и относительно основных понятий - это не признак бесполезности философии, а признак того, что философские задачи очень сложны. Если бы философы договорились обо всех философских понятиях, это означало бы только одно: мы теперь знаем, что такое мышление, чудесный алгоритм, посредством которого человек мыслит, найден. Если это когда-нибудь произойдет, то следствием этого события станет создание роботов-андроидов, способных полностью имитировать человеческую деятельность. Ведь если алгоритм мышления известен, то может быть создан ИИ. Но пока до этого очень далеко, так что философы еще долго будут спорить об основных понятиях.

Насчет того, что философия - это устаревший способ мышления. Этот взгляд хорошо известен, и называется он позитивизмом (это концепция, согласно которой наука, и прежде всего эмпирическая, основанная на опыте наука, - это высшее из того, что было создано человечеством). Но позитивизм - это тоже философская концепция. Так что радикальная попытка убежать от философии лишь снова возвращает нас к философии. Мы, люди, просто обречены на то, чтобы жить в философии.

Насчет того, что философы занимаются вещами далекими от жизни. Вовсе нет. Философы, напротив, изучают саму жизнь, причем их анализ жизни гораздо более глубокий и основательный, чем анализ биологов. В чем смысл жизни? Для чего мы живем? Эти вопросы - одни из основных для философии. Они для кого-то не важны?

Насчет того, что философы не изобретут трактор или ракету. Этот упрек можно адресовать любой гуманитарной науке. Но это уже явно несправедливый упрек. Например, изучение языков позволяет разным народам лучше понимать друг друга. Исследование мусульманского мистицизма могло бы помочь предотвратить обе чеченские войны. И это исследование не является чисто культурологическим или религиоведческим, но имеет также и философские аспекты. О чем говорили мусульманские мистики? - это вопрос для религиоведения. Правы ли в чем-то они и если правы, то в чем? Это уже вопрос для философии религии.

Насчет того, что философы не могут определиться с тем, что изучает философия. Да, у философов нет единой точки зрения на этот вопрос. Наверное, это один из тех великих философских вопросов, которые решаются уже более 2 тыс. лет и которые еще не скоро будут решены. Но, как ни удивительно, такая ситуация, пожалуй, является следствием того, что философия — в каком-то смысле царица наук. Именно философы создали науки. Именно философы определили, чем должна заниматься каждая из наук. Именно философы разработали первые классификации наук (см., например, классификацию наук Огюста Конта; кстати, Конт был основоположником позитивизма, создателем социологии и еще - создателем философии науки). Так что предметы почти всех наук определены "извне", и определены они философами (хотя, не совсем "извне" - первые ученые почти всегда были еще и философами). А вот предмет философии извне определен быть не может. Так что философам самим приходится этим заниматься, больше некому.

Насчет того, что у философии нет предмета для исследования. На самом деле есть. Не все философы в этом со мной согласятся, но, на мой взгляд, такой предмет - всеобщность.

Рассмотрите, какую-нибудь область. А потом задайте вопрос: "И это все? И если все, то где доказательства того, что это все?" И вы сразу же получите философскую проблему. Например, рассмотрим как будто не философский вопрос: "Что такое жизнь?" Биолог скажет: "Жизнь определяется своими признаками: способностью живых существ питаться, поддерживать стабильное состояние организма, размножаться". Философ же спросит: "Все ли это? И если все, то где доказательства?" Или такой вопрос: «Что значит "быть хорошим?» Возможный ответ: "Не убивать, не красть, почитать отца и мать". Это своего рода минимальный этический кодекс. Как он возник? Был ли он единственным? К каким последствиям привело его возникновение? Всеми этими вопросами могут заниматься культурология, этнология, антропология, правоведение и т. д. Но философ обязательно спросит: "И это все?" Для кого важен этот кодекс? Только для людей, живущих в этой стране? А возможны ли кодексы, значимые для всех? То, что мы видим и слышим, - это все что есть? А что дальше? Для чего мы ходим на работу? Для того чтобы получать деньги. Для чего нам деньги? Чтобы выжить. А для чего мы живем? Есть ли цель, стоящая выше всех целей? Каждый философ считает своим долгом задавать неудобные вопросы, располагающиеся на границах возможностей человеческого познания. Поэтому, часто философов ненавидят. Ведь люди обычно не любят, когда им задают вопросы, на которые они не могут ответить. За это афиняне некогда приговорили к смерти Сократа. Но кто-то должен задавать эти вопросы и искать на них ответы. И хорошо, что такие люди есть.

Насчет ученых, которые сходят с ума, заинтересовавшись философией. Удивительно, но среди симптомов гебефренической шизофрении есть "поверхностный интерес к философии". Правда, гебефреническая шизофрения - это особый случай: обычно это заболевание развивается у очень молодых людей. А "ученый заинтересовался философией и сошел с ума" - это другое. Как правило, такие ученые - это люди весьма солидного возраста. Но, думаю, в таких случаях не стоит путать причину со следствием. Люди сходят с ума не потому, что начинают интересоваться философией, но, скорее, наоборот: интерес к философии может оказаться защитной реакцией организма. Человек, столкнувшийся с психологическими проблемами, часто теряет ориентиры в своей жизни. А что же такое философия, если не процесс непрестанного поиска таких ориентиров? Правда, если психологические проблемы спровоцированы необратимыми изменениями в мозге - здесь, увы, уже никакая философия не поможет. Но в некоторых пограничных случаях, на мой взгляд, хорошая философия способна помочь.

Наверное, здесь я скажу то, с чем не все философы согласятся, но есть хорошая философия, а есть плохая. Хорошая философия учит человека самостоятельному мышлению, помогает ему вырабатывать позицию по сложнейшим вопросам, касающимся его жизни и отношения с окружающими. Плохая же философия учит людей верить в небылицы. Не могу удержаться от примера: Дэвид Бом. Он был одним из наиболее выдающихся физиков XX века. Одни из его достижений - он разработал интерпретацию квантовой механики, альтернативную копенгагенской, многомировой и прочим. Его интерпретация была корректна с научной точки зрения, не противоречила экспериментальным данным, но не была принята научным сообществом. Тогда Бом стал искать мировоззренческие основания для своей концепции, заинтересовался вопросами философии и религии, познакомился с Кришнамурти. Кришнамурти убедил Бома в том, что медитация способна изменить мозг человека на клеточном и даже на более глубоком уровне, и дальше...

Бом стал допускать возможность телекинеза, поверил в то, что Ури Геллер гнет ложки силой мысли, подпустил к себе таких людей, по сравнению с которыми даже Кришнамурти - вполне приличный человек (например, дал интервью журналисту и писателю-фантасту Майклу Талботу, утверждавшему в одной из своих книг, что умеет силой мысли материализовать макароны из воздуха!). Эх! Было бы лучше, если бы Бом заинтересовался не тем ширпотребом, который в книжных магазинах продают в разделе "эзотерика", а серьезной философией, направленной на установление истины, а не на завоевание дешевой популярности путем распространения небылиц. Может быть, тогда удалось бы избежать столь плачевных последствий для научного наследия Бома.

Теперь рассмотрю второй пункт из тех, что я привел в начале поста

"Это не работа по философии, а замаскированная работа по теологии, теология пожирает философию". Здесь я не буду много писать. Чтобы решить, по философии это работа или по теологии, нужно сначала ее прочитать. На основании одного лишь названия "Является ли злом существование ада?" нельзя сделать окончательного вывода. Это может, например, оказаться работа по философии религии или этике. Например, такой вопрос: "Этично ли верить в то, что некоторые люди должны вечно гореть в аду?" По-моему, вполне нормальный этический вопрос (я имею в виду, что вопрос нормальный, а не вечное горение в аду). А этика, как известно, - раздел философии. Но не буду бежать вперед паровоза и отложу обсуждение того, о чем сказано в работе, до анализа самой статьи Гаспарова.

Теперь рассмотрю третий из обозначенных мной пунктов возражений

 "Ада не существует, поэтому и предмета для исследования нет". Биоинформатик Александр Панчин даже привел яркий пример, чтобы проиллюстрировать это возражение: "Является ли злом существование инопланетян?" Ведь инопланетян, как известно, не существует, следовательно, такой вопрос абсурден. Или такой вопрос: "Является ли злом существование драконов?" Подобных примеров можно приводить сколько угодно. Что на это можно возразить? Во-первых, нет стопроцентной уверенности в том, что инопланетян не существует. Может быть, они и есть. Но если они есть, является ли их существование злом? По-моему, это вполне правомерный и не бессмысленный вопрос. Здесь, впрочем, можно Гаспарова (или грантодателей) упрекнуть: «Почему тогда название темы -" Является ли злом существование ада?", а не „Если ад существует, то является ли его существование злом?“ Ведь вторая формулировка корректнее и, возможно, не спровоцировала бы скандал". Здесь возможны разные предположения. Возможно, такая формулировка - следствие небрежности. Возможно, это такой пиар. А можно еще и теорию заговоров предложить: а вдруг это, кто-то специально предложил такую формулировку, чтобы спровоцировать скандал, который плохо отразится на репутации, скажем, ИФ РАН. Как бы то ни было, здесь можно только гадать.

Возможно, кто-нибудь здесь возразит: «Если x заведомо не существует, то зачем исследовать вопрос: "Если x существует, то является ли x злом?"? Есть ли смысл в исследовании заведомо несуществующих предметов?» Чтобы ответить на этот вопрос, следует обратить внимание на то, что существует много людей, верящих в вечные адские муки. А есть пусть и небольшое, но существенное число тех, кто готов за эту веру умереть. И пока это так, этот вопрос будет сохранять свою значимость для общества. Кстати, про инопланетян можно сказать примерно то же самое: может быть, инопланетян и нет, но есть много людей, которые верят в их существование. А для некоторых людей, которые, как известно, называют себя уфологами, поиск следов внеземных цивилизаций превратился в смысл жизни. И пока такие люди есть, сохраняет актуальность вопрос об этических последствиях возможного существования того, во что они верят.

Можно ли распространить это рассуждение на драконов? Я никогда не встречал драконопоклонников. Но кто знает: может быть, когда-нибудь и культ драконов появится.

Теперь рассмотрю четвертый пункт возражений

"Вопросы, связанные с верой в вечные муки, исследует культурология и религиоведение. Зачем еще это исследовать в философии?" Я уже говорил выше о том, что существует философия религии. Как появилась вера в ад? Какое влияние эта вера оказывает на общество? Какие есть разновидности этой веры? Да, такие вопросы могут рассматривать культурология, этнология, религиоведение и т. д. Но вот вопросы: "А вообще считать, что некоторые люди должны вечно мучиться в аду, - это этично?", "Если бы Бог существовал и обрек бы некоторых людей на вечные муки - это было бы этично со стороны Бога? Не был бы такой Бог тираном и садистом?" - такие вопросы - это уже этические вопросы. А этика, как я уже говорил, - это раздел философии. Так что изучение вопросов, связанных с религией, нельзя ограничить только культурологией или религиоведением. Философский анализ таких вопросов тоже необходим.

Итак, я, как смог, рассмотрел возражения тех, кто "не читал, но осуждает".

Теперь же рассмотрю настолько кратко, насколько могу, саму работу Гаспарова

Я прочитал статью, и ничего такого, что можно было бы назвать лженаукой, я в ней не обнаружил. Нет там ни утверждений о существовании полтергейста, нет там ни околосмертного опыта, ни материализации макарон из воздуха, ни телекинеза, ни гомеопатии, ни антигравитации и вообще ничего такого, что имело бы отношение к лженауке. Да и вообще, хорошо зная Гаспарова, я бы вообще не ожидал бы от него появления таких тем в его работах. Статья относится к аналитической философии религии.

Аналитическая философия - это такое направление философии, которое рассматривает в качестве своей задачи беспристрастный поиск истины. Особенности аналитической философии: использование строгой аргументации (иногда, но не всегда, это выражается в активном применении современной формальной логики), отказ от поверхностных аналогий, отказ от софизмов. При этом сам аналитический философ может занимать и, как правило, занимает какую-то определенную политическую или религиозную позицию. Он может быть верующим или атеистом, он может быть коммунистом, либералом или консерватором. Но он не должен позволять своей позиции влиять на сам процесс поиска истины.

Так в чем же заключается та истина, которую ищет в своей работе Игорь Гаспаров? Он рассматривает вопрос о том, насколько адекватен определенного рода аргумент, направленный против религии (в частности, против христианства). Этот аргумент либо опровергает те религии, в которых допускаются вечные адские муки, либо не опровергает. Гаспаров пытается доказать в своей статье, что данному аргументу не удается достичь своей цели.

То есть обращаю ваше внимание: задача Гаспарова не доказать существование ада, не доказать существование вечных мук. Его задача одна — проанализировать данный аргумент и выяснить, адекватен он или нет, удается ли ему опровергнуть данную форму религиозности или нет. И у Гаспарова есть определенная позиция, он пытается доказать, что этот аргумент неадекватен. Удается ли Гаспарову это доказать? На мой взгляд, ему удается доказать лишь то, что у аналитических философов религии, считающих религию, допускающую существование вечных адских мук, внутренне согласованную, всегда есть что возразить своим противникам, и окончательными аргументами для того, чтобы доказать их неправоту, мы не располагаем.

Но удалось ли ему доказать, что существование вечных адских мук не противоречит идеалам любви и милосердия? Все мое существо взрывается при мысли о том, что самое доброе и могущественное существо обрекает кого-то на вечные мучения! Ведь если даже самый добрый и могущественный творит такое, то чего стоит ждать от остальных? Однако это мое возражение имеет ярко выраженную эмоциональную окраску, следовательно, не может быть использовано в качестве аргумента в рамках аналитической философии. И в этом заключается сила позиции Гаспарова: возразить ему, кроме эмоций, оказывается нечего. Христианский Бог в работе Гаспарова предстает как некто, в каком-то смысле холодный, странный и непонятный. Но это не вина Гаспарова и не его выдумка. Это образ Бога, выработанный тысячелетиями становления христианской теологии, в рамках которой Бог предстает не только как всемогущий, всезнающий и всеблагой, но также и как предельно простой, бесстрастный и не подверженный никаким влияниям, в том числе и влияниям со стороны стенаний грешников, оказавшихся в аду. Гаспаров не создавал этот образ Бога, а лишь передал в своей работе те идеи, которые сформировались задолго до него.

Таким образом, я не могу согласиться с утверждением Гаспарова о том, что вера в существование вечных адских мук не противоречит идеалам сострадания и милосердия. Здесь, наверное, мне следовало бы разъяснить более подробно, почему я не согласен, и аргументировать свою позицию. У меня есть некоторые соображения по этому поводу, но здесь я пока воздержусь от того, чтобы их высказывать. Я написал этот пост для того, чтобы поддержать Игоря Гарибовича, а не для того, чтобы разнести его идеи в пух и прах.

Возможно, у кого-то возникнет вопрос: если я в корне не согласен с идеями статьи Гаспарова, почему я не объявляю их лженаучными? Потому что высказывание "Я не согласен с идеей x" означает не то же самое, что "Я считаю идею x лженаучной". В рамках науки часто возникают такие ситуации, когда друг с другом конкурируют две концепции, но при этом еще не проведен решающий эксперимент, который позволил бы выбрать из них одну. Пока решающий эксперимент не проведен, сторонники одной из этих концепций не вправе обвинять сторонников другой в лженаучности. Нечто подобное имеет место и в философии. Но только в философии нет решающих экспериментов. Скорее, можно говорить о решающих аргументах. Пока не приведен решающий аргумент против некоторой философской концепции, мы не вправе объявлять ее лженаукой.

Теперь в завершение поста несколько слов о самом "виновнике торжества". Игорь Гарибович - настоящий аналитический философ. И удивительно, что такой человек живет в Воронеже. На мой взгляд, то, что он делает в течение последних нескольких лет (а может быть, даже и дольше, чем нескольких) - он пытается организовать серьезный исследовательский центр, занимающийся вопросами аналитической философии (это моя точка зрения на его деятельность, сам он мне таких слов не говорил) и, прежде всего, аналитической философии религии. На протяжении ряда лет он проводил семинары, посвященные аналитической философии, - единственные семинары такого рода в Воронеже (на время пандемии семинары приостановили, но, надеюсь, после пандемии они возобновятся). В последние годы благодаря его усилиям в Воронеже стали проводиться конференции, посвященные аналитической философии религии (одну такую конференцию удалось провести в пандемию, но, разумеется, через Zoom), в том числе конференции, посвященные творчеству таких аналитических философов, как Питер ван Инваген, Алвин Плантинга, конференции, посвященные Аристотелю и схоластике и другим философски проблемам (некоторые такие конференции Игорь организовал сам с помощью некоторых местных энтузиастов, в последнее время их проведение поддерживает Медицинский университет им. Бурденко).

Так что, как мы видим, его усилия не остались напрасными. Игорь Гарибович лично знаком и поддерживает научные связи с ведущими аналитический философами мира (например, с Питером ван Инвагеном, Ричардом Суинберном), регулярно публикуется в зарубежных научных журналах. Поэтому всякие возгласы вроде "О, грант достался какому-то воронежцу из какого-то медицинского университета" основаны на абсолютном незнакомстве с реальной ситуацией. Грант достался тому, кому он должен был достаться. А производителям подобного рода возгласов я предложил бы для начала заткнуться и проанализировать ситуацию, прежде чем что-то говорить.

Ну а пост, в котором я разобью идеи Гаспарова в пух и прах, я постараюсь опубликовать позже, если хватит времени и сил на его написание.

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
2 дек 2021
Николай Сапелкин
Николай Сапелкин
Сталин и Церковь
Мнение
29 ноя 2021
Евгений Писарев
Евгений Писарев
Земная жизнь Иисуса Христа — это еще и модель поведения человека во враждебной среде
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
НаукаРелигия
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!