Казаки-язычники — почему их все больше? · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Рязанская область
  1. post
  2. Рязанская область

Казаки-язычники — почему их все больше?

Валерий Розанов
Валерий Розанов
Добавить блогера в избранное

Вдали от Москвы всегда было много вольнолюбивых людей, объединявшихся в воинские группы, вливавшиеся затем в казачество. Не всегда они, принятые в казаки и даже становившиеся атаманами, переходили в православие. А в Астраханском казачестве были и буддисты, и католики, и лютеране. Казачья веротерпимость совершенно естественно вытекала из необходимости сплотиться, отбросив лишние поводы для конфликтов.

Всегда ли казаки были христианами? Определенно можно сказать только одно - до принятия Русью христианства казаки уже были, и были они, конечно, православными, то есть славившими Правь. Ныне их называют язычниками, но это, скорее, собирательный термин, не отражающий истинного мировоззрения и Веры.

Главные лозунги казаков - слава РОДу казачьему! Казачьему РОДу нет переводу! Отражают изначальные верования казаков - родноверие, и следующий лозунг звучал: Слава Богам и Предкам Нашим!

Быт на казачьем хуторе

Когда меня пригласили побывать в одном из языческих казачьих хуторов, я, конечно, не мог отказаться. Ведь этот хутор находится на Родине казачества - Рязанщине, Приочье. Именно тут берет свое начало Дон и Дикое поле, тут живут мещеряки. Край ведуний и колдунов, называемых другими - чудь. Край, в котором не только казаки, но и другие народы - мордва, марийцы — до сих хранят Веру Предков. Именно здесь Родина ведуньи Февроньи, которая стала почитаемой христианской Святой и вместе с супругом князем Петром - символом Любви и Семьи.

Эта община казаков-язычников, по словам атамана батьки Петра (так его все называют), основана в начале прошлого века. В мещерских лесах их предки, покинув Касимов, уже больше 100 лет назад построили хутор. У них есть свои традиции, свойственные только им. Например, только из Святого колодца в своем хуторе они могут пить воду; если они уходят куда-нибудь, они берут воду отсюда с собой. Даже чай и другие напитки они не могут пить - это, по их вере, греховные напитки.

Вроде бы что такого? А если вдуматься, более крепкой связи с Родным поселением не придумать, никто не хочет надолго покидать Родные места, те, кто по разным причинам живут в других местах, тем не менее регулярно возвращаются, чтоб пополнить запасы Родной воды, живой воды - казаки почти не болеют и отличаются завидным здоровьем и долголетием.

Всего 200 км от Москвы, 40 от Рязани.

Тишина. Какая тишина! Людей на хуторе вокруг много, но все равно тихо, очень тихо. Ветер с скользит в кронах вековых огромных сосен. По песчаным улицам ходят казаки в традиционной одежде. Разговаривают вполголоса, улыбаются. Никакой спешки, никаких резких движений. Они съехались сюда для проведения молитвенного обряда на Купалу.

Не слышишь собственных шагов по мягкому песку. когда-то на месте Мещёры было море, сам говоришь, как и все, вполголоса. Все как будто в другом мире.

Где-то скрипит колодезное колесо, где-то поют молитвы. Хутор - обычный: старые и новые дома, только калитки и двери из сухого темного дерева со стертой старой резьбой.

А к хутору приник городок из палаток и навесов. Разные они - и серые, военные, и белые, и такие цветные, такие многоцветные, что глаз не оторвешь. На праздник приехали казаки со всех регионов, особенно много из Урала и с южных регионов.

Иду по песку сквозь тихую, медленно движущуюся толпу, поворачиваем за угол палаточного городка, и вот перед нами длинный, раскрашенный разными цветами забор - плетень из орешника.

Мой спутник откидывает полог, как бы открывая калитку, и мы входим во двор. Полог падает, и мы уже окружены этим ярким, развеселым забором, а перед нами, посреди двора, стоит красота из красот, деревянный дворец. Здесь я должен буду провести несколько дней как гость любезного хозяина - атамана хутора.

Почти ночь, а с хуторской площади долетало пение - там продолжали молиться.

Сквозь лиственную резьбу над головой замерцали первые звезды. Минута, две, три - и они уже рассыпались по всему небу, в мгновение ока слились в океан.

Я понаблюдал несколько минут на бесчисленные лучи звезд и заснул сладчайшим сном в теплой прохладе лесной ночи.

Разбудило меня пение. Тихое, мелодичное, многоголосое, оно лилось одновременно со всех сторон. Это жители пели утренние молитвы. Батька Пётр сказал, что лучшее время для молитвы - предрассветный час. Поэтому утроилось, удесятерилось к рассвету число поющих. Люди пели в этой темноте и тишине, прославляя милосердие Богов, в которых верили, и воспевая красоту родной природы.

...Вода, водица, Красная девица,

как течешь, омываешь пенья и коренья, часты пустовенья

Так умой у нас притчи и уроки, монкосы и оговоры,

Из лиц, из косиц, из ясных очей, из четных бровей...

Казаки пели о том, как прекрасно утро в доме, как сладка мещерская вода. Большой мудростью надо обладать, чтобы сделать предметом молитвы прославление полей и рек своей страны, восхваление ее жителей и урожаев, ее рассветов и закатов, дождей и ветров.

Опять мы с Аманом прошли через бесшумную белую толпу, неторопливо плывущую по песчаным улицам, и углубились в деревню. Здесь в дни праздников и торжеств бесперебойно работает так называемая столовая, то есть кухня казаков - прекрасный обычай. День и ночь готовят пищу, и день и ночь кормят всех, кто приходит, чтобы поесть. Во дворе кухни много людей. Казачки раздавали тарелки и обносили всех своим хлебом и гороховой кашей с овощами.

Заглянул через дверь и в самую кухню. Входить туда нельзя без омовения, а если кто из поваров выйдет, то и он должен омыться, прежде чем войдет обратно.

В кухне было полутемно. По стенам метались красные отблески огня и тени поваров. Одни месили тесто, другие быстро - лепили пельмени! - другие жарили их, переворачивали их на множестве сковородок, третьи мешали кашу, четвертые резали овощи, и все это делалось дружно, слаженно, в едином ритме.

Вся эта работа, ее четкость и быстрота наглядно показывали, как была устроена походная кухня казаков. Бессчетное количество раз во время быстрых военных передвижений приходилось в мгновение ока готовить пищу, кормить воинов и бесследно исчезать, не оставляя после себя даже пепла костров.

Давно миновали те времена, но до сих пор даже можно видеть, как это нужно делать.

Затем пошли на своего рода площадь хутора, откуда доносилось пение и раздавалась музыка, здесь разводили священный огонь, готовились к обряду - воздаяния Треб. Толпа разместилась вокруг, а по его внутреннему краю, лицом к огню, сидели семьями казаки с женами и детьми. сикхизма, может начинаться жизнь молодой семьи.

Люди пели, пели не умолкая. Музыка и пение заполняли все, подчиняли себе, диктовали ритм движений, ощущений, мыслей. Мне это напомнило обряды молокан.

А в это время перед атаманом собрались те, у кого возникли тяжбы. По закону казаков, тяжбы между членами общины должен разбирать глава их локальной группы, но, если тяжущиеся стороны не удовлетворены его приговором, они могут обратиться к самому атаману. Решения атамана никакому обжалованию не подлежат, он олицетворяет собой Божий суд.

Меня поразила быстрота, с какой он принимал эти решения. Ему устно докладывали дело, и через минуту секретарь оглашал через микрофон приговор. Странно было видеть это судебное разбирательство на празднике, но мне объяснили, что так полагается воспитывать молодежь, готовить их к тому, чтобы они жили, не нарушая законов.

Старики у огня напевали молитвы, лили в огонь топленое масло, готовили ритуальные требы - сладкую кашу из пшеничной муки.

Когда кончился суд, все семьи встали, и каждый казак повел за собою свою жену, детей.

Пока они четыре раза обходили священный огонь, я разглядывала эти семьи и думал о том, как все-таки странен для нас языческий обряд.

Огонь обойден четыре раза, требы совершены, и Боги приняли их.

Все стали расходиться с площади, но праздник продолжится.

Для многих прошло уже два дня на хуторе казаков, прошли они в тишине и молитвах. Давно уже у родноверов разработана и принята эта практика проведения молитвенных собраний вдали от тех мест, где в сутолоке протекает ежедневная жизнь. Давно найдены пути, по которым можно вести душу в нужном направлении. И силу этого воздействия можно в полной мере ощутить только тогда, когда сам с головой окунешься в эту атмосферу.

И день, и два, и три, и ночи, и утра заполнены тишиной, пением молитв, мягкой вкрадчивой музыкой и проповедями. Психическая готовность к восприятию поучений духовных наставников, с которой сюда приезжают, удесятеряется в условиях этой отрешенности от забот и запросов навязчивой жизни.

Недаром в течение многих тысячелетий все великие вероучители, все основоположники новых религий проповедовали вне городов. Они странствовали, останавливаясь то в лесах, то в садах или пригородных рощах, сзывали к себе народ и в тишине своих убежищ подолгу и без спешки поучали, поучали, внушали...

Мне уже пора было уезжать, мы тепло попрощались с казаками и их атаманом. Я открыл для себя целый мир, который есть рядом с нами, но мало кто о нем догадывается...

Вообще, как разъяснил мне батька Пётр, настоящие язычники, родноверы с огромным уважением относятся ко всем религиям, считая их Святых и Пророков воплощением своих Богов.

Но конечно, есть и те, кто в язычестве по недоразумению.

Из истории

Современные родноверческие организации религиоведы называют неоязыческими: они были созданы в основном в 90-е годы и не имеют исторической связи с верованиями дохристианской Руси. Но именно их воссоздание отличает родноверов от других направлений неоязычества.

Возможно, из-за этого почти каждый язычник в разговоре обязательно упомянет, что даже в их среде есть сектанты, которые "имитируют веру предков". А кто из них действительно следует существовавшим до Крещения Руси обычаям, на самом деле не знает никто.

Западные историки считают, что восстание Стеньки Разина — не что иное, как восстание казаков-язычников против притеснения их веры.

Восстание бушевало совсем рядом с автономным Касимовским царством. Примечательны показания некоторых пленных разинцев: на допросах они говорили, что целью их отрядов является город Касимов.

Предводительницей одного из самых многочисленных и удачливых отрядов стала женщина – инокиня Алёна из Арзамаса.

На самом деле Алёна была родом из Выездной Слободы, что совсем рядом с нынешней городской чертой Арзамаса (сейчас называется Выездное). В те времена это была казачья слобода, основанная во время войн Ивана Грозного против марийцев. Судя по всему, изначально население слободы составляли мещёрские казаки – мишари.

Неизвестно, было ли имя Алёна крестильным или уже иноческим именем нашей героини. Выданная, как водилось в крестьянских и казацких семьях, рано замуж Алёна овдовела. В таком положении многие русские женщины предпочитали уходить в монастырь. Нам неизвестен ее возраст к моменту восстания. Неизвестно также, много ли лет она провела в монастыре перед этим.

Единственная достоверная черта биографии – Алёна была знахаркой и лекаркой. Она знала лечебные свойства растений и другого природного сырья, умела их применять. По-видимому, про ее мастерство в этом деле было известно в округе. Судя по всему, еще до начала восстания Алёна обладала некоторым авторитетом в округе, что и позволило ей довольно быстро возглавить повстанцев.

С христианской точки зрения знание лечебных сил растений считалось ведовством. В монастыре оно точно не поощрялось, а за монастырскими стенами едва терпелось властями. Следовательно, Алёна могла получить свои знания только до прихода в монастырь. Вероятно, многое она знала еще с детства. Для уроженки мещёрских, рязанских, мордовских краев это неудивительно: русские всегда считали «чудь», «косопузых рязанцев» колдунами, знающимися с нечистой силой.

Есть свидетельства, что она была родом из-под Красной Слободы что на Рязанщине.

Побег из монастыря, да в сочетании с таким колдовским ремеслом, это уже двойное преступление против религии, наказывавшееся по Соборному уложению 1649 года сожжением живьем. Становясь во главе мятежников, Алёна практически ничего не теряла.

Дальнейшие события – ее руководство восстанием, оборона города Темникова от царских войск, пленение и казнь – хорошо описаны в литературе и популярных статьях.

Казаки, у которых я был в гостях, попросили меня не называть конкретного места их хутора, мол, кому надо, те и так знают, а тем, кто не знает, и не надо.

В заключении атаман поделился своими мыслями - увы, пока православие фактически негласно является государственной религией, реальной свободы вероисповедания в России не видать, и то, что говорит схиигумен Сергий, тому подтверждение. Самое смешное, что 90% людей, с пеной у рта доказывающих что они православные и готовые шеи за веру сворачивать, ни разу не держали в руках Библию и НИЧЕГО не знают о Боге, в которого верят. Даже "священники", выступающие по телевизору, не только зачастую всем своим поведением не соответствуют своей вере, но и публично оскорбляют и унижают другие религиозные течения, особенно "языческие" - и, заметьте, совершенно безнаказанно!

Валерий Розанов, координатор ЦФО по работе казачества со СМИ

Материалы по теме
Мнение
25 окт 2019
2
Николай Сапелкин
Николай Сапелкин
Нынешнее православие — это вера в народной редакции
Мнение
19 июн
Валерий Розанов
Валерий Розанов
Схиигумен Сергий трижды предан казаками
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Рубрики по теме

Казаки

Религия

Фото

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных