Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Республика Марий Эл
Собирается ежемесячно 42 760 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Марий Эл
  2. Вопрос о русской идеологии принадлежит всем: Михаил Делягин и Александр Севастьянов в вопросах и ответах

Вопрос о русской идеологии принадлежит всем: Михаил Делягин и Александр Севастьянов в вопросах и ответах

Лев Трапезников
Лев Трапезников

В издании АПН 24 марта 2021 года вышла статья Александра Севастьянова «Новая русская идеология» Михаила Делягина». В указанной статье Александр Севастьянов подверг критике публикацию «Новая русская идеология», написанную экономистом и публицистом Михаилом Делягиным.

Статья у Александра Севастьянова достаточно жестко бьет, как кажется ее автору, по проекту Михаила Делягина, который посмел, видите ли, поднять тему о русской идеологии, чем очень обеспокоил русского националиста Севастьянова.

Почему обеспокоил?

А потому, как я думаю, что Александр Севастьянов тему Русского движения и в целом все темы в ракурсе «русской идеи» считает своими темами, и если же чужаки врываются в его занятую им нишу, то его это сильно напрягает. Александр Севастьянов себя считает патриархом русской идеи и всего, что близко к ней находится. Он и только он может быть выразителем чаяний русских, он и только он может давать правильную оценку мыслям обо всем том, что касается Русского движения. По крайней мере так ему кажется. Ну правда ведь, Александр Никитич?

Объясню свою позицию читателю по вышеизложенному мной. А затем уже перейду к разбору статьи Александра Севастьянова и мыслей самого Михаила Делягина

Итак, дело все в том, что Севастьянов и ближайшее окружение его почитателей никакой русской революции не желают. Они этой революции даже боятся, так как любая революция перевернет их устоявшийся мир, выраженный в сборищах, которые они производят в московских ресторанах, где и рассуждают «о путях русского народа». Кстати сказать, рассуждая о народе, эти люди, объявившие себя «барской породы», просто не знают интересов этого народа и презирают сам этот народ.

Александр Севастьянов желает быть единственным патриархом в Русском движении, и любое вторжение в Русское движение со стороны таких, как Михаил Делягин, вызывает у Александра Никитича обеспокоенность. Не потеснят ли его? Ведь русская тема – это его тема, и тут Александр Севастьянов уже мечтает остаться в истории России единственным непререкаемым русским авторитетом, которого потомки будут вспоминать как гения.

С таким за одним столом под закуску и водочку может сидеть только почивший Константин Крылов. Тоже гений, но только такой гений, который не претендовал на лавры самого Александра Никитича, признавая в нем русского патриарха. И не надо никаких русских революций: их не будет, так как их Севастьянов с Крыловым отменили, сказав всем, что нужно Русскому движению уйти чуть ли не в общины или же в русские диаспоры. Такая мысль звучала уже у Константина Крылова. Возможно, что Константин Крылов частью своей эту мысль взял у Александра Никитича. То есть сидите в русских диаспорах, а мы будем вами управлять как единственные авторитеты русского народа.

История СССР была для русских тем же, что был для евреев тот самый Египет, говорил Константин Крылов. Мрак да и только был в СССР, и все стройки века с его индустриализацией были зло - так подавали утописты историю страны. И не видели эти утописты в истории русского народа естественной эволюции или просто не хотели ее видеть. Наверное, и сам Александр Никитич такого же мнения. Наверное, сам Александр Никитич также отрицает экономическую составляющую в политическом процессе, как и исторические закономерности, - зачем они ему? Наука мешает чувствовать себя барином.

Поясню здесь и такую вещь, что в российской политике каждый занимает свою нишу. Например, когда-то я объявил через издание «7х7» о том, что объявляю бойкот выборам в Госдуму. Что же тут началось... ведь столько повылазило из либерального болота комментаторов, которые мне старались разными способами доказать то, что я не имею права на бойкот, так как бойкотировать что-либо в той ситуации могут только они – либералы.

Системная и несистемная оппозиции поделили между собой электорат: вот у этих электоратом должны быть рабочие, а вот у этих креативный класс каких-то там элементов, а вот у этих деклассированный элемент, который необходимо научить ходить в косоворотках. И вот каждая политическая группа старается отстоять свою нишу, кормясь с этих ниш. И речь здесь о смене экономического курса, который убивает страну, не идет даже – им просто нужно сохранить свои позиции среди обрабатываемого ими электората.

И вся риторика такой оппозиции и также системников, естественно, лжива: никаких экономических проектов, никаких проектов по новому государственному и политическому устройству страны. Слова, слова и слова… и чтобы поинтереснее было «людишкам», иначе не удержать их умы в повиновении. А в свою нишу каждая политическая группа чужаков старается не впускать, ведь «своя ниша» дает деньги только своим, а то есть тем, кто в этой нише обрабатывает "дурачков".

Мы своих "дурачков" обрабатываем, а вы обрабатывайте своих "дурачков" и в нашу политическую нишу не суйтесь - вот что хотел сказать Александр Севастьянов своей статьей Михаилу Делягину. А вы вот не поняли - а я вам объясняю.

Да, здесь я говорю об этом умирающем старом мире, который всеми силами старается удержаться на плаву. Этот мир защищает себя карательными акциями против своих оппонентов, этот мир защищает себя, если мы говорим о несистемниках, самыми виртуозными статьями. И получается, что вас водят за нос, ведь к старому миру мы можем отнести всех вот их, - это и КПРФ, это и ЕР, это и Севастьянов, это и разного рода либеральные деятели. Все они чувствуют свой естественный конец и яростно стараются выжить. Им необходимо всем выжить, и им не нужны революции, так как при старом порядке для них все ясно и они при своем авторитете и деньгах, а там, после революции, ведь еще непонятно, как все сложится… И даже яростные борцы с «путинизмом» всех мастей уйдут вместе со старым миром в архив истории, так как они ведь порой и не настоящие совсем борцы – на критике В. В. Путина выстроена целая индустрия для зарабатывания денег.

Но эволюция русского народа, который неуклонно превращается в политическую нацию и который совершенно не стремится в какие-то там глупенькие русские диаспоры, вынесла свой приговор старым конструкциям прошлого.

Но будем постепенно возвращаться к указанным статьям Михаила Делягина и Александра Севастьянова.

Так, если бы желал Александр Севастьянов русской революции, которая привела бы к смене антинародного экономического курса, то он был бы всеми руками только за, чтобы политики разных рангов начали писать статьи о русской идеологии, как это сделал Михаил Делягин. Да - был бы за. Но Александр Севастьянов предал жесткой критике мысли и проект Михаила Делягина о русской идеологии. Он в своей статье не дискутировал, он старался просто убить мысли Делягина, а нам, русским националистам, нужна не жесткая критика в отрицании всего, что не нравится Севастьянову, - нам нужен конструктивный диалог, направленный на выработку общей позиции по вопросу создания русской идеологии в России. Нам архинеобходима мирная дискуссия, нам архинеобходимо то, чтобы о русской идеологии заговорили все, - от простого гражданина до политиков и министров!!!

А теперь прямо перейдем к статье Александра Севастьянова и затронем мысли самого Михаила Делягина

Итак, статья Александра Никитича Севастьянова «"Новая русская идеология" Михаила Делягина» начинается с краткого разбора предстоящих выборов. Автор пишет о том, что конкуренты «Единой России» будут стаскивать эту партию всеми силами с пьедестала, как будто ранее они не пытались это делать, пытаясь в центре и в регионах получить больше мандатов в парламентах всех уровней. Пытались, но всегда административный ресурс, служащий ЕР, на местах и в центре играл выдающуюся роль. И даже в регионах, которые мы назовем условно «красным поясом», «Единая Россия» на всех выборах брала самые высокие проценты с большим отрывом от своих «партнеров» по Госдуме. Так, Александр Севастьянов пишет: «…по опросам „Левада-центра“*, если бы выборы в Думу состоялись 14 марта, за эту партию проголосовало бы всего 27% избирателей».

Зачем он приводит опросы «Левада-центра»* в своей статье, если сам точно знает, что эти опросы и сами выборы на практике являются вещами совершенно разными. 146% за «Единую Россию» хоть и являются вещью за гранью математических соображений, но «ЕР» может и такие вещи делать. Улыбаюсь сижу.

На счет оппонентов «ЕР» есть такая фраза у Севастьянова: «…падающего подтолкни». А кто толкать будет падающего? Пропагандистские министерства Кремля, коими являются и КПРФ, и «Справедливая Россия», и ЛДПР? Указанные партии созданы Кремлем как пропагандистские ресурсы, в задачу которых входит удержание протестных масс под своим контролем. Вы, состоя в этих так называемых партиях, а по сути своей тех же пропагандистских министерствах, можете хоть заругать власть, но руководство таких «партий» сольет любую жесткую попытку протеста своего электората. А тем, кого все устраивает, для тех «ЕР».

Разбирает также Александр Никитич положение ЛДПР, и КПРФ, и «СР» к выборам, говоря о полной деградации «ЕР» и попытке верховной власти создать новую партию власти на основе старых системных сил. Зачем? Здесь же он упоминает и организацию «За правду» Захара Прилепина, а также пишет об усилении «Справедливой России» перед выборами. Вот его слова: «„СР“ слилась с партиями „Патриоты России“ Геннадия Семигина и „За правду“ Захара Прилепина». Намекает нам Александр Севастьянов, что готовят новую партию власти и делать такую партию попробуют из «Справедливой России».

Кстати, прилепинская организация была создана как патриотическая сила именно к выборам, но задолго до выборов эта безыдейная структура умерла. А регионы вот и Прилепина-то не очень-то знают, кто это такой…. Напомню также, что «Справедливая Россия» также является всего лишь пропагандистским министерством Кремля, и задача «СР» заключается только в том, чтобы взять под свой контроль тот электорат, который тяготеет более к социал-демократическим идеям. Эта системная «партия» является прибежищем, так скажем образно, очень «легкого» электората, тяготеющего к левому движению. Но заменить «ЕР» на «СР» дело невозможное, так как «ЕР» и «СР» в глазах народа являются частями одной политической силы, и эта сила в глазах народа обанкротилась. Не имеет смысла в дни растущего экономического и политического кризиса менять одного Путина на другого и не имеет смысла менять одну «ЕР» на другую «ЕР». Хитрит со своим читателем Александр Никитич…

И зачем все это пишет нам Севастьянов, который понимает, что эти выборы в Госдуму ничего не значат, если ситуация к выборам кардинальным образом не изменится настолько, что В. В. Путин будет сдвинут со своего поста и элитным группам придется договариваться со здравой оппозицией о создании новой партии власти. Только оппозиция, став властью, может сегодня поднять вверх рейтинг власти. Старый же мир с ее пропагандистскими министерствами, которые имитируют выборы, нам уже не интересен в виде каких-то там конкурирующих между собой сторон на выборах.

А за тем Севастьянов ведет разбор положения партий перед выборами, чтобы все свои рассуждения вывести на экономиста и публициста Михаила Делягина. Так, Александр Севастьянов пишет следующее:

«Сергей Миронов сделал, на мой взгляд, исключительно удачное приобретение, пригласив на роль партийной „говорящей головы“ известного экономиста и политолога левого (марксистского) толка Михаила Делягина. Чья возросшая с недавнего времени активность как блогера и медиаперсоны резко выделила своего героя среди политических комментаторов. Альянс вполне взаимовыгодный, надо сказать: не прижившись в коридорах власти, Делягин превратился в крупную фигуру контрэлиты и демонстрирует амбиции, которые вполне могут быть удовлетворены в рамках успешной партии. Публично продекларировав свою партийную принадлежность, Делягин сразу отметился несколькими яркими выступлениями; в том числе озвучил партийную предвыборную программу (которую, как видно, ему доверили составить), но главное – создал и выставил в интернете текст под названием „Новая русская идеология“».

Нет. Нет же, выборы и фигура Делягина как фигура политическая, которая «приобретена» «Справедливой Россией», совершенно не интересны Александру Севастьянову. И не обратил бы особого внимания Севастьянов на то, чем там занимаются системные партии перед выборами, если бы вот не эта статья Михаила Делягина, названная им «Новая русская идеология». И как я уже писал выше, Севастьянову стало обидно и неуютно, что Михаил Делягин вдруг затронул тему, которую для себя присвоил сам Севастьянов. Но об этом я уже в начале статьи сказал. Кстати, 2 апреля 2021 года я так прокомментировал статью Михаила Делягина «Новая русская идеология» в группах и на своей странице в Facebook:

«Все больше и больше политиков, и известных политиков, начинают обсуждать вопрос о создании русской идеологии в России. Вопрос своевременный, назревший. Все больше мы слышим то, как о русской идее говорят в академических кругах. Русское становление произойдет через создание русской идеологии, и это понимает все больше интеллектуалов в России. Прочитайте статью Михаила Делягина. Не надо, думается, жестко его критиковать, но где-то и поправить, можно и повести с ним конструктивную дискуссию. Такие статьи поддерживать надо, а не уничтожать критикой. Граждане должны начать дискуссию о том, как должна выглядеть русская идея развития. Вот о чем речь. Кто-то самовольно решил присвоить "русскую нишу", подмяв ее под себя, - это интеллигентские кружки. Но присвоить тему русской идеологии нельзя, так как в ее создании принимать участие будут все - от граждан до представителей многих интеллектуальных и политических течений страны, - это естественный процесс становления идеологии в России. Либерализм и старые левые учения уходят в прошлое, и чтобы не остаться на политической обочине, нужно быть с русским движением, создавать русское движение и вести дискуссии о русском движении. Предлагаю и вам обсудить мысли Михаила Делягина».

Далее пишет Александр Севастьянов вот такую вещь:

«Сразу оговорюсь, что считаю Делягина высоко компетентным экономистом и профессиональным разоблачителем либерального лобби как основного внутреннего врага России. Его книгу „Светочи Тьмы“ (биографии 27 основных российских либералов) читал с неподдельным наслаждением – это готовый „расстрельный список первой очереди“ на случай прихода к власти патриотов. Я вообще с интересом слежу за выступлениями Михаила Геннадьевича и даже как-то отреагировал в Рунете на его рекомендательный список литературы по общественным наукам. Симпатизируя автору, я не набивался бы ему в оппоненты, если бы он не назвал свой программный текст таким вызывающим образом: „русская идеология“, да еще и „новая“. Состоя 30 лет в Русском движении, где в основном занимался именно созданием новой русской идеологии, я, понятное дело, не мог не изучить с лупой в руке этот опус неофита, прежде в русских политических рядах не замеченного».

То есть я прав - он состоит 30 лет в Русском движении, а здесь приходит Михаил Делягин и выдает свой проект о создании русской идеологии в России. Нельзя же так! Конечно, нельзя, ведь русская ниша занята самим Севастьяновым. Однако естественные процессы, которые идут в обществе, а мы стоим уже перед завершающим этапом буржуазной революции, начатой в России в конце 80-х годов XX века, несомненно, заставят говорить о русской идее всех. Да. Да, скоро уже об этой идее будут говорить и в верхах, и в низах, и тогда как свое право на русскую нишу будет отстаивать Севастьянов?

А что значит по Севастьянову русская идея? Что туда входит? А туда входят пространные рассуждения о «путях русского» народа. И все эти рассуждения на практике во имя спасения государства, страны и этого же народа не применить. Рассуждения Севастьянова – это не философия, это называется… «поговорить по душам собрались». Замечу также, что такой труд Александра Севастьянова, как «Национал-капитализм», также вызывает много вопросов к нему… Например, Александр Никитич убеждает нас в том, что в России должен господствовать некий «крупный национальный капитал», а вот политическое, парламентское управление «недостойным» народом необходимо, видите ли, передать интеллигенции и, конечно, платить ей за это. А я все думаю, откуда это мысли были очень похожие у Константина Крылова, который говорил также о ведущей роли интеллигенции в России. И ни у кого из указанных деятелей не возникал вопрос о том, почему интеллигенция в западных обществах, перешедших на путь промышленного капитализма, исчезла как класс. И если бы русские националисты более детально начали разбирать труды Александра Никитича, то явно бы им, мягко сказать, позиция этого «гения» очень не понравилась бы. Но… за многословием и всякого рода хитросплетениями, а многие вообще не любят читать большие тексты, электорат Русского движения не уловил сути того, что пишет Севастьянов. А Севастьянов вообще решил лишить народ возможности принимать решения на государственном уровне и формировать власть. Нравится такая позиция этого «гения»?

«Какая вам демократия и управление государством? Это мы, интеллигентские кружки, будем управлять вами неучами» - вот она — мысль Александра Никитича Севастьянова. Это если коротко и без фантазий.

Да, как правильно заметил Севастьянов, документ небрежно написан Делягиным. Но, я бы сказал, не небрежно, а кратко. Михаил Делягин в общих чертах обрисовал свое видение того, как он видит русскую идеологию. И хорошо, что описал, – и чем больше таких, как Михаил Делягин, и других политиков, будут говорить об этом, тем быстрее мы начнем в стране дискуссию о создании русской идеологии. И принимать участие в создании русской идеологии нужно позволить, а вернее, не мешать, всем представителям профессиональных, политических и социальных групп населения страны. Такая идеология должна выражать или нарисовать образ будущего для народа, а значит, каждый имеет право на ее создание.

Далее идем. Автор статьи о Михаиле Делягине пишет: «В сырой материи Делягина нетрудно выделить три субстрата:

  • то, с чем можно согласиться без спора;
  • то, что представляется спорным, но может обсуждаться;
  • то, что я считаю категорически неверным, ошибочным и неприемлемым. Итак, по очереди… Совсем уж бесспорных моментов в исследуемой доктрине я не нашел вообще. Но условно можно бы согласиться со следующим».

То есть, получается, полностью Александр Севастьянов не может не согласиться с мыслями Михаила Делягина, но начинает Александр Никитич выискивать слабые стороны из статьи «Новая русская идеология». Здесь можно задуматься и задаться тем вопросом, а что если, бы такую статью написал русский националист? Если бы такую статью написал участник Русского движения? Реагировал бы тогда так Александр Севастьянов на краткий проект русской идеологии, вышедшей из-под пера русского националиста?

Думаю, что реакции бы не последовало, ведь многое уже русскими националистами написано и чего только там нет. А вот, как сам пишет Александр Никитич, о статье Делягина, что он «совсем уж бесспорных моментов в исследуемой доктрине не нашел вообще». Не нашел бесспорных моментов и на статью о русской идее среагировал так, что написал целый труд аж так в 26 страниц, если рассчитывать в формате А-4 и 12-м шрифтом. Сижу, улыбаюсь, и снова приходят мысли, что беспокоит сильно Делягин Севастьянова своими выпадами по русской теме, угрожая сдвинуть с насиженных позиций «самого национального националиста» России.

Идем далее. Разберем, что же Александр Никитич такого увидел в труде Делягина?

Начинается плотный разбор статьи «Новая русская идеология» с такой мысли Делягина: «Прекращение замены населения России завозимыми гастарбайтерами и отказ таким образом от создания рабовладельческого общества откроет двери массовому техническому прогрессу».

Что здесь не так?

Я считаю, что Русское движение просто обязано поддержать такого рода мысли. И сам Александр Никитич оспорить в этом случае мысли Михаила Делягина не может, но так интересно заявляет, что он сам много-много лет говорил об этом, а также и многие социологи с экономистами говорили о пагубном влиянии завоза гастарбайтеров из зарубежной Азии на экономику России. И кажется даже, что совсем уж обидно стало «патриарху» Русского движения, что кто-то еще заговорил о мигрантах и этот кто-то не состоит совсем в секте Севастьянова. Секте? Да, ведь Севастьянов и его ближайшие товарищи увели сами Русское движение в маргинальную нишу. Отучив русских принимать участие в деятельности государственных структур и призывая их через таких, как Константин Крылов, уйти от реальной политики в русские диаспоры. Хотя такие призывы не претили «некоторым русским националистам» помогать своим конкурентам баллотироваться на высоких выборах в органы государственной власти. Например, помогали коммунистам, ведь я помню, как руководитель Совета регионов НДП Щеглов возглавлял в Республике Татарстан предвыборный штаб Грудинина, который баллотировался на пост президента РФ. Напомню, что коммунисты и Грудинин – это одно и то же. И видим мы, как вот эти все защищают свою нишу политическую от вторжения извне и не чуждаются продвигать конкурентов во власть: им не нужна русская революция. Но отвлекся, и идем далее…

Так с чем же не согласен Севастьянов в указанном случае?

Александр Севастьянов пишет по поводу мыслей Михаила Делягина о мигрантах так:

«Оговорюсь: я считаю, что в данном вопросе не все так просто и однозначно. В частности, именно „создание рабовладельческого общества“ семь тысяч лет тому назад „открыло двери массовому техническому прогрессу“, поскольку позволило отделить умственный труд от физического. И с тех пор именно те народы прогрессировали наиболее стремительно и успешно, которые находили все более совершенные способы эксплуатации человека человеком, никогда не отказываясь при этом и от таких ее примитивных форм, как рабский труд, с которым мы сталкиваемся и в ХХ–XXI вв. Но это, как говорится, apropos. Видимо, Делягин относится к той группе экономистов, которая считает, что работодатель, будучи ограничен в доступе к дешевой рабочей силе, будет вынужден прибегать к различным техническим новшествам, – есть и такая точка зрения. Мне эта логика кажется небезупречной, но спорить не стану – я не экономист».

Стоп! Что здесь не так и что называет Александр Никитич «логика кажется небезупречной»? Я много писал о том, что труд мигрантов необходимо вытеснять из экономического процесса, заменяя этот труд техникой, что сделает российские товары конкурентоспособными на мировых рынках и на внутреннем рынке страны. Об этом говорят многие русские националисты. Или Александр Севастьянов думает, что рабский труд мигрантов нужно заместить на рабский труд самих русских? Однако-однако, и этот человек говорит о путях русского народа, считая себя русским националистом… Много вопросов к «патриарху», много вопросов к «лучшему из лучших из русских».

Разве не понимает этот «гений», что от становления в России отечественного производителя, насыщения собственным товаром мировых рынков и захвата внешних рынков сбыта нашего товара зависит становление здесь русской политической нации? Думаю, даже не догадывается, ведь в московских ресторанах, а также в самой Москве, живущей сдачей квартир в наем и банальной спекуляцией, трудно увидеть то, в чем нуждается сама Россия и ее народ. Вот и сомневается Александр Никитич в значимости технического прогресса как одной из самых сильных составляющих русского политического возвышения в новых экономических условиях. Он просто далек от реалий, которые повергли страну в экономический кризис, вызванный тем, что спекуляция в стране поставлена выше производства товара. И неудивительно, ведь экономическую составляющую как ведущую составляющую в политическом процессе и трансформации всей власти Севастьянов явно отвергает.

Читаем далее критику Александра Севастьянова, где он разбирает труд Михаила Делягина в его видении «грядущего миропорядка». Так, Севастьянов цитирует Делягина:

«Образ мира в целом. Мир будет хаотичен, непредсказуем, жесток, представлять собой поле войны всех со всеми без правил. Традиционные государства будут в лучшем случае оргструктурами глобального бизнеса, а в основном безвольными исполнителями его воли, в том числе для подавления собственных народов. Россия должна выглядеть как символ порядка, нормальности, понятности и справедливости, совершенно не скрывающей приоритетности своих собственных интересов. Стиль внешнего поведения – Израиль: перефразируя Голду Меир, мы знаем, что никто в мире не прольет ни слезинки по рекам нашей крови, и должны относиться к миру соответственно».

Так и здесь поспорить нельзя Севастьянову с Делягиным, но Александр Никитич спорит, тут же соглашаясь, лишь бы отреагировать:

«Все так. Поддерживаю. Я и сам давно мечтаю о том, чтобы русские были для внешнего мира – как евреи с их Торой и Талмудом, а для самих себя – как индусы с их Законами Ману. Не буду здесь обсуждать достижимость таких идеалов (возможность „переделки мышей в ежиков“), но почему бы и не помечтать в данном случае. Только обязательно надо помнить, что Израиль – государство образцово этнократическое. Оно базируется на идеологии еврейской исключительности, еврейского этноэгоцентризма. Евреи не имеют своей Конституции, утверждая, что им вполне достаточно Торы и Талмуда, но притом недавно кнессет принял формулу новой присяги Израилю именно как еврейскому национальному государству. Лично я ничего не имею против того, чтобы взять с Израиля пример, исходя из аналогичного понимания русскости и России как русского национального государства. Но подозреваю, что Делягин-то мечтает вовсе не об этом».

Так, вот на вышеуказанных мыслях Делягина и Севастьянова остановлюсь и порассуждаю. Итак, о мыслях Делягина. Да, согласен с Михаилом Делягиным, что мир будет жесток – он и был всегда жесток. В нашем мире идет постоянная борьба за материальные ресурсы между политическими группами внутри стран, между странами, и в этой борьбе переплетены интересы разного рода финансовых, политических и профессиональных слоев. В этой борьбе есть правила, иногда ради сохранения положения всех участников и в интересах участников такой борьбы правила нарушать нельзя, но как только одна из групп начинает нести материальные убытки, так такая группа непременно все правила поставит под сомнения. Так начинаются «горячие» войны - войны большие и локальные конфликты, прикрываемые благими целями.

Да, согласен и с тем с Михаилом Делягиным, что транснациональные кампании прибрали к своим рукам многие правительства мира. Я думаю он имеет здесь в виду именно это, говоря о том, что «традиционные государства будут в лучшем случае оргструктурами глобального бизнеса». В данном случае, интересы транснациональных кампаний будут поставлены выше интересов отдельных государств, и выше интересов любого народа, и выше интересов отдельной личности. Мы говорим о полной диктатуре мирового капитала. Это реальность. И в этой реальности говорить о становлении национальных государств как государств независимых не представляется возможным. Это угрожает и России, так как наша страна полностью сегодня зависима от потребителей ее энергоресурсов и товаров иностранного происхождения. Вот только одна выдающаяся экономическая составляющая в политическом процессе.

Также, разумеется, я поддержу Михаила Делягина и в том, что Россия должна выйти из-под диктата мирового крупного капитала транснациональных кампаний и стать страной, защищающей своего гражданина как экономически, так и социально. И, разумеется, правильно привел в пример нам Михаил Делягин Израиль. Израиль официально взял курс на построение еврейской национал-демократии в своей стране, и Михаил Делягин этого не знать не может. Он знает этот факт, разумеется. А национал-демократия любого государства как раз направлена в том числе и на то, чтобы защищать своего гражданина в любой точке мира. Я лично уже писал о том, что для меня значит образ будущего в идеях национал-демократии, и говорил о том, что русская национал-демократия, основанная на становлении здесь отечественного производителя и среднего класса, связанного прямо или косвенно с производственными интересами, отличается от национал-демократии Израиля, который всю свою доктрину развития стоит на сионизме.

Я говорил также о том, что мы, национал-демократы, создадим для бедных и нищих экономические и социальные лифты, по средствам которых каждый гражданин с помощью своего труда и интеллекта сможет достичь среднего материального уровня. Думается, и это я видел в трудах Михаила Делягина неоднократно, что его мысли соответствуют идеям русской национал-демократии. По сути своей, Михаил Делягин является русским национал-демократом, и критика Александра Севастьянова в этом случае направлена не на самого Михаила Делягина, а на идею русской национал-демократии ради своих личных барских амбиций. Замечу также, что если я называю Михаила Делягина, по сути, русским национал-демократом, пусть даже он этого может не осознавать, то я говорю о его внутренних убеждениях, с какой бы силой политической он ни контактировал сейчас или в будущем. А разве мы, также как Михаил Делягин в своей статье «Новая русская идеология», не говорим чуть ли не в постоянном режиме о том, что национальное государство будет защищать своих граждан в любой точке мира и если хоть одному гражданину будет угрожать опасность где-нибудь в Южной Африке, то такое государство туда пошлет целый военно-морской флот.

А вот Александр Севастьянов все равно не согласен, он ведь усматривает в словах Михаила Делягина подвох какой-то или, правильнее сказать, желает такой подвох показать читателю. Ведь нишу-то свою политическую необходимо защищать от чужаков, хоть и никакой не чужак этот самый Михаил Делягин для нас. Он свой. И приветствовать нужно, что политики такого ранга заговорили о русской идеологии в России. Заговорил Михаил Делягин на эту тему – заговорят и другие. Все будут с нами, а мы будем с ними, - так и создадим новую партию власти.

А вот Александр Никитич подозревает Михаила Делягина, он пишет:

«„…подозреваю, что Делягин-то мечтает вовсе не об этом“. И это все? Это вы так критикуете Делягина или просто реагируете на него нервно и в 26 страниц вот такого текста? И вот добрались мы до раздела критической статьи Александра Севастьянова, названной автором „Спорное“».

Рассмотрим, что же спорно, по мнению Александра Никитича. Так, «патриарх» всех русских пишет:

«Базовой ценностью номер один автор считает некую „свободу“. Он прямо так и пишет: „Главная универсальная ценность человека – свобода. Надо отнять этот термин у Запада“. Делягин никак не обосновывает свою точку зрения, он лишь предстает перед нами, невольно самообнажившись как ярый адепт того самого Запада, у которого мечтает перехватить свой главный идеал. Тем самым автор „новойрусскойидеологии“ косвенно подтверждает, что пресловутая „свобода“ – это вовсе не русский, а именно западный приоритет. Я как историк полностью согласен с этим. Уточню: перед нами приоритет и идеал именно тех самых либералов-западников, с которыми Делягин воюет в России. Еще точнее: это одна из двух тухлых наживок (комфорт + личная свобода), заглотив которые, Запад стремительно покатился к бесславному закату. Изменив себе, извратив себя до последнего предела, он теперь покушается извратить и весь мир. Отнимать силой „свободу“ у Запада не придется: он ее сам всем пытается навязывать в качестве базовой ценности. Насильно придется, напротив, прививать ее здесь, в России. Нам это надо?»

Разберем критику Александра Севастьянова и мысль Михаила Делягина о свободе как базовой ценности нового общества. Итак, сначала по Михаилу Делягину. Да, одной из базовых составляющих русской идеологии должна, как я считаю, быть свобода – свобода выбора. Что такое свобода? Севастьянов против митингов, направленных против коррупции или законов, которые ущемляют те или иные, к примеру, права профессиональных групп? Почему профсоюз портных, очень грубо говоря, не может вывести на законную демонстрацию членов своего профсоюза, если парламентарии обложили неудобными налогами сферу деятельности указанной профессии? Вы не свободны в выборе адвоката? Вы не должны быть свободны в выражении своих мыслей, если это грубо не нарушает прав других людей?

Вверху я привел очень грубые вопросы, но это пример. Так вот, даже то, что я привел в пример, в этом мы должны быть свободны. А о какой несвободе говорит Александр Севастьянов? Ах да, он же свободу олицетворяет с либерализмом и при этом экономическую составляющую в политическом процессе отрицает. А вот потому ему и трудно понимать истину. Либерализм только начинает расшатывать старые, прогнившие системы государственные. Он, либерализм, рушит отжившее уже - растаскивает разрушенное по своим щелям, а затем спекулирует растащенным. А вот потом уже, когда самих либералов уничтожают, наступает новый порядок, и этот порядок приходит прямо за либералами – происходит строительство нового государства на новой идеологии. Но чтобы сдвинуть либералов со своих позиций, необходимо, чтобы либеральная экономическая модель, построенная на спекуляции, дала трещину и перестала себя материально и духовно оправдывать в глазах всего общества, всех социальных и профессиональных групп страны.

Но и, сместив либералов, мы не должны отрицать свободу выбора у гражданина. Гражданин имеет право выбирать профессию, образование, должностных лиц по средствам выборов, и многое-многое другое гражданин имеет право. Странно слышать, что Александр Севастьянов такие вещи под сомнение поставил. Или Александр Севастьянов решил, что под свободой Михаил-то Делягин понимает нетрадиционные половые отношения? А ведь Севастьянов на это намекает, говоря о том, что либерализм разрушает наше общество. Ну и не только на это, но явно же — на что намекает Севастьянов, от того Делягин очень далек. Делягина точно уж не заподозрить в симпатиях к сегодняшним либералам начала 2021 года. Так скажем.

И снова посмотрите на слова Севастьянова, который говорит:

«…перед нами приоритет и идеал именно тех самых либералов-западников, с которыми Делягин воюет в России. Еще точнее: это одна из двух тухлых наживок (комфорт + личная свобода), заглотив которые Запад стремительно покатился к бесславному закату».

Александр Никитич, вы живете уже давно не при советской власти, и молодежь, которую вы не знаете, желает свободы и стремится к свободе. Не к ценностям либерального политического движения, убившим страну, а к свободе выбора. Молодежь желает сама выбирать и профессию себе, и чтобы возможности были работать по профессии выбранной, - молодежь желает и образования, и возможностей это образование получить. И предпринимательством желает заниматься молодежь в настоящем и будущем, а для этого без свободы как идейной составляющей русской идеологии совершенно нельзя. Александр Никитич, пойдите на митинг и скажите им, молодым людям, что свобода – это плохо. Но ведь, сказав это им на митинге, вы снова начнете лицемерно лгать им, как делали все это время тем, кто шел за вами в Русском движении. Вы же говорили им, кто пошел за вами, что государство не дает вам работать в политике, ликвидирует ваши партии и, конечно, русских садит лишь потому, что они русские. Ложь, вам-то всегда давали работать власти, и писали вы свободно всегда. А садили других. Кого? А тех, кто за вами шел и кого вы в маргинальную нишу вели.

Ну давайте-давайте, ищите дурачков и дальше продолжайте водить этих дурачков еще 30 лет за собой… За нос водите их за собой, отшибая им мозги своими словесными хитросплетениями. Чем вы занимались все эти годы? Идеологию создали? Какую? Идею борьбы с мигрантами из-за рубежа? Но это не идеология для развития народа и создания единой нации, спаянной едиными корпоративными интересами по средствам экономики, культурных и политических традиций. Это самопиар на русской теме, чем вы и занимались. Мы же будем приветствовать всех, кто будет вести дискуссию о создании русской идеологии, мы будем приветствовать всех, кто говорит о том, что идеологию России необходимо строить на русской культурной и политической составляющей.

«Новая русская идеология» - так называется статья Михаила Делягина, который понял одну важную вещь, что сейчас необходимо говорить о русской теме. Вы, Александр Никитич, решили закрыть ворота Русского движения для других, для тех, кто может подвинуть вас в вашем авторитете? Так подвинут, ведь времена меняются, и скоро русской темой будут заниматься все, кто желает серьезно держаться в политике. Вы ведь решили не подискутировать с Делягиным и не указать на его ошибки, а просто отреагировать и сказать участникам Русского движения, что вот не надо принимать Делягина Михаила за русского националиста и вообще за своего, даже внутренне. Именно поэтому еще в первой части статьи назвали вы Михаила Делягина левым, марксистом, что должно было бы отпугнуть от него электорат нашего движения. Однако, глупо. Не вам решать, кто наш, а кто нет, – это решит ситуация.

Кстати, реально никакой идеологии Александр Севастьянов не создавал, а поднялся он в движении за счет той самой статьи, называвшейся «Национал-капитализм». Статью Севастьянова эту в 1994 году опубликовал Третьяков в известном и влиятельном тогда издании «Независимая газета». Кстати сказать, финансировал газету тот самый Березовский. Да, Севастьянову удалось за собой повести часть московской интеллигенции, повернув ее лицом к идеям русского национализма. На этом, собственно, и все героические подвиги Александра Севастьянова заканчиваются, и предложить он так и не смог таких идей, за которыми пошли бы многомиллионные массы.

Да, еще забыл сказать о том, что читали в том 94-м году статью Севастьянова и в Кремле, и в правительстве, и олигархи его статью читали, – всем им понравилось предложение Севастьянова лишить народ демократии и передать власть крупному капиталу. Правда, расчет Севастьянова на то, что им заинтересуются верхи, не оправдался, и пришлось ему «увлекаться» темой русского национализма. Но все же уже тогда Александр Никитич стал своим человеком для всей этой либеральной тусовки, а потому он так спокойно и жил, и живет, рассуждая и по сей день о «путях русского народа» и ведущей роли «национального» крупного капитала и интеллигенции.

Далее Александр Севастьянов пишет следующее:

«Впрочем, Делягин, наверное, и сам чувствует, что сказанул что-то не то. И парадоксально пытается соединить требование свободы – с другим, противоречащим ему: „Цель, которой должна служить индивидуальная свобода и на которую она должна быть направлена, объединяя и структурируя всех, пусть и в рамках алгоритмического общества, организованного в рамках национальных социальных платформ, – преображение России на основе соединения русского культурного кода и представлений о социальном и технологическом прогрессе“».

Что здесь в приведенном Севастьяновым высказывании Делягина критического? А нет в этой мысли Михаила Делягина никакой крамолы. Все верно, так как индивидуальная свобода, разумеется, не должна входить в противоречие с интересами общества. Не нарушай права других, и твои права будут сохранены. Ты свободен в выборе пути своего развития, но если твой путь нарушает закон, а то есть права граждан и самого государства, то свобода твоя будет ограничена этим же законом. Кстати, западные демократии этот принцип совершенно не отрицают. Этот принцип полностью соответствует обществу промышленного капитализма, а то есть обществу буржуазному, к которому Россия и движется. Соединить требование свободы и пользы или же служению обществу? В чем здесь парадокс? Разве протестантские общества, породившие самые развитые страны в Европе и Америке, не требовали от своих участников служения общим интересам? Протестанты Западной Европы, совершая бросок в капитализм, свободу понимали как их право на обогащение. Вот так и нужно понимать свободу в промышленном капитализме. А почему Александр Севастьянов решил, что Михаил Делягин не является сторонником перехода нашего общества к промышленному капитализму, ведь Делягин часто пишет и говорит о значимости реального сектора экономики?

Далее Александр Севастьянов в упрек ставит Михаилу Делягину то, что он, видите ли, не знает русского кода… Интересно, а сам-то Севастьянов как понимает такой вот код? Называет Михаила Делягина Севастьянов марксистом… И что? Разве не на марксизме-ленинизме строилось все наше общество в СССР и разве сегодня русские не пользуются теми благами, которые были построены именно в СССР? Пользуются, так как все РФ функционирует на обломках СССР: от остатков экономического и военного потенциала до аппарата управления.

И вот здесь вскричал в кавычках «патриарх всех русских»:

«Но помилуйте! Свобода, которая что-то там „должна“, – это уже не свобода, которая ведь никому ничего не должна в принципе».

Свобода? А не путаете ли вы, уважаемый Александр Никитич, свободу с волей? Свобода – это понятие субъективное, и это знает Александр Севастьянов, но ведь надо обратить внимание на вот это выражение о свободе, которое так необдуманно написал в своей статье Делягин. Но идем далее, и тут вообще стоит только удивляться Александру Никитичу, который поставил под сомнение «справедливость» Делягина. Так, Александр Никитич пишет:

«Специфически русской базовой ценностью автор считает „справедливость“. Но никакой абстрактной «справедливости для всех» в природе ведь не существует, справедливость – всегда понятие классовое и национальное. Что справедливо для работника, может показаться несправедливым для работодателя. Что справедливо для армянина – несправедливо для азербайджанца. И т. д. А самое главное разделение – это разное понимание справедливости людьми физического труда („всем поровну“) и людьми труда умственного – в частности, общностью предпринимателей и интеллектуалов („каждому свое“). Эти два понимания не объединить „в одном флаконе“ никогда и ни за что. Без этого важного уточнения справедливость „по-делягински“ повисает в воздухе, становится бесплотным призраком, пустой обманкой. Несолидно».

Несолидно? Несолидно глупости в 26 страниц писать, уважаемый "патриарх"! Все правильно изложил Делягин, так как справедливостью в новом капиталистическом обществе является все то добро, которое служит интересам нации - своей нации. Мы строить будем общество с двойной этикой и моралью - только такое общество в состоянии выжить в современном мире. Справедливость? Да - справедливость должна стать базовой ценностью новой русской идеологии, и эта справедливость должна быть выражена в наших национальных интересах. Что такое американская демократия? А это любое действие или бездействие, но выгодное для самих американцев. Когда справедливо по-русски? А это когда любое действие или бездействие выгодно для русской нации – все справедливо, что в наших интересах.

И снова третьим пунктом Севастьянов говорит о том, что Делягин не ведает о русском культурном коде, цитируя самого Делягина и критикуя его… Вот слова Михаила Делягина:

«Русская культура и российское общество основаны на справедливости, открытом жадном восприятии чужого и превращения его в свое, на одностороннем симбиозе с государством (мы живем в нем, как другие народы живут в ландшафте, истории или книге), на многоуровневой, от семьи до страны, солидарности вовне при конкуренции внутри и, шире, на индивидуальном исполнении коллективных обязанностей. Именно последнее обеспечивает уникальное сочетание индивидуализма и коллективизма, является формулой „русскости“, уникальным внутренним противоречием и встроенным в культуру двигателем нашего общества. Наша уникальность в мире заключается сегодня в органичном соединении главных потребностей нашей эпохи: гуманизма, способности к абстрактному мышлению (а значит, техническому творчеству), мессианства. Эту культурную матрицу, вне которой любая идеология будет не то что мертва, а попросту не замечена, нам предстоит активировать и направить в верном направлении».

А вот уже критика мыслей Михаила Делягина со стороны Александра Севастьянова:

«Кое с чем в этой формуле я согласен (насчет адаптации чужого, насчет государства), но не со всем. Что меня не устраивает в этой делягинской идеологеме, что кажется сомнительным? Прежде всего, демагогия и популизм. Выше уже все сказано по поводу понятия справедливости, превращенного демагогами и популистами в детскую пустышку. Таким же бессодержательным представляется мне центральное утверждение о некоем невразумительном „индивидуальном исполнении коллективных обязанностей“, которое якобы „является формулой "русскости”, уникальным внутренним противоречием и встроенным в культуру двигателем нашего общества“. Как прикажете понимать эту словесную эквилибристику? По-моему, это просто радужный пузырь, надутый ложными смыслами – не более. Никаким примером Делягин не разъясняет свою мысль, и его „формула русскости“ остается безответственной декларацией».

Здесь я не соглашусь ни с Александром Севастьяновым в его оценке слов Михаила Делягина и не соглашусь с самим Михаилом Делягиным. Вы все о чем-то не о том и не туда… О чем рассуждения? Дело ведь в том все, что новый мир будет строиться на корпоративных интересах обогащения и эти интересы породят новые шедевры в искусствах разной направленности. Да, культура будет обслуживать, как, впрочем, и всегда, новые экономические интересы. Коллективизм присущ общинным обществам - обществам земледельческим, а новый русский человек будет интеллектуальным спартанцем, стремящимся к защите и выражению своих интересов по средствам нации-корпорации. Такой новый русский человек — заинтересован в развитии его общественной организации, в которой он состоит и с помощью которой он свои интересы реализует. Такой новый русский человек — заинтересован также в развитии самого национального государства, которое его интересы охраняет и помогает ему реализовать себя духовно и материально. Вот и решайте, кто больше прав после моих слов - Делягин или Севастьянов? Вот вам и код русскости! Кратко, конечно, очень, но направления для развития мысли, думаю, я дал читателю.

А вот далее, хочу я или нет, но я обязан согласиться с Александром Севастьяновым, который недоумевает по поводу той мысли Михаила Делягина о гуманизме и мессианстве. Вот что пишет Александр Никитич:

«Точно так же невозможно понять, с чего вдруг главными потребностями нашей эпохи Делягин объявил „гуманизм, способность к абстрактному мышлению и мессианство“». Автор не потрудился хоть как-нибудь обосновать свою мысль. А сама по себе она вовсе не самоочевидна. Скорее можно предположить, что наша эпоха, характеризуемая в первую очередь перенаселенностью планеты, поставит крест на гуманизме, оправдать который рациональными средствами станет окончательно невозможно. И уж во всяком случае способность к абстрактному мышлению, являющаяся прерогативой сравнительно немногих достойнейших, вступит в непримиримое противоречие с вышереченным гуманизмом. Хотя бы потому, что, как метко заметил Оскар Уайльд, гуманизм противоестественен, ибо помогает выжить ничтожнейшим (понятное дело, за счет достойнейших). Но главная претензия у меня возникает по поводу „мессианства“. Делягин призывает: „Общее дело – преобразование человечества… в прогрессирующую и все более справедливую интегральную… общественную систему. К сожалению, без обращения ко "всему человечеству” в качестве стимула и ориентира не обойтись в силу мессианского характера русской культуры“».

Вот по указанному поводу, сказанному Севастьяновым, возразить нечего. Да. Вот по таким моментам и надо было сразу критиковать Михаила Делягина, а не подвергать сомнению все, что имеется в статье «Новая русская идея». Хотя вопрос о гуманизме также можно рассматривать всесторонне. Например, разве мы, русские националисты, отрицаем гуманизм по отношению к нашим старикам, родителям, воспитывающим своих детей в одиночку, а также к больным и людям, которые попали в разного рода критические ситуации, вызванные социальными или другими катаклизмами? Нет, здесь мы гуманисты, и по указанному поводу мы просто обязаны от будущего национального государства требовать и самим разрабатывать социальные программы разной направленности. Все дело еще и в том, что статья Михаила Делягина слишком мала по объему и он кратко описал свой проект. А вот если бы можно было задать ему конкретные вопросы по обозначенным им пунктам… тогда стало бы все на свои места.

Да, Михаил Делягин игнорирует тот момент, что в основе развития этносов, народностей и народов, которые затем превращаются в нации, лежат исторические закономерности, которые выявлены политическими и общественными науками. Приведу пример простой:

«Переход от феодализма к капиталистическим отношениям осуществляется через урбанизацию общества. Такую урбанизацию проводила в Западной Европе протестантская реформация, изменив менталитет жителей Европы с крестьянского на городской. Такую же реформацию проводила в России коммунистическая реформация. Затем, когда города вбирают в себя удельный вес населения той или иной страны, начинается буржуазная революция. В России буржуазная революция произошла в конце 80-х годов XX века. Любая буржуазная революция проходит в три этапа. Первый этап - это разграбление феодальной собственности, а в нашем случае государственной собственности с последующим превращением ее в частные активы. Это был ельцинский период. Далее наступает второй этап революции, когда создается спекулятивная модель экономики. В нашем случае это путинская эпоха. То есть награбленные активы, которые находятся теперь в частных руках, начинают давать прибыль своим владельцам по средствам спекуляции ими. Третий этап буржуазной революции предполагает то, что спекулятивная модель экономики вырабатывает себя и наступает переход общества уже к Промышленному капитализму через национальную революцию. Третий этап предполагает то, что к власти приходит партия среднего класса, устанавливающая свою диктатуру. Такая партия борется с олигархами, вытесняя их с ключевых экономических и политических позиций в государстве, а также создает специальные лифты, через которые бедные и нищие могут достичь уровня среднего материального достатка».

Вот здесь выше я привел свое раннее эссе, опубликованное в моих блогах на таких сайтах, например, как «Стратегия24» и «7х7». Привел это эссе я как пример, в котором показываю то, как общество развивается. Такой путь проходит не только наша страна, но и до нас ранее проходили по такой схеме этапы развития все государства первого мира. Это и есть исторические закономерности, проследить которые возможно, просмотрев историю государств и сравнив их развитие в те или иные исторические эпохи. Михаил Делягин, рассуждая о том, как должно будет развиваться русское общество и что его ждет в будущем, и разрабатывая под это будущее русскую идеологию, должен понимать те процессы, которые игнорировать не может ни одна европейская страна.

Да, должен такие вещи понимать Делягин, тем более если он понимает и марксистское учение. Кстати, чтобы быть настоящим политиком, необходимо знать марксистское учение, но это не обозначает, что вы при этом должны сами быть марксистами. Марксизм – это оружие, и не отказывались ведь те самые душманы в Афганистане стрелять из автомата Калашникова в соотечественников конструктора Калашникова. А вот один философ из прошлого просто и прямо замечал:

«Вообще-то между нами и большевиками больше объединяющего, чем разделяющего. Из мелкобуржуазного социал-демократа и профсоюзного бонзы никогда не выйдет настоящего национал-социалиста, из коммуниста — всегда».

Да. Вот так. Но понимает ли сам Александр Севастьянов, что он говорит, когда он говорит о «русском коде»? Что за такой «русский код» имеется в виду? А нет никакого русского кода, просто страна наша по менталитету отстает, например, от той же Германии на три поколения. Если мы говорим о начале протестантской реформации в Европе, то мы такую реформацию относим к XVI–XVII векам. А ведь именно протестантская реформация подготовила западные общества к броску в капитализм. Протестанты, ввиду урбанизации западноевропейских обществ, начали естественные реформы в религиозной сфере, противопоставив свое учение католицизму, свойственному земледельческой культуре.

Другими словами, городская культура требовала другой формы идеологии, а формой идеологии в те времена была религия. Вместе с урбанизацией общества на Западе возникла потребность трансформировать христианское учение, ведь католицизм мог успешно обслуживать только земледельческие общества, и потому протестантская революция породила новую форму христианства, выраженную в протестантском учении. Такое новое учение более соответствовало городскому менталитету, а также подготовило Западную Европу к броску в капитализм.

Так вот, такую же задачу, какую выполняла когда-то протестантская реформация, у нас в России выполняла, так скажем, "коммунистическая реформация". Коммунистическая реформация также через пот, огонь и кровь изжила остатки феодального менталитета в народе, подготовив русских к броску в капитализм. И… буржуазная революция началась в России в конце 80-х годов XX века, так как именно к этому периоду не только русское общество урбанизировалось, но и был изжит крестьянский менталитет в обществе. Умерли первые гастарбайтеры из сельской местности, прибывшие когда-то в русские города, а их внуки уже имели менталитет городской и начали требовать для себя новых перспектив для своего становления. Все это естественно подготовило буржуазную революцию в России - буржуазная революция в России не является чьей-то прихотью, она есть закономерный исторический процесс.

Поэтому никакого русского кода нет и не было, просто русские люди достигли той ступени развития, когда они стали уже готовы к новым капиталистическим отношениям. Мы проходим тот же путь, что проходила когда-то протестантская Европа, построившая Первый мир. Мультикультуризм убьет славную старую Европу, так же как и США, - а русским предстоит еще строить тот самый Первый мир, коим многие сейчас восхищаются у нас.

Идем далее. Так, далее Александр Севастьянов с одобрением пишет:

«Выше я с одобрением отнесся к прогнозу Делягина о том, что «мир будет… представлять собой поле войны всех со всеми без правил». Скорее всего, именно это нас и ожидает. Но тогда надо выбирать что-то одно, если оставаться в рамках логики: либо война всех против всех, в которой нам, русским, надо выжить и победить, – либо благо „человечества“».

Понравилась мысль Михаила Делягина Александру Севастьянову о том, что «мир будет… представлять собой поле войны всех со всеми без правил». Но ведь эта же мысль и говорит о том, что Михаил Делягин многое понимает и не строит иллюзий по поводу того, что нас, Россию, будет любить все человечество. А если это Михаил Делягин понимает, значит, он понимает и тот факт, что нам придется жестко отстаивать свои национальные интересы во всех сферах. И потому вопросов нет к Делягину, а если Михаил Делягин и предлагает нести «русскую справедливость» всему миру, так я только за, так как что такое русская справедливость я уже выше объяснил. Это то же самое, что американская демократия для американцев. Они также ведь несут свою демократию всему миру и не стыдятся этого. Так почему же мы не можем нести свою русскую справедливость человечеству?

Далее в статье своей Александр Севастьянов пишет о том, что не надо рассуждать о «доброй русской душе», с чем я согласен, конечно, с ним, но а далее его мысли опять ушли в то, что православный и коммунистический проекты провалились… Ужасно читать. А понимает ли Александр Севастьянов, что православие как идеология РИ и марксизм-ленинизм как идеология СССР были всего-навсего этапами эволюции русских? Похоже, он это отрицает и, наверное, думает, что русские как-то должны были жить или без идеологии вообще. Ну, существовать просто как-то… а как - он и сам не объяснил. За счет какой же идеи должны столетия были проводить свою эволюцию русские, Александр Никитич? Перуну, что ли, молиться, или еще как? Но ведь рано или поздно, но любая идеология сходит на нет под внешними или внутренними обстоятельствами, сложившимися в истории государства. Не бывает вечных идеологий. И далее вот что рассмотрим у Александра Севастьянова:

«Между тем Делягин считает, что русским вообще всегда свойственно обустраивать не свой дом, а весь мир. И предлагает и далее следовать этой традиции. Стратегия провальная, можно сказать сразу, и крайне опасная для русского народа на этапе его заката. Опасная, ибо не соответствует его возможностям и ни к чему, кроме окончательного «надрыва пупка», не приведет. Рекомендация Делягина сродни лукавому совету: жениться старику на молодой ради последнего удовольствия. Приятно? Еще бы! Только как бы не окочуриться на другой день…»

Вот к чему эти рассуждения? Да, верно, что русские должны жить ради себя, но кто они русские? А как будет строиться русская политическая нация? На этот вопрос отвечу моим уже заготовленным эссе, которое у меня стоит в тех же моих блогах изданий «Стратегия24» и «7Х7»:

«Мы насытим с помощью своего производства, основанного на высоких технологиях, внутренний российский рынок, а затем пойдем на захват мировых рынков. В этом будут заинтересованы акционеры отечественного производства. Кто эти акционеры? Это граждане России, которые таким образом будут спаяны едиными корпоративными интересами обогащения. Будет создана русская политическая нация – корпорация из великорусского, украинского, белорусского народов, а также народов и этносов близких им. В эту же корпорацию войдут и те, кто пожелает разделить с нами обязанности, выраженные в интересах русской политической нации. Такие интересы породят новую буржуазную мораль, особую культуру поведения и создадут высокие шедевры в архитектуре, музыке, кино, литературе и во многом другом. В то же время мы объявим „войну“ бедным и нищим. Как? Мы создадим экономические лифты, по которым каждый сможет достичь уровня среднего класса согласно своему трудолюбию и интеллекту. Мы все равны, мы наделены правами, но у нас есть и обязанности перед обществом, - такой принцип будет положен в основу нового общества, и если ты этот принцип разделяешь, то ты с нами. Новое буржуазное общество также создаст в себе строгую устойчивую структуру, выраженную в сословиях. Это будут идейно – политическое сословие, военно-управленческое сословие, а также сословия, организующие и непосредственно создающие материальные блага. Это станет новой эпохой, которая откроет Золотой Век для русской цивилизации».

Вот так это должно выглядеть. А вот как сам представляет себе создание русской нации Севастьянов, я не знаю… Однако поучать других он может.

Далее Александр Никитич в своей статье продолжает цепляться к фразам Михаила Делягина и по каждой незначительной мелочи выводит крупные, объемные умозаключения: тут слово не понравилось, а вдруг Делягин что-то имеет в виду не то вот совсем и началось рассуждение интеллигента.

Однако особо вдаваться в разного рода умозаключения «великого патриарха» мы не будем, так как его умствования не очень-то и важны здесь и пойдем далее. Перейдем к разделу статьи Александра Севастьянова, названную им «Мечта о среднем классе». Тут наш гений приводит слова Михаила Делягина из его работы «Новая русская идеология»:

«Нынешнее общество 80-процентной бедности должно стать "обществом минимум двух третей” среднего класса по Тэтчер. Поэтому социальная структура плоская: основная часть – средний класс, задачей которого является жизнь в условиях, благоприятных для формирования и раскрытия детских талантов, чтобы дать максимальное число максимально качественных специалистов… Специалисты будут создавать второй уровень общества, а третьим будет количественно незначительная элита – научная и управленческая, включая владельцев и топ-менеджеров социальных платформ. Средний класс живет в свое удовольствие и для детей, специалисты – для решения проблем. Таким образом, социальная структура будет аналогом современных классических представлений с более открытой и ориентированной на общество, а не враждебной ему элитой, специалистами в качестве салариата и средним классом вместо прекариата, так как прекариат не может быть инкубатором для производства специалистов».

Однако здесь я и сам нахожу ошибку немалую у Михаила Делягина. Дело ведь все в том, что сегодняшнее общество и государство идут вниз под давящим их экономическим кризисом и кризисом в управлении не потому, что средний класс у нас в процентном отношении мал. Нет. Или нет - не совсем так. Так вот, дело все в том, что спекулятивная экономическая модель исчерпала себя и государство более не может в полном объеме покрывать своих расходов. Чиновничье-полицейское государство, естественно, не знает куда идти и как строить планы на будущее, – нет такой задачи у государственного механизма. Это наука. Государственный механизм несет функцию регулирования общественных отношений в обществе, но не порождение планов того, куда общество должно стремиться и как оно должно решать социальные и экономические задачи. Охранительная функция, справки выписать гражданину, а то есть функция регулятора в обществе, - это пожалуйста, это и есть задача государства. При таком положении дел вообще невозможно взрастить средний класс.

А вот планы, идеи – это задача идеологов. Именно идеологи через свои партии и организации порождают идеи развития страны на настоящее и будущее, а также направляют все общество по намеченному ими пути. Направляют также и государственный механизм. И если нет идеологов в государстве, которые бы обеспечили рост среднего класса через свои планы и не ориентировали бы на такую задачу сам государственный механизм, то никакого роста среднего класса в обществе не будет. Вот в государстве Путина и Медведева роль идеологов взяла на себя ВШЭ, которая ранее поставляла кадры для правительства Медведева. Вспомним КПСС, и вспомним православную церковь в РИ с ее аристократией. Все это идеологи. Но нам необходима идеология, в планах которой взрастить средний класс, увеличить его в процентном соотношении, упрочить его политически и материально. Средний же класс сам себя не создаст. Его создавать необходимо еще.

Поэтому в конструкции Михаила Делягина отсутствует такой класс, как класс идеологов. Именно идеологи должны создать и военно-управленческое сословие, и сословие тех, кто будет руководить производством материальных благ, и сословие тех, кто сам непосредственно будет производить материальные блага. Однако в новых экономических условиях, заострю ваше внимание еще раз, идеологи будут выражать интересы среднего класса. На становлении среднего класса в России и во имя его политических интересов и произойдет в России русская национальная революция.

Далее, предав критике мысли Делягина о среднем классе, интересные мысли приводит в своей статье Александр Севастьянов из своей более ранней работы:

 «В средний класс социологи зачисляют представителей различных групп вне зависимости от характера труда: умственного или физического, наемного или свободного, творческого или рутинного (даже: конвейерного), управленческого или исполнительского. Профессор, писатель или художник может оказаться в среднем классе на равных основаниях с высококвалифицированным рабочим или мелким предпринимателем, в перверсированном общественном сознании он не сегодня-завтра встанет на одну доску с "офисным планктоном”, мелким лавочником или охранником… Жизнь среднего класса (насмотрелся я на него на Западе) – это жуткое беличье колесо, из которого нет выхода. В хозяева жизни выбиваются единицы, это участь немногих, а вот скатиться вниз, разориться, потерять свой кусочек хлеба с маслом – это реальная перспектива, дамоклов меч!.. Средний класс, что самое смешное, живет во власти иллюзий по поводу собственной свободы, он кажется себе хозяином собственной судьбы, селфмейдменом, но ближайший же кризис может смять и выкинуть этого «свободного деятеля» за борт жизни, превратить в люмпена и положить жестокий конец его мнимой свободе. А его уцелевшие братья по классу с удвоенной энергией начнут вращать свое беличье колесо, выйти из которого им не дано (разве что вывалиться). Понятно, почему общество, на 70% состоящее из среднего класса – крутящих свои персональные колесики мелких грызунов, – голубая мечта власть имущих: потому, что это общество, абсолютно лояльное к власти, ведь всем этим людям уже есть что терять, а обрести что-то путем революций и баррикад им не светит, свое колесико надежней. Они поддержат всей своей инертной массой любое правительство, лишь бы оно не препятствовало их частной инициативе (проще говоря, не мешало барахтаться в груде мелких личных проблем, составляющих самую суть их экзистенции). Средний класс живет не поднимая головы, уткнувшись рылом в землю, в почву (в лучшем случае – в кормушку), ему не до высокого вообще и не до политики в частности. И революционер, преобразователь общества из него – как из дерьма пуля. Средний класс повсеместно социально инертен, его задача – приспособиться, встроиться, выжить. Поэтому в эпоху, когда интересы общества и власти так радикально разминулись, как в России, в существовании обширного среднего класса максимально заинтересована власть и минимально – нация».

Итак, как считает Александр Севастьянов, нация не заинтересована в становлении среднего класса. Однако-однако, а кто же будет ведущим слоем той национальной революции, к которой стремится Русское движение? Неужели деклассированные элементы, идея которых выражена в такой фразе… как «а потому, что русские не у власти, и потому все так плохо…»?

Так вот оно что получается - оказывается, вся идея Александра Севастьянова в том, чтобы привести к власти каких-то там людей, которые объявили всем, что они вот самые «русские из русских», и потому им, видите ли, простые граждане и элитные группы обязаны подчиняться только на этом основании. Глупее ничего не слышал. Нет, слышал, но это произносили такие маргиналы, что и обращать на них внимания не стоило бы. А как уж эти выражения использовали наши идейные противники… И теперь понятно, откуда эти маргиналы взяли мысли такие, – это Севастьянов им написал и они прочитали или им кто-то прочитанное пересказал.

Так вот, революции никогда не делаются снизу. Революции начинаются сверху ввиду того, что элитные круги начинают терять в материальных благах. Например, если либеральные дельцы еще могут покинуть Россию, перебравшись в свои штаты к своим семьям и деньгам, то уезжать чиновники гражданские и силовики не собираются.

Гражданские чиновники и силовики, а мы говорим именно об их высшем генералитете, только в России видят свое будущее, ведь только здесь они могут иметь власть, передавать по наследству свои полномочия и материальные блага. Эти люди заинтересованы в том, чтобы экономически их государство обеспечивало, а их должности с их министерствами процветали.

Это значит, что они полностью заинтересованы в революции, если либеральная власть ввиду экономического кризиса ставит под удар их должности и их материальные блага. Если спекуляция уже топит страну, значит, нужно переходить на идею создания производственных активов, которые будут дальше обеспечивать работу всего госмеханизма. Чтобы перейти на промышленные рельсы, необходимо сместить либеральную верхушку и договориться со здравой оппозицией, выражающей не левые взгляды, а взгляды тех, кто может сегодня обеспечить безопасность и сохранение материальных активов самому генералитету силовиков. Левые как раз ищут поддержки у пролетариата, а вот правые выражают интересы среднего класса. Так в чьих же руках будет в будущем русская революция?

А может быть, Севастьянов ставку делает на русскую интеллигенцию, когда говорит о революции, если он о ней говорит?

То есть Александр Севастьянов уверен на полном серьезе, что русский интеллигент может за собой повести массы? Очнитесь(!!!), гений вы наш московский (!!!), – вас в России не знают, и известны вы со своими друзьями только в узком кругу московской интеллигенции, любящей собираться вечерами за столом порассуждать о народе и его путях. Более того, ни один деловой человек из верхов не пойдет с вами на переговоры официальные, так как знает, что теории развития для страны у вас нет, а ваши мысли совершенно нельзя реализовать на практике.

Кроме того, вы не сможете и ваши друзья-интеллигенты также не смогут ничем управлять – опыта, моральных сил и деловых качеств у ваших людей нет. Так какие из вас вожди? Потому вы и обиделись на Михаила Делягина, что он интеллигентов не упомянул как движущую силу революции и как класс будущих вождей, но Делягин интеллигенцию просто не взял в расчет. Он не заметил вас. И правильно сделал, что не заметил, так как говорить серьезно об интеллигенции как классе ведущем может только далекий от политики человек. Делягин таковым не является, он хорошо чувствует изменения, идущие в стране. Пусть не все еще понимает, но чувствует великолепно.

А вот еще утопии от Севастьянова, который совсем уж начал писать что-то странное:

«Недаром Егор Гайдар и его правительство так были озабочены скорейшим ростом этого класса, так со всех трибун расписывали нам необходимость и пользу его. Сладкие слова о среднем классе не раз говорил Путин. А уже избранный, но еще даже не вступивший в должность президент Дмитрий Медведев заявил на заседании Госсовета 27 марта 2008 года, что к 2020 году доля среднего класса в населении России должна достичь 60–70%. Дал маху, как обычно… Сегодня к этому гимну в честь среднего класса присоединил свой голос справороссовец Михаил Делягин. Выводы делайте сами».

Получается, что Александр Севастьянов серьезно воспринимал слова Гайдара и Путина о том, что нужно в стране увеличить процент среднего класса. Но Гайдар, хоть и говорил такие слова, однако взращивал нищих и олигархов своей преступной политикой. Путин также говорит о среднем классе, но делает все, чтобы этот класс не только не взрос, но и не появился никогда в России в крупном масштабе. Говорил о необходимости взрастить средний класс и Дмитрий Медведев? Но Дмитрий Медведев и его правительство, которому кадры поставляла ВШЭ, не взращивала даже в планах средний класс.

А вы, Севастьянов, спросили граждан страны о том, желают ли они не быть средним классом и далее пребывать в бедности?

Нет, наш гражданин ставит перед собой, минимум, цель, чтобы достичь среднего материального уровня. А это значит, иметь работу, с доходом, если очень грубо, не менее там 150 тыс. руб. в месяц, как минимум квартиру, дом загородный, автомобиль и другие блага. А также, имея все это, наш гражданин совершенно будет не против того, чтобы еще и принимать участие в формировании самой власти. Так что Делягин идет в ногу со временем! Он знает того, чего желает наш народ. И только полный дурак может себе представить, что бедные люди могут организовать из себя нацию. Нет, нация строиться будет средним классом и из среднего класса, а это процесс еще долгий. Русская революция, победив, создаст средний класс, но не сразу создаст из великих народов русскую нацию – время необходимо для этого.

Затем, после рассуждений о среднем классе, Александр Никитич переходит к вопросу, который у него в статье обозначен как «Мечта об отношениях с правительством и государством». Разумеется, речь идет о представлениях Михаила Делягина. Однако здесь лучше я сам прокомментирую мысли Делягина, иначе то, что написано Севастьяновым, поверьте, ставить рука не поднимается. Нет, не потому, что там какие-либо нецензурные, не дай бог, конечно, слова, но изложил Александр Никитич так мысль свою, что назвать ее словоблудием будет правильно. И потому даже не стоит копаться. Перейдем сразу к оригиналу, так сказать. Вот что у Михаила Делягина есть в его статье «Новая русская идеология» по поводу власти. Вернее, то, что названо у Севастьянова «Мечта об отношениях с правительством…», у Делягина называется этот раздел статьи «Какую форму подачи и какие институты поддержки должна иметь будущая идеология России?». В этом разделе статьи Делягина сказано следующее... и полностью ставлю здесь:

«В ходе трети века национального предательства общество утратило способность верить власти. Поэтому введение нового должно маскироваться уже не традицией, как было проработано в Британской империи, а прямым протестом против власти в сочетании с легкой фрондой и независимой от власти поддержкой. Так было с „Бессмертным полком“, который исходно затевался либералами как противовес „победобесию“ - и вызвал шквал патриотизма, который смыл этих либералов и саму память о них. Так было и есть с информационными войнами в соцсетях. Следует запустить Большую игру (термин заимствован у американской попытки поднять волну террора в России в начале 10-х годов) под условным названием „Построй свою Россию“. Как Навальный предлагал своей пастве каждый день делать простые действия для построения Прекрасной России будущего, так и государство должно применить эту схему как минимум для самоочищения, а также доработки и локализации своей стратегии. А вот институты поддержки идеологии должны быть традиционными. Но они не могут ограничиваться информационной сферой: нужны реальные социальные лифты, реальное решение наиболее болезненных для общества проблем, что требуют содержательных социально-экономических и политических изменений. При этом для молодежи должна быть открытая, публичная социальная вертикаль (сугубо общественной деятельности, помимо профессиональной линии и сферы культуры) и - обязательно – негласно созданная и контролируемая государством сеть тайных сообществ, отвечающая жажде приключений (как в США: публично скауты, непублично – якобы самодеятельные, а на самом деле в основном созданные ЦРУ в 50-е годы студенческие общества). Кроме того, общество ждет от власти Большой Инициативы: и потому, что это свойственно русской культурной матрице, и в силу влияния информационных технологий, которые делают людей бессильными и разрозненными элементами социальных платформ. И когда внезапно окажется, что частные и независимые игры и инициативы людей, якобы не связанные с властью, сливаются с этой Большой инициативой и отчасти именно они породили ее (а государство просто приняло и оформило созданное народом), - это и будет симфонИей власти и общества, это и положит начало преображению России».

Итак, комментирую вышепоставленный раздел из статьи Михаила Делягина «Новая русская идеология». Скажу сразу, что все-таки необходимо в таких вот проектах серьезных, а статья обозначена в названии своем как серьезный проект, писать более конкретно и расписывать все детали своей позиции по тому или иному вопросу. Конкретики, конечно, в данном разделе нет. Договориться и получить поддержку от государства в обозначенном в разделе статьи проекте? От какого государства желает получить поддержку Михаил Делягин? Государство у нас разное - оно на части разделено, и каждая часть преследует свои интересы. Силовики преследуют свои интересы, а силовики делятся главным образом на ФСБ, МВД и Генштаб, и каждая часть думает о своих задачах. У нас есть госкорпорации - там также имеется свой гражданский генералитет в каждой, но хоть они и не относятся к госмеханизму, однако имеют вес и влияние на политику в стране. У нас есть либеральное сообщество, которому принадлежит частью своей Владимир Путин. А либеральное сообщество также делится на оппозицию и тех, кто уже у власти, а кто у власти, те называют себя патриотами. Часть из перечисленных мной также являются генералами от госслужбы. Вот оно как… выходит. Потому, говорит Делягин о каком государстве и кто должен проекту его оказать поддержку? Или не поддержку, а кто должен с «его обществом» взаимодействовать от власти? Так что комментарий мой закончен, так как ответов на поставленные мной вопросы пока нет.

Идем далее и снова разберем мысли Севастьянова, который, уже не скрывая неприязни к Михаилу Делягину, пишет о его наивности. Вот его записи:

«Наивность. Некоторые наивные утопические мечтания из разряда прекраснодушного популизма с коммунистическим надцветом могут дополнительно привлечь внимание избирателя. Делягин, например, пишет: „Работа, как и в современных классических представлениях, будет самостоятельной ценностью, однако общество будет ориентировано не на утилизацию человеческого материала, а на его прогресс и развитие. Причина этого – национальный, суверенный характер управления, служащий не внешним глобальным капиталам (сейчас финансовым, затем информационным), а собственному обществу, противостоящему их внешней агрессии. Эта агрессия будет постоянным ключевым стабилизирующим фактором, так как от враждебной системы ценностей и картины мира, в отличие от атомной бомбы, защиты нет“».

Замечу, что мысли Делягина не так и утопичны, если брать сегодняшний режим, который себя охраняет с помощью пропаганды, вещающей об агрессии Запада против России. Хотя агрессия как угроза реальна. Мысли же Делягина по поводу того, что наше управление должно быть национальным, суверенным и служащим не внешним факторам, а собственному обществу, вызывают у меня мысли только положительные. Да, верно, и Русское движение в постоянном режиме такую мысль выражает. Почему-то Севастьянову показались утопиями записи Делягина о том, что, как пишет Делягин, «работа, как и в современных классических представлениях, будет самостоятельной ценностью, однако общество будет ориентировано не на утилизацию человеческого материала, а на его прогресс и развитие». Я здесь не вижу утопии, так как мы все этого желаем и, более того, русское национальное государство просто обязано данный принцип сделать одной из важнейших составляющих партийной и государственной идеологии в будущем. Разве мы не требуем уже сейчас от государства того, чтобы оно не мешало, а помогало человеку развиваться? Разве мы можем быть против того, чтобы образование стало качественным и доступным, а в науку пошли финансовые потоки? Это как пример. Или Севастьянов уже махнул рукой на «человеческий материал», считая образование и рост рабочих мест, которые также ведут к развитию и прогрессу человека и всего общества, делом не нужным и утопическим? Однако же…

А вот теперь почитайте прямое словоблудие Севастьянова. Почитайте-почитайте:

«Человека, немного знакомого с реальной жизнью, наверняка остановят два вопроса, возникающие в связи с этой декларацией. Во-первых, известно, что далеко не всякая работа в принципе может быть самостоятельной ценностью и вызывать энтузиазм работника. Об этом ярко свидетельствует массовый завоз гастарбайтеров, в частности. И принципиальных изменений в данной сфере я не предвижу еще очень-очень долго. Во-вторых, непонятно: как это нет защиты от враждебной системы ценностей?! Это все равно, что признать: собственной системы ценностей у нас, русских, нет и быть не может. Всю жизнь изучая как культуролог эти самые русские ценности в сравнении с западными и восточными, я гарантирую, что это не так».

О чем человек написал, ведомо только ему. Работа, конечно, не всегда у граждан вызывает положительные эмоции, тем более если приходится вопреки всему зарабатывать на хлеб, чтобы только прокормить семью. А гастарбайтеры дешевле стоят для работодателя и у них нет независимых профсоюзов, которые бы естественно возникли, если бы миллионы выходцев из зарубежной Азии были на производстве, в торговых сетях и в сфере строительства заменены русскими. Но речь о другом идет: труд в новом обществе должен стать также составной частью идеологии новой России. Промышленный капитализм, к которому Россия перейдет, а выхода у нее нет другого, предполагает тип нового человека. Такой «новый русский человек» будет по сути своей придерживаться протестантской морали вне зависимости от его убеждений. Экономика формирует внутренний мир каждого из нас. Если ельцинско-путинская спекулятивная Россия формировала человека-лису, пронизанного идеями спекуляции или даже обмана, то общество производителей будет формировать человека труда, зарабатывающего деньги и знающего цену этим деньгам. Заработал - вложи снова в свою работу, чтобы получить с этого доход, и… снова работай, чтобы заработанные деньги вложить снова в работу. Вот она — мораль тех, кто когда-то создавал Первый мир. Да, протестантская мораль. А ведь протестантские страны, не устану напоминать вам, живут лучше всех в мире.

Далее Александр Севастьянов критикует Михаила Делягина в том, что тот говорит об освоении новых земель, строительстве новых городов. Здесь Севастьянов приводит в пример Санкт-Петербург, Одессу, которые строились и расширялись потому, как находились в более комфортных условиях с точки зрения товарного транзита. То есть были расположены геополитически в правильных местах, способствующих их развитию. Это верно, но век сейчас не XIX, и транспорт в XXI веке дойдет от Волги до Владивостока за 10 часов лета. Неосвоенная территория. Скажем лучше так, что территория брошенная или вымершая – вот о ней и говорит, скорее всего, Делягин в своей статье.

Тут же Севастьянов предлагает выяснить то, ну почему же территория, ранее брошенная, до сегодняшнего дня не заселена?

Отвечу Севастьянову: она брошена была потому, что государство сократило школьные и больничные учреждения в регионах. Целые населенные пункты остались без школ и больниц. А население не будет жить в населенных пунктах, если там нет школ и больниц. В этом случае население покидает насиженные места. Поэтому и так много покинутых сел, поселков и даже маленьких городков в России. А еще покидает население свои насиженные места потому, что производственные активы были уничтожены преступной политикой либерального правительства. Все выяснили? Вот так.

Далее Александр Никитич разбирает идеалы и семью по Делягину, но эту тему я трогать не буду, так как оба написали что-то странное. А вот этот момент из статьи Александра Никитича меня просто изумляет и многое о нем говорит:

«Уж если затрагивать тему движителя общества, то следовало бы говорить о школе элит, какой она должна быть, какую элиту и как следует формировать, на какой идейной базе при этом стоять, кого рекрутировать. Но об этом Делягин молчит».

Это при формировании какой элиты вдруг заговорил Севастьянов? Что он имеет в виду? Школы и кого туда набирать?

Объясняю: элита государственная, профессиональная формируется естественным способом, и никого ты с улицы туда не наберешь. Многое говорит выражение Севастьянова о школе элит. Он вообще, похоже, не понимает того, как будет формироваться элита в будущей России. Есть профессиональная элита – это те, кто достиг в своей профессии определенных высот и сам теперь является учителем для других. К советам таких прислушиваются. Такие люди имеют научные степени и большой опыт работы по своей профессии, а также немалые должности. Есть государственная элита, а вернее, военно-управленческая элита, состоящая из гражданских чиновников высочайшего ранга и силовых генералов. Вышеуказанные элиты, к сведению Севастьянова, готовятся в гражданских вузах, в военных вузах и вузах, принадлежащих правоохранительной системе.

Также есть политическая элита, которая и направляет сам госаппарат в нужное русло в его работе и формирует его высший состав. В РФ политическая элита состоит из космополитов и служит интересам Кремля. Настоящей политической элитой можно было бы назвать, теоретически допустим, в новой России тех, кто возглавит партию стратегического прорыва на местах и в центре. И такую элиту, политическую элиту, уже надо будет готовить в институтах, которые будут преподавать не просто тактику и стратегию политической борьбы, но и внедрять в сознание своих студентов саму идеологию нового государства. Сами институты такие политические должны нести в себе национальную русскую идею. Вот я, например, национал-демократ, значит, я считаю, что в политических институтах будущей России должны подавать студентам учение о национал-демократии. Вот так.

Далее Севастьянов свой раздел в статье назвал «Неприемлемое». Здесь, в этом разделе, Севастьянов обращает внимание на то, что Делягин называет Россию страной многонациональной. Кстати, вот слова самого Михаила Делягина:

«В национальной структуре общества необходимо доминирования носителей русской культуры и, соответственно, преобладание русских как наиболее органичных ее носителей. Между тем сейчас их уже точно меньше 80% населения (80,4% было в 2010 году), так что Россия стала многонациональной на самом деле, а не только по политическим декларациям, которые таким образом достигли своей цели».

Здесь я скажу так, что Михаил Делягин почему-то хитрит, - возможно, он понимает установку Кремля на многонациональность, ведь не может же здравый человек писать о том, что страна, в которой аж 80% населения русские, является страной многонациональной. Не понимает Делягин? Думаю, что все он понимает. Умный. Однако ведь пишет. На этот счет Александр Севастьянов возражает так:

«Делягин, увы, вводит читателя в грубейшее заблуждение. Как всем (кроме Делягина) известно, страна, где 67 и более процентов населения принадлежит к одной этнической группе, является не много-, а мононациональной. Так что, как сказано у Булгакова, „поздравляю, гражданин, соврамши“. Следует помнить, что удельный вес русских в России выше, чем у евреев в Израиле, украинцев на Украине, эстонцев в Эстонии или казахов в Казахстане и т. д. Между тем названные страны – признанные образцы этнократических мононациональных государств, и это никого не смущает, и этого никто не оспаривает. Все, что Делягин говорит далее, указывает на абсолютную некомпетентность автора в национальном вопросе. Удивительное дело: чтобы рассуждать об экономике, на мой взгляд, надо быть хорошим специалистом в этой области, получить специальное образование. И тут надо отдать должное Делягину: он окончил экономический факультет МГУ, много работал по профессии, этот предмет он изъясняет со знанием дела. Если бы в его присутствии я взялся разглагольствовать об экономике, он мог бы высмеять меня как дилетанта и был бы прав. Но национальный вопрос у нас нигде специально не изучают, единственный учебник «Основы этнополитики» написан мной – и Делягин его явно не читал. Однако берется «с легкостью необыкновенной» судить об этой сложнейшей, требующей не меньшей специальной подготовки, чем политэкономия, материи, оперируя понятиями и смыслами, в которых ничего не понимает».

Хорошо. В этом вопросе я полностью согласен с Александром Севастьяновым, но условно… Почему?

Дело все в том, что русская нация-то еще не создана. Есть Великорусский народ, есть Украинский народ, есть Белорусский народ и есть этнически и культурно близкие им народы и народности. Вот из них и будет строиться в будущем Русская политическая нация. А строиться она будет уже тогда, когда мы перейдем порог завершающего этапа буржуазной революции через русскую национальную революцию. Новая национальная Россия скрепит великие народы едиными корпоративными интересами обогащения. Я уже писал об этом в этой же статье. Мы создадим развитое производство, основанное на высоких технологиях, и каждый гражданин страны будет акционером таких предприятий. Каждый гражданин будет заинтересован в производстве товара и росте своих производственных активов. Мы создадим отечественные торговые сети, и граждане наши будут акционерами таковых. Затем мы насытим внутренние рынки собственным товаром и пойдем на захват мировых рынков. В этом будут заинтересованы все. Так мы сплотим массы в единую нацию, спаянную едиными интересами обогащения. Такой мир под себя создаст новую культуру: новые литературу, фильмы, музыку, театр, архитектуру и многое другое. Так мы создадим и новую мораль, с двойными стандартами – все добро и справедливо, что в наших интересах. Это очень кратко.

На этом я закончу обзор и анализ мыслей Александра Никитича Севастьянова, выраженные им в его статье «„Новая русская идеология“ Михаила Делягина», а также мыслей Михаила Делягина, выраженных им в статье «Новая русская идеология». В заключение скажу, что сегодня, как никогда ранее, когда страна стоит на краю пропасти, России необходима идея развития, или план действий. Новая идеология должна дать уверенность в завтрашнем дне нашему народу, вселить в него силы жить дальше, показав ему путь в далекое завтра. Идея, план действий, выверенный теоретически и воплощаемый на практике, - вот что необходимо стране. Этот план должен быть, так выражусь, проектом в руках строителя, а строителем будущего является сам наш народ.

АВТОР – Лев Трапезников

* выполняет функцию иностранного агента. Мы ставим эту пометку по требованию Минюста и Роскомнадзора. Мы не согласны с законами, обязывающими делать эту маркировку.
Материалы по теме
Мнение
21 мар
Лев Трапезников
Лев Трапезников
Мысли о политике в коротких эссе
Мнение
10 мар
6
Лев Трапезников
Лев Трапезников
Раскол в КПРФ приведет только к усилению левого движения в России
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
РазмышленияОбщество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!