Собирается ежемесячно 45 912 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Карелия
  2. В карельской рунопевческой деревне Погранкондуши еще стоят дома-памятники. Как спасти историю?

В карельской рунопевческой деревне Погранкондуши еще стоят дома-памятники. Как спасти историю?

Татьяна Смирнова
Татьяна Смирнова
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Карельская рунопевческая деревня Погранкондуши

Недавно стало известно, что с 2008 года в Карелии выведено из-под охраны государства 66% объектов культурного наследия. Что-то сгорело, что-то само развалилось... Небольшая точка на карте - карельская рунопевческая деревня Погранкондуши, где когда-то проходила граница между СССР и Финляндией. В ней еще стоят дома-памятники, как спасти историю?

«2021 год проходит в Республике Карелия под знаком рун. Я родилась и живу в Приладожье, в деревне Погранкондуши Олонецкого (ныне Питкярантского района), глубоко интересуюсь историей и культурой, поэтому знаю, что на моей малой родине бытовала эпическая поэзия. Фольклористике известно имя Марии Гершиевой (1887–1944), уроженки Пограничных Кондуш, от которой были записаны руны на сюжеты „Выкуп девушки“ и „Поиски гуся (брата)“. Дочь Марии Гершиевой Любовь Тюттиева в детском возрасте усвоила от своей мамы колыбельную, лирические песни, потешки, игры, пословицы, фрагменты некоторых других видов поэзии и применяла их в обычной и незаметной повседневной жизни. От Марии Муруевой из Мансила я слышала исполнение песни-баллады, связанной с именем эпического героя Куллерво, „Молодая жена жалуется на мужа“. Многотомное издание „Древние руны финского народа“ содержит имена и тексты еще двух наших земляков: Anni Trohpine – Анны Трохпиевой из Кондуш и Pešin Paša - Петрова Павла из Кавайно, которым в 1919-м, в год записи, было 23 и 42 года.

Любимой песней южных карел является песня „Сватовство в Хийтоле“. Она рассказывает о сватовстве кузнеца Илмоллине к красивой Катерине (иногда Аннушка). „Много туда ушло, мало оттуда вернулось“, – предупреждает его мать. В дороге у жениха все время что-то ломается, да и обратный путь небезоблачный: молодые ссорятся. Герой вернулся, однако без невесты – она все время убегает! Жених обращает ее в чайку. Известных вариантов этой „песни кузнецов“ насчитывается более 90, и в редких случаях кузнецу удается довезти жену до порога своего дома.

В Погранкондушах память о поколениях знатных рудодобытчиков и кузнецов закрепилась в таких географических названиях, как Раудумаа и Паюмяги. Глядя с высокой кондушской горы на открытые просторы, погружаешься в мир ярких образов и слов, наполненных магическим очарованием как на ливвиковском наречии, так и в переводах: „Отправился кузнец в путь, золотые змеи на ремнях. Соловьи-птички на дуге поют; золотые кукушечки кукуют“ (из руны Амосовой О. А. Нехпойла, Пряжинского р-на. Записал В. Я. Евсеев. 1936. 143. - В книге: Эпические песни Южной Карелии. Петрозаводск, 2006).

В Погранкондушах древняя колея, проложенная по вершине горы, заметно похорошела, особенно с лета этого года: положен новый асфальт, улучшены условия движения пешеходов по центральной улице-дороге, обочины обсыпаны крошкой из старого асфальта. Это не может не радовать. К дороге жмутся бревенчатые дома и домики. Речь пойдет о домах и особенных домах с их судьбой-родословной. О древе жизни на примере д. Погранкондуши, где еще не так давно звучали карельские руны. О проблеме сохранения материального и нематериального наследия, с которой сталкиваются, вероятно, и в других населенных пунктах Карелии.

Способ называния домов что в Погранкондушах, что в соседних деревнях одинаковый. И это не номера. Для называния дома используется фамилия проживающей/проживавшей семьи, например: дом Меркурьева, дом Аверкиевых, дом Родионовых. На карельском языке – фамилия в притяжательном падеже + слово kodi или taloi. Другим распространенным способом называния было имя дома по отфамильному прозвищу, например: Hukan taloi - дом Волковых (Хукка – прозвище). Есть названия домов по роду занятий: „дом пастуха“, „дом бабушки-швеи“, „учительский дом“ и т. д.; по расположению и жильцам: „дорожный дом“ (жили рабочие ДСУ), по значимой части: „дом на бункере“; по собственности: „совхозный дом“, по форме: „дом Кошкиных двойня“ (на две половины); по времени: „старый клуб“, „новый клуб“, по действиям: „дом Микушин Вера – купили Коппаловы“, по одному из признаков: „старый фундамент – жили Тероевы“, по строителю: „родитель строил“.

Кондушские дома

Дома стойко ассоциируются с их первыми обитателями, даже если они сменились в результате сделок с недвижимостью. Это объясняется тем, что деревня жила узким замкнутым кругом, местным обществом. Любовь Васильевна Т. (по-карельски Лемпи), рассказала: „Я, бывало, спать лягу, и начинаю вспоминать, кого я помню с детства, – насчитала 100 взрослых; вот прямо так: дом за домом и кто в них живет, именно как я помню“. Дом, украшенный резьбой, получает у нее оценку с точки зрения эстетики. „Дом Петровых – дед Иван жил − красивый домик“. Лемпи запомнилось, как хозяйка одного из маленьких домишек на главной улице описывала свое жилище. „Бабушка не очень хорошо умела говорить по-русски. Ее спрашиваешь: 'Как, бабушка, поживаешь, что делаешь?' – она отвечает: 'Да ничего не делаю, мне в клонку нельзя. А хорошо живу. Три крышка у меня: первая крышка — доски, вторая крышка — толя, третья крышка — опять доски'“. Домик „Три крышка“ до сих пор стоит в деревне.

Послевоенные дома строили более чем экономно. Первые впечатления Лемпи от своего дома, в который переехала в детстве: „У нас была комната и кухня. Помню стены из бревен, покрытые известью, то ли от конюшни разобранной, то ли бывший склад. Сестра Валя на почте работала, так оклеила их старой почтовой бумагой“. Ее тезка Лемпи Ивановна Т. рассказала свою историю рождения дома: „Семья была большая - шестеро детей, мал мала, меньше, а дом тесный, старый. Лес рядом, а поди-ка сруби. Однажды сосед пришел, говорит: 'Ищите трактор быстро и поезжайте на Ладогу бревна грузить, будет вам дом!' Оказалось, что ночью штормом пригнало к берегу бревна. Трактор нашелся, и бревен как раз хватило на сруб нового дома“. Свой новый дом хозяйка покрасила в голубой цвет в благодарность озеру и на долгую память.

Один из кондушских домов принадлежал ветерану войны с инвалидностью. Он работал трактористом, вырастил большую семью. Дом строил из нового и старого материала: „Задняя часть дома одна стена из старых бревен, а та, которая к дороге – из новых“, делится сведениями о доме наследница. В соседней Кавгозеро есть дом, построенный после войны из старой риги. И местные старожилы обязательно укажут на пустое место на берегу озера и скажут: „А там была saldatan kyly (солдатская баня) - Тероевы жили“. До войны в бане мылись пограничники Кавгозерской заставы.

Особо хочется выделить рассказ Анны Пашковой, вспоминавшей в 1990 году массовое строительство в деревне Кавайно после войны 1919–1920 гг., когда сгорела вся деревня с церковью, банями, ригами и сенными сараями. „Во время войны жили в Кавгозеро у Пашковых – трое братьев мужа. Потом дали бревна на строительство, и уже через год, в 1923-м, перешли в новый дом (в своей деревне Кавайно). Все друг другу помогали строить: крыши дранкой крыли, Мягинен Матти окна делал“. Анна запомнила имя оконных дел мастера, но на вопрос, откуда он, ответить не смогла. Впоследствии выяснилось, что человек с таким именем и фамилией жил в д. Руокоски Пряжинского р-на. Матти Мягинен (1856–1924) был известный народный мастер. Его работы представлены в фондах музея „Кижи“, в коллекции прялок юго-западной Карелии. Согласно научной справке музея, он „работал на заказ, занимался росписью прялок, дуг, шкафчиков“. (Цит.: Набокова, О. А. Кижский сб. статей, 2006, №9). Вероятно, он и был тем человеком, который окна делал в Кавайно, а может быть, и в Кондушах, которая всего в двух километрах от нее. Кстати, в д. Погранкондуши сохранилась одна прялка (без росписи), которая по своей форме и рисунку резьбы точь-в-точь такая же, как одна из прялок Пряжинского района, представленных в коллекции музея „Кижи“. Кондушская прялка принадлежала Александре Абрамовой (урож. Деляевой), а может, и ее маме.

В период 1928–1930 гг. деревня Пограничные Кондуши была обследована архитектором, графиком, профессором Р. М. Габе (1875–1939) в рамках этнологической экспедиции КИПС (комиссия изучения производительных сил СССР) Академии наук. Были произведены обмеры, зарисовки, а также фотографирование крестьянских строений в р-не Сямозерском, Олонецком, Святозерском, Видлицком, Медвежьегорском и Петровском. В то время д. Погранкондуши входила в состав Видлицкого р-на. Из кондушских домов Габе выделил два дома: Меркурьева и Аверкиевых. Именно они получили статус охраняемых государством памятников архитектуры нач. ХХ в. Рядом с домом Меркурьева изначально стоял амбар, но теперь его нет. Во дворе стоит сгнивший колодец.

Дома Аверкиевых и дом Меркурьева по улице Центральной включены в список охраняемых объектов культурного наследия Питкярантского района. На основании заключения экспертной комиссии от 3 июня 1996 года. Как сообщила Администрация Питкярантского муниципального района в ответ на мой запрос, в 2020 году сотрудники Республиканского центра по государственной охране объектов культурного наследия провели обследование домов-памятников по ул. Центральной в Погранкондушах и установили, что дома находятся в неудовлетворительном состоянии и обладают признаками бесхозяйных. Грустная правда состоит в том, что местные жители совсем недавно узнали, что у домов есть статус. Ведь им об этом никто не рассказывал. Администрация Салминского поселения тоже об этом не знала.

В позднесоветское время и в эпоху перестройки о Меркурьеве уже почти никто не помнил. Какое-то время в доме жили Тагвоевы, поэтому дом сменил имя - назывался домом Тагвоевых. Затем хозяева продали дом новому владельцу. Тот отремонтировал дом и приезжал на лето раза два. Толи он не успел ни с кем подружиться, то ли те, с кем он свел знакомство, умерли, но теперь уже никто и нигде в округе не знает его имя. Обнаружив, что в оставленном доме выдраны полы, окна и потолки, он оставил дом навсегда (?). Контакты владельца неизвестны, человек отсутствует около 30 лет. Может быть, наш посыл дойдет и его дети откликнутся? И тогда в судьбе дома может произойти поворот.

Дом Меркурьева (№33 по улице Центральной) стоит напротив пожарного пруда (муниципальный объект). Водный источник противопожарной безопасности для всей округи также находится в неудовлетворительном состоянии: зарос кустами и деревьями, бревна на его поверхности сгнили, пирса нет. В 2020 году инициативная группа д. Погранкондуши и Мансила приняла участие в конкурсе „Народный бюджет“ по благоустройству муниципальных объектов. Идея заключалась в очистке и реконструкции пруда и прилегающей территории, а также устройстве сквера с общественным садом-огородом, где была бы размещена карта деревни и окрестностей с традиционной топонимией на карельском языке. Дом Меркурьева визуально мог бы стать важной составной частью обновленного культурного ландшафта Погранкондуш.

Проект Пожарный пруд/сквер в Погранкондуши не смог собрать достаточно голосов ввиду малочисленности населения деревень. По результатам электронного голосования он собрал 48 голосов против 98 и 138 голосов за два проекта пос. Салми. Победителем был определен проект парка „Молодежный“ в Салми. Тем не менее над воссозданием исторического центра Погранкондуш придется работать.

Об истории рода Меркурьевых известно мало

В 1919 году в деревне Погранкондуши проживал человек по имени Иван Меркурьев с сыном Василием и дочерьми Сандрой, Анни и Марией. О жене и матери детей сведений нет. В электронном ресурсе „Открытый список“ базы данных „Жертвы политического террора в СССР“ изложены биографии Меркурьева Василия Ивановича (1896–1938, м. р. Погранкондуши, карел) и Меркурьева Михаила Ивановича (1908–1938, м. р. Погранкондуши, карел), репрессированных в годы культа личности Сталина. Первый из братьев работал бухгалтером в НИИ-10 в Ленинграде, второй - преподавателем в г. Нижний Тагил Свердловской обл. Очевидно, они были сыновьями Ивана Меркурьева. Оба реабилитированы. В деревнях Кондушского с/c в 1920–1930-е годы пали жертвами террора десятки человек. Из родового древа вырывали не только ветви, иногда и все целиком.

 
 
 

Известно, что Михаил Меркурьев учился в Финском педагогическом техникуме в г. Петрозаводске; следом за ним в это учебное заведение отправился учиться его земляк Алексей Михкиев (1907–1973). В дальнейшем А. М. Михкиев станет одним из авторов самой первой азбуки на вепсском языке. Он работал также над составлением анкеты для олонецко-карельских словарей под руководством Д. В. Бубриха, ученого-языковеда с мировым именем. Некоторые вещи из ветхого дома Михкиевых, ныне не существующего, хранятся в музее „Кижи“. Они были отправлены туда с согласия дочери А. М. Михкиева зимой 1991 года.

В спасении реликвий из завалов снега принимала участие учащаяся Ряймяльской школы Евгения Романова. Тогда в музей были отправлены порядка 70 предметов от разных дарителей д. Погранкондуши. О жизненной истории А.М. Михкиева, его научной и педагогической работе подробно рассказывает его внучка С. В. Коробейникова в статье „Отечественное финно-угроведение: Забытые имена – А. М. Михкиев“ (2016), она же упоминает о Михаиле Меркурьеве и месте его учебы. К сожалению, профессиональная карьера Михаила Меркурьева была короткой: он умер в тюрьме молодым.

На кладбище в д. Погранкондуши находится могила Матрёны Григорьевны Лушкиной-Меркурьевой (1875–1940) с надписью на гранитной плите „Мир праху твоему, дорогая мама. Дочери: Анна, Екатерина, Александра“. Эта могила с эпитафией на небольшом кондушском кладбище - старейшая из тех, где сохранились имена. Известно, что в 1919 году Матрена была замужем за Сергеем Михайловичем Лушкиным и у них были дочери Анна и Екатерина. Предположительно, у нее был второй брак с Иваном Меркурьевым, у которого, вероятно, было пятеро детей: двое сыновей и три дочери. Отчество Ивана Меркурьева неизвестно, о его судьбе тоже нет сведений. По словам местных жителей, он был из торговых крестьян и до революции занимался торговлей. Случайно или нет, сама фамилия указывает на род занятий Ивана, хотя понятно, что в основе подобных русских фамилий лежит каноническое имя Меркурий, а не имя римского бога, покровителя торговли. В доме Меркурьевых в начале 1930-х был устроен детский сад коммуны, так же как в половине дома Аверкиевых и в доме Петровых.

Теперь, когда в Погранкондушах не осталось никакой инфраструктуры, кроме дороги и заросшего пруда, не считая частных домов, а постоянное население сводится к двум десяткам человек, необходимо задуматься о новых, надежных способах сохранения историко-культурного наследия. Поэтому обращаемся в управление по охране объектов культурного наследия, министерство культуры, а также министерство национальной и региональной политики с предложением обдумать и обсудить проблему сохранения архитектурных памятников, расположенных на удаленных и малонаселенных сельских территориях, в частности на территории Салминского сельского поселения в д. Погранкондуши. Состояние архитектурных памятников на местах и ситуация вокруг них влияют на сохранность всего историко-культурного наследия Карелии в целом, а также на развитие сельских территорий, где памятники находятся. Если мы сумеем извлечь уроки из прошлого, мы улучшим индивидуальное и общее самочувствие, сможем надеяться на успехи в образовании, науках, экономике.

Содержание кондушских вариантов известных эпических сюжетов представляет собой позитивный сценарий: „Приехал брат из Выборга, Сам весь в костюмах. Второй - полная шея бус. Третий привез вечного (?) гуся“. В отличие от другого варианта редкого сюжета „Поиск гуся (брата)“, где героиня идет домой - „слезы на дорогу капали“, кондушский вариант заканчивается удачно. В песне „Выкуп девушки“ развитие событий тоже имеет счастливый конец.

Мы призываем неравнодушных соседей оказать посильную помощь в малом: уборке в весеннее и летнее время сорной травы и молодой поросли деревьев и кустарника, которые постепенно поглощают старинное подворье исторического памятника - дома Меркурьевых. Или будем ждать, пока борщевик вырастет?»

Мария Трифонова, деревня Погранкондуши

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
21 авг 2021
Татьяна Смирнова
Татьяна Смирнова
Вепсов выгнали с любимого берега
Мнение
1 мар 2021
Эмилия Слабунова
Эмилия Слабунова
Практически все леса на территории вепсского сельского поселения оказались в аренде у деревообрабатывающего комбината
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
КарелияИсторияКоренные народыФото
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!