Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Права человека
Собирается ежемесячно 46 954 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Права человека
  2. Врата в ад безграничного произвола, или Немного о новых поправках в закон об НКО-иноагентах

Врата в ад безграничного произвола, или Немного о новых поправках в закон об НКО-иноагентах

Татьяна Глушкова
Татьяна Глушкова

10 ноября Правительство РФ внесло в Государственную думу законопроект, направленный на «совершенствование правового регулирования деятельности НКО, выполняющих функции иностранного агента» (в простонародье — НКО-иноагентов). 

Ключевая новелла — введение контроля (более того, контроля предварительного) за содержательной деятельностью соответствующих НКО. 

Когда этот законопроект станет законом (а сомневаться в таком исходе, честно говоря, не приходится), НКО-иноагенты будут обязаны направлять в Минюст «заявленные для осуществления программы, иные документы, являющиеся основанием для проведения мероприятий» (до начала реализации оных программ), а также отчеты об осуществлении этих программ и проведении (или непроведении) запланированных мероприятий.

Минюст, в свою очередь, получит полномочие запрещать реализацию той или иной программы НКО-иноагента. Такое решение, согласно законопроекту, должно быть «мотивированным», но о закрытом — или хотя бы каком-нибудь — списке потенциальных мотивов речь не идет. Несоблюдение этого запрета, в свою очередь, повлечет ликвидацию НКО.

Так что фактически перед нами — врата в ад безграничного произвола.

А теперь обратимся к истории.

Закон об НКО-иноагентах был принят в июле 2012 года и вступил в силу 120 дней спустя, в ноябре того же года. Его инициаторы и сторонники тогда часто повторяли, что он ничего никому не запрещает — «иностранные агенты» по-прежнему смогут получать деньги из любых источников и заниматься любой деятельностью. Нужно будет только сообщать городу и миру, что ведут они эту деятельность на зарубежные деньги (и отсюда — требование облепить себя соответствующими ярлыками, см. фото с Московской международной книжной ярмарки этого года), и почаще об оной деятельности отчитываться.

На этот аргумент опирался и Конституционный Суд РФ, в апреле 2014 года признавший закон об НКО-иноагентах соответствующим Конституции, поскольку его положения (приведу лишь две кратких цитаты из резолютивной части) «не предполагают государственного вмешательства в определение предпочтительного содержания и приоритетов такой деятельности» («такой» в данном случае значит «любой деятельности, проводимой НКО на зарубежные деньги») и «не препятствуют некоммерческим организациям свободно изыскивать и получать денежные средства и иное имущество как от иностранных, так и от российских источников».

А уже в ноябре того же года НКО, внесенным в реестр, запретили заниматься наблюдением на выборах и референдумах. 

В мае 2015 года был принят закон о нежелательных организациях, позволивший одним росчерком пера делать уголовно наказуемым взаимодействие с конкретными иностранными или международными неправительственными организациями. Практическое применение этого закона резко сократило (и продолжает сокращать) список тех, у кого российские НКО — хоть признанные иноагентами, хоть нет — могут брать деньги на работу.

В июле 2018 года НКО-иноагентам запретили выдвигать кандидатов в члены ОНК, а в октябре — проводить антикоррупционные экспертизы проектов нормативно-правовых актов.

Не предусмотренные законодательством формы давления и ограничения деятельности вроде бесед ФСБ с победителями школьного конкурса «Человек в истории» (конкурс исследовательских работ старшеклассников об истории XX века), с которыми НКО, внесенные в реестр, сталкивались за эти годы, я даже перечислять не возьмусь.

А теперь — вот это вот.

Рассуждать в этой связи об очередном витке давления на гражданское общество в России или лицемерии власть предержащих, честно говоря, скучнее, чем писать митинговую жалобу вручную. Неожиданности в этом законопроекте тоже никакой нет — в том смысле, что никто, конечно, не предполагал, что он появится именно 10 ноября 2020 года и будет сформулирован именно так — но сама идея не нова. Например, еще в 2018 году сенаторы предлагали запретить реализацию в России любых иностранных программ, кроме тех, что выполняются совместно с российскими госорганами.

Поэтому я просто отмечу, насколько за последние годы повысилась всеобщая толерантность к такого рода новостям. Я помню бурю эмоций, вызванную законопроектом об НКО-иноагентах, помню состояние «как жить дальше» — хотя в тогдашнем виде он и вправду наносил лишь репутационный вред, никак не мешая содержательной работе. Реакция на анонсированный контроль за всем, что мы делаем, куда слабее, и сводится в основном к паре нецензурных междометий. Подобное повышение «болевого порога» было, разумеется, предсказуемо, но не зафиксировать — хотя бы для того, чтоб в дальнейшем отрефлексировать — его нельзя.

Материалы по теме
Мнение
8 апр 2020
Владимир Сливяк
Владимир Сливяк
Всех загнали на изоляцию и принимают под шумок новые бредовые законы об иноагентах
Мнение
23 янв 2020
Олег Шарипков
Олег Шарипков
Иностранным агентом может стать каждый
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Иностранный агентНКО

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!