Горизонтальная Россия
Собирается ежемесячно 30 044 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Найти террориста Джалилова: как военный суд в Петербурге проигнорировал немыслимую халатность следователей

Найти террориста Джалилова: как военный суд в Петербурге проигнорировал немыслимую халатность следователей

Наталия Сивохина
Наталия Сивохина

Есть в нашей жизни что-то такое, от чего люди теряют облик человеческий, – они бы и хотели быть справедливыми, да не могут.

Харпер Ли, "Убить пересмешника"

Мы – адвокат и журналист – взялись за эту статью для того, чтобы еще раз рассказать обществу о деле одиннадцати. В апреле 2017 года в петербургском метро прогремел взрыв, унесший жизни 15 человек. В декабре 2019 года прозвучал приговор, сломавших судьбы 11 людям. В материалах процесса над так называемыми членами запрещенного в России сообщества "Катиба Таухид валь-Джихад"* отсутствуют какие-либо подтверждения причастности подсудимых к теракту между станциями “Сенная площадь” и “Технологический институт”. Впрочем, принадлежность зеленщицы, поваров-сушистов, ремонтников и строителей из России, Кыргызстана и Узбекистана к каким-либо иным религиозным террористическим группировкам тоже не доказана ничем.

Дело, единое в двух номерах

В материалах уголовного дела №1-32/2019 (т.1) (нумерация суда) о взрыве в метро нет документов, свидетельствующих о возбуждении уголовного дела №11702007706000054, на котором построено обвинение. А есть – о возбуждении иного дела с номером 11702400021789822. Говоря простыми словами, это примерно то же самое, как если бы врачи отправили на рентген человека с переломом, а потом поставили диагноз по кардиограмме. Подобная халатность – основание для прекращения уголовного преследования с возвращением всех материалов прокурору. При таких грубых нарушениях УПК РФ по логике следует уволить тех, кто утвердил обвинительное заключение, и лишить статуса тех, кто продолжил процесс как ни в чем ни бывало.

Итак, 3 апреля 2017 года постановлением главы Следственного комитета РФ дело 11702400021789822 (далее здесь – №1) изымается из производства подполковника юстиции Кулагина С. А. ГУ СК по Санкт-Петербургу и передается в Москву – в Главное управление по расследованию особо важных дел Следственного комитета СК. Оно после этого почти исчезает из нашей истории, лишь пару раз встречаясь в качестве ссылки в уголовном деле №11702007706000054 (далее в статье – №2), о котором чуть позже. Мы упростили нумерацию, щадя глаза читателей, хотя за время написания этой статьи – в отличие от следствия, обвинения, суда – успели неплохо освоить мастерство копипаста. Рассмотрев материалы дела №2, но сославшись на те же обстоятельства, что описаны в деле №1, председатель СК РФ А. И. Бастрыкин 3 же апреля 2017 года издает свое постановление – о назначении иной следственной группы для предварительного выяснения обстоятельств взрыва. Но по уголовному делу, которое никогда и никем не возбуждалось. Если, конечно, волшебным образом постановление председателя СК РФ не растворилось в воздухе так, что его не удалось найти в материалах дела, поступившего в суд. Метаморфоза ли, на зависть Гарри Поттеру случившаяся не в Хогвартсе, а в российском судопроизводстве, халатность ли следователей, но факт отсутствия одного из ключевых документов процесса сделал дальнейшие процессуальные действия, говоря юридическим языком, ничтожными. То есть, следуя нормам УПК, обвиняемых надо немедленно выпустить, а должностных лиц – судить по всей строгости закона. "Тройка" судей – Морозов А. А., Белоусов О. А. и Борисов Э. Б., тем не менее, не только не прекратила незаконное уголовное преследование, но и отправила его фигурантов в колонию на сроки от 19 лет до пожизненного. Впрочем, неизвестный колдун поработал и тут. Ибо никаких ссылок на тома и листы уголовного дела 1-32/2019, в том числе свидетельствующие о его возбуждении, приговор от 10 декабря 2019 года тоже не содержит (!). Остается надеяться на Высшую квалификационную коллегию судей РФ, на вопросы которой председательствующий Морозов А. А. должен будет наконец ответить. Не устраивать же, в самом деле, сеанс черной магии с полным разоблачением.

Следы Джалилова: чьи останки следствие и суд скрыли от глаз адвокатов

Следователь Иванов В. С. выпустил в 2017 году постановление о назначении молекулярно-генетической экспертизы (по делу номер один), поручив ее выполнение “эксперту” Управления криминалистики ГУ СК РФ Селиванову Е. А. Оставим в стороне сомнительность такого единоличного “назначения” эксперта до вступления в 2019 году новых правил, которые сняли такое противоречие. Снять-то сняли, правда, не добавили непредвзятости таким экспертизам. Ведь, согласно УПК, должен быть независимым лицом, а не находится в подчинении у следователя. Но вернемся к спорному документу из материалов дела. Селиванов Е. А. исследовал "образец крови фрагмента тела человека (условно „фрагмент 3“), представленного головой, шеей и верхней трети руки". Вещественным доказательством стал белый сверток бумаги с пояснительной надписью: "Образец крови из туловища (внутренности), обнаруженного в вагоне номер четыре у левых дверей вторых по счету" и лаконичной подписью "Следователь Кузнецов". Заметим, что этой фамилии вообще нет в списке участников следственной группы. А Акбаржон Джалилов, предполагаемые останки которого исследовали столь ненадлежащим образом, – ни больше ни меньше главный, по версии следствия, исполнитель теракта и единственная нить, сшивающая обвинение против несчастных работников из России, Узбекистана и Кыргызстана.

Следствие утверждает, что именно его ДНК-профиль (генетический паспорт человека) фигурирует в материалах постановлений Селиванова Е. А. Но принадлежали ли упомянутые выше фрагменты тела именно Джалилову – никто с уверенностью сказать не может. Что они не были приобщены к материалам дела – подтверждаем. Защита Шохисты Каримовой просила об обеспечении сохранности и исследовании останков Джалилова. Тщетно: прокурор, младший советник юстиции Тихонова Н. В. в октябре 2019 года представила суду копию постановления от 24 октября 2018 года следователя СК Никитина А. А. с требованием погребения покойного как террориста. Джалилов погиб при взрыве вместе с остальными пассажирами – увы, трагедию 3 апреля 2017 года спецслужбы предотвратить не смогли. Никакого пресечения террористической деятельности не было. Более того – ни свидетельства о смерти, ни доказательств гибели мужчины мы так и не увидели. 8 сентября 2017 года полковник юстиции Гур Л. В., нарушив закон, возбудил в отношении уже умершего для следствия Джалилова уголовное дело №11702007706000095. Напомним, что, в соответствии со статьей 24 УПК РФ, смерть подозреваемого – основание для прекращения дела в отношении него (за исключением случаев, при которых необходима реабилитация покойного). Какие-либо неоспоримые доказательства причастности Джалилова, числящегося среди погибших во время рокового взрыва, в делах №1 и №2 отсутствуют. Перед нами явное злоупотребление правом. Но зачем это было делать? Кому-то понадобилось скрыть обстоятельства той трагедии от общества.

Зеленщица-подрывница: как следствие превратило в террористку сотрудницу подмосковного кафе

Подзащитная Виктора Дроздова, одного из авторов этой статьи, приехала в Россию из Узбекистана. Работала в подмосковном кафе зеленщицей шесть дней в неделю, жила в общежитии неподалеку. Получала 25 тыс. в месяц и, как говорят про такой график, не поднимала головы. В день трагедии находилась по адресу: Московская область, Одинцовский район, поселок Лесной городок, улица Энергетиков, 3. 6 апреля 2017 года к ней в общежитие пришли люди в масках, заковали в наручники. Жизнь Шохисты превратилась в кошмар, а сама она – в обвиняемую по делу о взрыве. Согласно материалам дела с двойным номером, она готовила бомбу на Товарищеском переулке в Петербурге и носила в сумочке гранату, изготовила два взрывных устройства, совершила теракт – это все, заметим, в составе преступной группы. В реальности женщина единожды одолжила телефон коллеге по общепиту – впоследствии софигуранту по уголовному делу – Аброру Азимову. Ее, 49-летнюю женщину с детьми и внуками, приговорили к 20 годам тюрьмы. И, словно издеваясь, не зачли в срок положенным образом время, отбытое в СИЗО.

Попав за решетку, около года Шохиста отходила от шока. Бесконечно писала письма российскому президенту в надежде, что тот восстановит справедливость. Дальше просто ждала в надежде, что суд разберется. И постоянно плакала. Вину не признала, обвинение считает незаконным, главного террориста – то ли покойного, то ли пропавшего без вести Джалилова – не видела никогда. В Петербурге в первый раз побывала в качестве подозреваемой в рамках уголовного дела.

