Шаговая недоступность: как закрыть больницу и не вызвать социального протеста · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Ярославская область
  1. post
  2. Ярославская область

Шаговая недоступность: как закрыть больницу и не вызвать социального протеста

Сергей Балабаев
Сергей Балабаев
Добавить блогера в избранное

Слиянием и поглощением.

Эпидемия коронавируса практически остановила медицину в российских регионах. Сейчас, когда она понемногу отступает, самое время вернуть возможность лечиться тем, кто страдает от других заболеваний. Но не тут-то было: в Ярославской области, например, этот период власть использовали, чтобы медицину оптимизировать. И теперь целый район города остался вообще без больницы.

 

А дело было так: в Ярославле есть такой район – Заволжский. Размером он меньше, чем остальные районы города, но вдоль Волги вытянулся ровно по размеру всего Ярославля. От края до края это километров около 30. Естественно, что одним медучреждением он никак обойтись не мог, поэтому при Советской власти здесь было три больницы: МСЧ ЯЗДА в южном районе (теперь – МУЗ №3); больница №7 в северном – в микрорайоне Резинотехника; и в самом центре – областная больница, к которой были прикреплены некоторые заволжане.

Третью и седьмую больницы объединили еще до эпидемии под благовидным предлогом экономии бюджетных средств. Правда, получилось так, что к некоторым узким специалистам северянам стало не попасть – приходилось ехать за полтора десятка километров, да еще и с пересадкой. Ну тут городские власти пошли народу навстречу – и пустили между двумя микрорайонам прямой автобус. На нем, правда, все равно получалось 40 минут с лишком в один конец – ну, хоть без толкотни на пересадках.

Все решительно поменялось во время эпидемии коронавируса. Под ударами китайской заразы бывшая седьмая больница пала, как Карфаген. После того как инфицированного коронавирусом больного идентифицировали в третьем подряд отделении, ее целиком закрыли на карантин. Затем на пару недель открыли – и вновь полностью прекратили деятельность – уже без объяснения причин. А слухи по микрорайону поползли самые нехорошие: выяснилось, что большей части докторов предлагается написать заявления о переводе в бывшую третью больницу – ту, что располагается на юге района. То есть облздрав уже подразумевал, что на свое привычное рабочее место они не вернутся. Комментариев от областного департамента получить так и не удалось. Все их ответы сводились к тому, что пока больница не работает – а когда заработает, пациенты смогут узнать дополнительно. В будущем – более или менее отдаленном. Пациенты же оказались в ситуации более чем суровой. Если раньше им приходилось мотаться за 10 верст только к узким специалистам – терапевты еще принимали в бывшей седьмой больнице, – то теперь приходится делать это буквально «на каждый чих». В общественном транспорте едут и хроники, и молодежь, и инфекционные больные. А кто-то вроде престарелых граждан и вовсе остается дома: в автобус не подняться – особенно зимой, – а на такси на пенсию не особенно раскатаешься.

Циничный расчет этого метода был опробован еще в середине прошлого десятилетия в ходе объединения спортивных школ. Принципы работали те же. К примеру, есть две спортшколы. В одной занимаются спортивной гимнастикой, в другой – художественной. В первой детей меньше – в силу определенной специфики вида спорта, во второй – больше. После объединения спортивных гимнастов – уже в статусе отделения – загоняют куда-нибудь на периферию города, где не только нормального учебно-тренировочного процесса провести невозможно, но и снаряды толком расставить нельзя. Количество занимающихся еще снижается, и… Отделение закрывается «за бесперспективностью». Если бы это была спортивная школа, возник бы шум и гам, начали бы работу какие-то СМИ, подключились бы депутаты… А тут – отделение. У него даже директора нет. И закрытие произошло бы «без шума и пыли», не случись у гимнастов пары покровителей в тех кругах, которые называются «высшими».

Теперь этот же прием власть использует для закрытия больниц. Что выглядит, конечно, много циничнее, чем история со спортивными школами. Вид спорта – особенно в детстве – можно и поменять, а вот куда денешься с радикулитом? На геморрой его точно не поменяешь – можно только дополнительно приобрести эту болезнь. И куда с ней деваться? При современном подходе, чтобы пройти все обследования, нужно только к терапевту съездить раза три… да анализы, да визит к профильному специалисту – тоже вряд ли один. Всякий раз для этого придется преодолевать по 25 верст – и в этой ситуации в выигрыше останутся те, кто может позволить себе лечиться в платных клиниках.

Что-то подсказывает, что инфраструктура бывшей седьмой больницы при таком развороте дел ненадолго останется без работы. Ее «оптимизируют» - и вернут на службу людям, но платить за эту «службу» придется уже не Фонду медицинского страхования, а самим пациентам – по прейскуранту.

Материалы по теме
Мнение
13 июл
1
Сергей Балабаев
Сергей Балабаев
Жизнь за корону
Мнение
26 июн
Сергей Балабаев
Сергей Балабаев
Доступность медицинской помощи в Ярославской области — дело практически решенное. В том случае, когда у пациента есть деньги
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Рубрики по теме

Здравоохранение

Ярославская область

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных