Собирается ежемесячно 37 281 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Марий Эл
  2. Как вы себя почувствуете, если за вами будут круглосуточно наблюдать? Спор о праве на частную жизнь в колонии

Как вы себя почувствуете, если за вами будут круглосуточно наблюдать? Спор о праве на частную жизнь в колонии

Денис Долгополов
Денис Долгополов
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Сейчас правозащитная организация “Человек и Закон”* занимается делом заключенного Максима Сидорова, который подал иск о компенсации морального вреда из-за круглосуточного видеонаблюдения за ним сотрудников колонии и потребовал соблюдать его право на частную жизнь.

Основная цель публикации этого текста - призыв к обсуждению. Вопрос такой:

Как вы думаете, должно ли у заключенного в колонии быть личное пространство? Если да, то в каком объеме? Сколько времени и в каких местах администрация должна ему позволить находиться без наблюдения?

Право на частную жизнь, в том числе в заключении, декларируется Конвенцией о правах человека (далее - Конвенция), а российский закон признает приоритет международных договоренностей над национальным законом (не буду здесь засорять текст номерами статей; кому интересно - они есть в материале на сайте “ЧиЗ”*).

Есть ли у заключенных право на частную жизнь?

Здесь мы сходимся во мнении. Для всех, кто опирается на Конвенцию и практику ЕСПЧ, ответ очевиден. Вопрос состоит в том, как его предоставить и в каком количестве.

Возражение ФСИН

Система исполнения наказаний, конечно, не отмахивается от европейских стандартов прав человека, как от бесполезной бумажки, но по факту своими действиями часто игнорирует ее. Несмотря на указанный в Конституции приоритет международного договора, на практике исполнители предпочитают в первую очередь руководствоваться статьями российских законов, которые поддерживают совершаемые ими действия. В суде по иску Сидорова ФСИН указывала на федеральный закон, позволяющий видеонаблюдение за подозреваемыми и обвиняемыми. Хотя Сидоров не тот, и не другой - он уже осужденный и отбывает срок в колонии, а не ждет суда в СИЗО.

Логика пенитенциарной системы в этом случае, на мой взгляд, в желании избежать более крупной ответственности по сравнению с более мелкой. Если иск Сидорова удовлетворят, он получит денежную компенсацию, и все. Если же сотрудники колонии начнут соблюдать его право на частную жизнь и в определенные моменты будут отключать камеры, может случиться что-то похуже.

Для примера - дело “Лаптев против России”, которое недавно завершилось в пользу заявителя - он получил компенсацию за смерть брата в изоляторе временного содержания. Ночью в изоляторе брат то ли покончил с собой, то ли был убит (так и не выяснено), когда все сотрудники были заняты чем-то другим и в течение нескольких часов камера Лаптева оставалась без наблюдения. В итоге двое из сотрудников были уволены по итогам внутреннего расследования.

И что делать?

При обсуждении дела Сидорова в “Человек и Закон”* мнения разделились, потому что вопрос не имеет простого решения. Как правозащитная организация, мы не можем игнорировать нарушение прав человека. В то же время напирание на тотальную выдачу всех прав без учета ситуации может привести к последствиям, о которых все пожалеют, и мы понимаем эту ответственность. 

Наблюдение за заключенными в колонии, конечно, необходимо, чтобы избежать членовредительства, смерти заключенных, новых преступлений. С этим мы все согласились. 

В то же время представьте, как вы будете себя чувствовать, если за вами будут наблюдать 24 часа в сутки? Когда вы идете в туалет, когда переодеваетесь и ложитесь спать. А еще людям свойственно иногда чесаться в разных местах, что-нибудь ковырять и т. д. Все это заключенный вынужден делать под видеозапись. К слову, при просмотре этих записей даже не предусмотрены гендерные различия. Нигде в законе не сказано, что мужчина не может смотреть запись с женщиной и наоборот.

Такое непрерывное наблюдение унижает достоинство заключенного и ведет к “расчеловечиванию”, в совокупности с другими ограничениями колонии, что приводит к сложностям в ресоциализации заключенного после выхода на свободу. А именно последующая ресоциализация является целью назначения наказания.

В результате обсуждения мы пришли к такой позиции:

В самом факте видеонаблюдения за осужденными ничего криминального нет. В том числе в целях безопасности их самих. Но: 

1. Такое наблюдение должно быть оправданным и индивидуально определенным, если речь идет о наблюдении в местах проживания или постоянного пребывания (камеры СИЗО, например). То есть если есть достоверные данные или обоснованные подозрения в том, что осужденный или человек, заключенный под стражу, готовится совершить преступление или членовредительство, то наблюдение возможно. Также возможно и даже нужно видеонаблюдение в общественных местах колонии (прогулочные дворики, столовые и т. п.);

2. Наблюдение должно быть ограничено определенным периодом времени. Если основания для такого наблюдения отпали, то решение о его введении должно быть пересмотрено (см. дело “Ван дер Грааф против Нидерландов”).

Что думает общество?

На мой взгляд, в России по многим вопросам не хватает общественной дискуссии, и развивать ее тяжело. У большинства людей не хватает либо времени, либо интереса для того, чтобы всерьез заниматься какими-то проблемами, кроме собственной жизни. Это приводит к иллюзии того, что в решении любой проблемы заинтересована очень маленькая кучка людей, даже если в теории дело представляет явный общественный интерес. За сохранение какого-нибудь парка или сквера выступают 10–20 человек, и правительство думает, что парк нужен только им. За право на свободу собраний выступают еще меньше, и власти решают, что, значит, всем остальным достаточно собираться только на масленицу и день города.

Применительно к делу по частной жизни в колонии: такими вопросами занимаются, как правило, только правозащитники и члены Общественных наблюдательных комиссий (ОНК). 

Ситуация осложнена негативным отношением общества к заключенным. С одной стороны, все вроде бы понимают, что не каждый заключенный осужден справедливо, а из тех, кто справедливо, далеко не каждый - по тяжелым статьям. Кто-то оступился, оказался не в то время не в том месте и т. д. Но теоретическое понимание не приводит к улучшению отношения общества к заключенным. Не буду давать ссылку на какое-то конкретное исследование. Если ввести в строке «Яндекса» “исследование отношения общества к заключенным”, несколько ссылок приведут к результатам опросов (не слишком масштабных), согласно которым большая часть общества настроена к ним негативно. Да и на бытовом уровне, когда в компании речь заходит о тюрьмах, чаще всего звучит вопрос “А за что этот человек сидит?”.

С точки зрения развития общества соблюдение прав заключенного не должно быть никаким образом связано с тяжестью его преступления. Однако довольно большая часть граждан не рассуждает в категориях прав человека, скорее в категориях “око за око”. Исходя из такой установки, человек будет по-разному воспринимать пытки в отношении мелкого воришки и в отношении убийцы, а пытки в отношении, например, педофила и вовсе может счесть уместными.

“Человек и Закон”* сейчас проводит ряд программ по теме прав человека в местах несвободы. Прошел семинар по правам людей с инвалидностью в заключении, запланировано исследования соблюдения прав человека в заключении по 18 регионам, в процессе дело пермского заключенного Зубарева, который три года не может получить необходимое лечение.

Развертывание общественной дискуссии на эту тему, на мой взгляд, давно назрело и необходимо по вышеуказанным причинам.

Правозащитники добиваются соблюдения прав человека в колониях не из-за личной симпатии к заключенным, а потому что через этот механизм происходит развитие общества.

Издатель скандального порножурнала Hustler Ларри Флинт говорил: “Если закон защитит такой мешок с дерьмом, как я, то он защитит и вас”. В этой фразе полностью раскрыта потребность общества защищать права каждого человека, даже если в личном плане он нам очень неприятен (что, кстати, бывает и с отношением правозащитников к своим клиентам, никто не святой).

Теперь напомню вопрос, который я поместил в начало текста, чтобы те, кто его не прочитал, тоже могли высказаться.

Как вы думаете, должно ли у заключенного в колонии быть личное пространство? Если да, то в каком объеме? Сколько времени и в каких местах администрация должна ему позволить находиться без наблюдения?


*Межрегиональная общественная правозащитная организация «Человек и Закон» решением Министерства юстиции РФ 30.12.2014 года внесена в реестр некоммерческих организаций согласно п. 6 ст. 2 Федерального закона от 12.01.1996 года №7-ФЗ «О некоммерческих организациях», «выполняющих функции иностранного агента»

Материалы по теме
Мнение
5 мар
1
Юлия Федотова
Юлия Федотова
Права человека распространяются даже на "Скопинского маньяка"
Мнение
7 мар
Ольга Гнездилова
Ольга Гнездилова
В тюрьмах женскую физиологию отказываются учитывать и даже используют как рычаг давления
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Серёга
20 мар 10:15

Сложный вопрос. Например в армии когда нет постоянного надзора, возникают неуставные отношения. Наверное лучше чтобы камеры были всегда. Потому что запись - это доказательство. Запись защитит осуждённого как раз от нарушения его прав. На месте правозащитников я бы бился не против записи, а наоборот за повсеместное использование в местах лишения свободы камер. В том числе в служебных помещениях. Частная жизнь в тюрьме естественно должна быть ограничена. Но жизнь осуждённого должна быть защищена от других осуждённых и правонарушений со стороны органов и тут камеры (рабочие, включённые, запись не потеряли ) поможет. На примере Москвы видно как видеофиксации повлияла на уличную преступность - ее почти что нет.

Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Права человекаТюрьмы

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!