Увы, версии обвинения не в первый раз на поверку рассыпаются по швам. Вот, например, при следственных действиях на куртке Бахрома Эргашева находят гексоген. А бомба, которую мужчине инкриминируют, не содержит следов этого вещества. Ибо, согласно материалам дела, изготовлена из сахара и селитры. Но, как известно, были бы люди, а статья найдется. Мы еще скажем пару слов о других фигурантах, а пока вернемся к Шохисте Каримовой.

Сколько предметов может поместиться в женской сумочке? А в комнате общежития – на глазах у изумленных соседей? Согласно материалам дела, террористка Шохиста Каримова хранила "на полу обыскиваемой комнаты" два промышленных детонатора, под кроватью – металлическую микросхему, а в сумочке для документов – гранату. И не иначе как на вертолете в свободное время летала на Товарищеский переулок в Петербург – готовить бомбу. Если бы это все написал автор сценария какого-нибудь второсортного боевика – мы бы посмеялись. Но следователей ФСБ РФ вроде как принято воспринимать всерьез.

По словам Шохисты, ворвавшиеся к ней сотрудники спецслужбы попросили подержать в руках детонатор, а потом взяли у нее биоматериалы. А единственный документ, согласно выводам следствия и суда доказывающий вину Каримовой, – это протокол того самого обыска. Он содержит допрос одного из двух понятых, Ильющенкова В. М. И больше никого из проживающих вместе с Каримовой. Обязательного по процедуре вызова службы разминирования не было. То есть сотрудники ФСБ обнаружили детонаторы, микросхему, гранату и успокоились. Не было ни саперов с собаками, ни оцепления здания, ни эвакуации проживающих в нем людей. Если это правда, то халатность следователей и суда, прожонглировавших на глазах честного народа разными номерами одного уголовного дела, – это просто цветочки. А ягодки, соответственно, – это все остальное, как угодившее, так и не попавшее в рапорты с протоколами.

Согласно показаниям свидетеля Ильющенкова В. М., входная дверь в комнату, где проживала Шохиста и ее соседки, была открыта. А в помещении еще до начала обыска побывали сотрудники других подразделений. Никаких женщин рядом не было, а осматривали комнату двое мужчин. Спеша на работу, понятой не глядя подписал бумагу, оказавшуюся протоколом обыска. Спойлер: в ней он в числе прочего подтвердил, что не возражает против присутствия Шахнозы Холовой Ш. С. (хозяйки помещения, ни одной подписи которой в протоколе нет) и Шохисты Каримовой. Второго понятого, Щербакова В. В., жителя улицы Кабельной села Гондурино Астраханской области, суд и вовсе отказался вызывать. Копии документов этого гражданина защита тоже не видела. Вам может показаться, что мы разгласили личные данные, но не торопитесь с выводами. Ибо в Астраханской области нет такого села. Есть Гандурино (вторая буква "а"), но и там отсутствует улица с названием "Кабельная". Это не все. Некая таблица в материалах дела, как гласят показания следователя Шишкиной В. А., составлена из снимков со смартфона, подлинники которых были удалены с устройства. Никто из участников следственных действий с этими фотографиями не ознакомился. Более того, Ильющенков заявил о том, что снимки видит впервые, а место расположения сумки Шохисты и вовсе указано неверно. И – вишенка на торте – согласно протоколу, в ходе того самого обыска был изъят телефон Cromax. Запомнили название? Забудьте, его нет в вещественных доказательствах. В приговоре указан телефон MicromaxХ2401 – по версии суда, одолженный Шохистой Аброру Азимову. Как утверждают материалы дела, мужчина связался с подельником Джалиловым, используя мессенджер WhatsApp. Однако телефон упомянутой серии оснащен собственной операционной системой, и ни интернет, ни тем более мессенджеры установить на него невозможно.

Перечитываем – и не можем отделаться от стойкого ощущения, что некто – судья, или следователь, или прокурор – громко шепчет за спинами коллег: "Это все неправда, не верьте ни одному слову. Мы же специально допускали ошибки, путали номера, названия и города – чтобы развалить это дело". Так бывает в книгах. Реальность порой оказывается гораздо страшнее.

В деле содержатся утверждения: Шохиста Каримова участвовала в составе преступной группы в изготовлении и хранении взрывных устройств. Но нет конкретики – чисел, мест, показаний свидетелей. В чем ее вина во взрыве, прогремевшем на перегоне "Сенная площадь" – "Технологический институт"? А в находке сотрудника метрополитена, с коей тоже мало что понятно? Стенограмма осмотра сумки с неким СВУ, имевшей "следы вскрытия" на станции метро «Пл. Восстания», от 3 апреля 2017 года и справка о работе группы разминирования там же – в уголовное дело №1 не вошли. И не были исследованы в ходе процесса. Получившего таинственное устройство эксперта УФСБ Максима Пименова суд в качестве свидетеля вызывать отказался. Вагон 8147, покореженный и обгоревший – место гибели людей, – должен был стать одним из главных вещественных доказательств. Но суд не стал нужным его обследовать. Это сделали адвокаты – и обнаружили следы сварки, металлические листы и изменения первоначальной деформации вагона. Надо ли говорить о том, что он даже не был опечатан.

Террор, который устроил имярек: кого еще посадили за взрыв в метро

В силу более детального знакомства с делом Шохисты Каримовой мы начали эту статью с ее истории. Но не можем не рассказать о других фигурантах этого умопомрачительного процесса. Помимо материала дела, мы пользовались репортажами СМИ, фрагментами писем и свидетельствами членов ОНК, опубликованными в открытых источниках. Итак, 3 апреля 2017 года произошел взрыв между станциями "Сенная площадь" и "Технологический институт". 12 пассажиров погибли на месте, трое позже скончались в больнице. 10 других пострадавших получили тяжкий вред здоровью, 28 – травмы средней степени тяжести, еще 29 – легкий вред здоровью. Еще 12 человек получили при взрыве повреждения, не повлекшие, как написали медики, вреда здоровью. О следах Джалилова, которого следствие считает террористом-смертником, мы написали выше. А вот как появились дела в отношении остальных фигурантов так называемого процесса одиннадцати.

4 апреля 2017 года неофициально задержали Аброра Азимова – повара-сушиста, проживающего в Подмосковье, гражданина РФ. Посадили в подвал, били по почкам и голове, подключали ток, душили, требуя опознания "своего" голоса на аудиозаписи разговора, показаний на знакомого из Турции. Угрожали убить семью, держали в том страшном месте две недели. Аброр подписал то, что от него требовали. 17 апреля мужчину вывезли из секретной тюрьмы и сняли видео с его задержанием. За пояс Аброру положили пистолет. Он действительно знал того самого Джалилова и перевел ему более 120 тыс. руб. по просьбе знакомого, но все остальное – и якобы разговоры с главным террористом, и умысел, и участие в террористическом сообществе — признал, чтобы избежать дальнейших пыток. Про телефон Шохисты и разговоры в WhatsApp мы написали выше.

Мухамадюсуп Эрматов, гражданин Киргизии, прораб по специальности, женат, есть маленький ребенок. 5 апреля он вышел из дома. Трое неизвестных сломали ему нос, надели на голову пакет, привезли в подвал, где пытали током и угрожали, что так же обойдутся со всей семьей. Требовали подтвердить знакомство с неким Джалиловым и признаться в подготовке теракта. Мухамадюсуп согласился. 11 мая ему дали чистую одежду и отвезли к следователю. Собственно, именно этот день – официальная дата задержания Эрматова. По версии следствия, он завербовал шесть человек и вместе с ними готовил бомбу по указанию Джалилова. Как объяснял сам Мухамадюсуп – он нашел сосъемщиков через сайт "Одноклассники", потому что не тянул аренду. Все обвинения, предъявленные семи мужчинам из квартиры на Товарищеском переулке, подкрепляются только пыточными показаниями по записям неких разговоров (предположительно, с Джалиловым) и фактом проживания злосчастных арендаторов на одной жилплощади.

14 апреля Акрама, брата Аброра Азимова, сотрудники Киргизской спецслужбы вывезли из больницы Касиет, где он находился после операции по гаймориту, доставили в аэропорт. Посадили на самолет в Домодедово. Его встретили сотрудники ФСБ. До 19 апреля человека после операции пытали током и избивали, требуя показаний на брата и признаний в терроризме. Угрожали изнасилованием, обещали, что сделают то же и с женой. 19 апреля Акрама посадили в машину, а затем привезли место и засняли, как задерживают. По версии следствия, он привез средства от турецкого знакомого брату и тем самым профинансировал терроризм. По словам Акрама, факт передачи денег действительно был, а все остальное он признавал, оговаривая себя под пытками.

Ибрагимжон Эрматов, брат Мухамадюсупа, бывший сотрудник "Суши.Вок", строитель, действительно знал человека, останки которого тщетно искали адвокаты, в том числе автор этой статьи Виктор Дроздов. Акбаржон с 2013 по 2015 год работал в том же кафе, что и Ибрагимжон. Потом Джалилов уволился, и бывший коллега больше его не видел. 5 апреля Ибрагимжон искал пропавшего брата, а потом в квартиру пришли с обыском. В машине Эрматова следователи умудрились найти гексоген, который, впрочем, в окончательную версию обвинения не вошел. Борцы с терроризмом остановились на сахаре и селитре. Впрочем, кого волнуют такие мелочи, когда в опасности Родина.

Отметим, что факт так называемого превышения следствием должностных полномочий, а, проще говоря, пыток, благодаря публикациям СМИ, стал общеизвестным. Однако суд в своем приговоре никакой (обязательной по закону) оценки произошедшего с Эрматовым и братьями Азимовыми не дал.

Дилмурод Муидинов, самый молодой из фигурантов, уроженец Кыргыстана и автор карикатуры на суд (см. илл.). Искал работу, устроился в "Суши.Вок", работал шесть дней в неделю с 9:50 до 23:30. Поделился в квартиру на Товарищеском за 4 тыс. руб. в месяц, был дома в день обыска. К слову, у Дилмурода и остальных взяли биоматериалы. Парень признан виновным в членстве в "Катиба Таухид валь-Джихад"* и изготовлении бомбы. В качестве доказательства фигурируют следы кожи на липкой ленте.

Бахром Эргашев, ремонтник из Кыргызстана, отец троих детей, занимался отделкой помещений в банке "Плаза". Приехал в Петербург 20 марта, поселился вместе с одноклассником на Товарищеском и проработал две недели – пока не пришла ФСБ. Это на его куртке обнаружили следы гексогена, но передумали. Обвинен в разведывании мест для теракта, изготовлении и хранении бомбы. Биоматериалов его нигде не нашли или забыли их взять.

Сайфилла Хакимов – рабочий из Кыргызстана, отец троих детей, устроился в банк "Плаза" – к нему приехал подработать Бахром Эргашев. Снимал угол на Товарищеском, признан виновным в том же самом, что и остальные, – террористическое сообщество, изготовление и хранение бомбы, разведка. Его биоматериалов на устройстве также не найдено, но это не помешало ни суду, ни следствию вынести суровый приговор.

Пять вопросов следствию

Итак, что же в сухом остатке? Изучение материалов этого уголовного дела вызвало вопросы, мы воспользуемся случаем и зададим их во всеуслышание. Надеемся однажды получить ответы на них.

  1. По каким признакам следствие и суд определили, что обвиняемые принадлежат к террористической организации “Катиба валь-Джихад”*, а не к какой-то другой?
  2. Почему в отношении погибшего Джалилова было заведено уголовное дело? Только для того, чтобы скрыть неудобные документы и не отвечать на вопросы защиты?
  3. Какие именно теракты, где и когда планировали совершить обвиняемые с помощью найденного у них боевого арсенала?
  4. Почему ФСБ не смогла предотвратить трагедию 3 апреля 2017 года? Почему оперативные мероприятия, которые, судя по материалам дела, были начаты уже в 2015-м году, не дали результата?
  5. Чем методы следствия и выстраивания доказательств в этом деле отличаются от известных дел “Сети”* и “Нового величия”? Только тем, что главный подозреваемый объявлен мертвым, а не “секретным свидетелем”? Только этим, да?

В “Эре милосердия” братьев Вайнеров Жеглов незаметно кладет кошелек в карман Кирпича. Блестящая игра Высоцкого в экранизации романа добавила обаяния этому в общем неблаговидному поступку и вызвала споры среди связавших свою судьбу с правоохранительными органами. Похоже, что в современной России сначала возобладала концепция Жеглова – “Вор должен сидеть в тюрьме”, – а через какое-то время и она сменилась другой, более удобной для употребления. Неважно, вор ты, нет? А кошелек мы тебе подкинем.

В эти дни приговор Второго окружного военного суда в Санкт-Петербурге рассматривает апелляционная инстанция. Мы просим считать этот текст не только публицистикой, но и официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ.

*«Сеть» — террористическая организация, запрещенная в России. 

*«Катиба валь-Джихад» — террористическая организация, запрещенная в России. 

Виктор Дроздов

Наталия Сивохина

* В материале упомянута организация, деятельность которой запрещена в РФ
Материалы по теме
Мнение
18 ноя 2020
Илья Шакурский
Илья Шакурский
Осужденный по делу «Сети»* Илья Шакурский: «Сколько таких Шакурских?»
Мнение
31 окт 2020
Читатель
Читатель
«Мой друг — Василий Куксов». Письмо фигуранта дела «Сети»* Ильи Шакурского
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
СиловикиЭкстремизм

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности