Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Псковская область
Собирается ежемесячно 27 705 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Псковская область
  2. Что увидел член УИК на голосовании по поправкам к Конституции в Пскове

Что увидел член УИК на голосовании по поправкам к Конституции в Пскове

Иван Журавков
Иван Журавков
Добавить блогера в избранное

“Путин обнулился вслед за коронавирусом”. Что увидел член псковского УИК на голосовании по поправкам к Конституции

Через два дня после голосования Владимир Путин подписал указ о внесении поправок к Конституции России. Как член одной из участковых избирательных комиссий города Пскова я решил рассказать, что интересного увидел на этом голосовании и изменят ли его результаты хоть что-то.

 

Начало УИКовского пути 

Перед выборами губернатора Псковской области в 2018 году реготделение партии “Яблоко” предложило мне стать членом участковой избирательной комиссии. Я сомневался, потяну ли эту работу, но все же согласился. Подумал, что это хорошая возможность проверить прозрачность выборов и подзаработать. Район моей УИК оказался спокойным - старые дома, электорат в основном пенсионного возраста, явка не более 35%. В следующий раз выйти на работу комиссия должна была не раньше осени 2021 года, но президент Владимир Путин в конце января “обрадовал” россиян планами по внесению поправок в “устаревшую” Конституцию. Далее, общероссийское голосование вместо референдума, обнуление вместо сменяемости власти, самоизоляция вместо чрезвычайной ситуации, плевок в лицо гражданам вместо реальной помощи. С 22 апреля голосование перенесли на неопределенный срок. Политическая система России замерла в ожидании “обнуления” коронавируса и “обнуления” президентских сроков. В первый день лета и максимального прироста подтвержденных случаев коронавируса в России Путин объявил дату голосования - 1 июля. 

 

Согласие - раздумье - согласие

Примерно 10 июня мне позвонил председатель УИК и спросил, буду ли я работать на выборах. Я согласился, но уже к 22 числу засомневался. На тот момент в Псковской области уже минимум неделю солидно прибавлялось число подтвержденных случаев заболевания коронавирусом (за весь период их стало больше 2 тыс.), о выходе на первой этап снятия ограничения речи не было. Я позвонил своему председателю комиссии и честно сказал, что не уверен– буду ли работать, он дал время подумать. В итоге я согласился.

Нашему участку в качестве места для голосования 25-30 июня выделили небольшое помещение с одним выходом и входом. В нем члены комиссии и наблюдатели расселись друг от друга на “социальную дистанцию”. Я стал членом УИК, которая просил избирателей пройтись по специальному коврику, обрабатывала руки санитайзером, выдавала маски и перчатки (если у них не было своих), измеряла им температуру электронным “градусником”, точнее пыталась это сделать. Наш «градусник» срабатывал через раз и выдавал температуру от 32,1 до 36,9 градусов. После осечки я измерял температуру фразой: «Нормально себя чувствуете, температуры нет? Если нет, проходите, пожалуйста». В ТИК города Пскова нам то обещали заменить “градусник”, то говорили, что нам повезло, а у других и этого нет. Позже я узнал от знакомых, что на некоторых участках не то что “градусников”, а банально одноразовых ручек не было  - люди пользовались одной, установленной на столе для голосования. Нашему участку хватило всего. Почти. То есть до утра 1 июля. Тогда масок и перчаток осталось на 50 избирателей, тогда как по списку потенциально могли проголосовать еще более 800. Наша УИК сообщила о проблеме, и за час нам привезли новый комплект СИЗов, которых хватило до окончания выборов. Дефицита ручек и санитайзера и вовсе не было.

 

“А за что я голосую?”

Несмотря на то что про поправки в Конституцию вещали еще с конца января из каждого “утюга” страны, не все избиратели понимали, за что им предлагают проголосовать. Одна из моих коллег по УИК рассказала, что одна из избирательниц спросила у нее, за что ей предлагают голосовать. Моя коллега ответила, что в участке висят информационные стенды, есть буклеты с подробной информацией о сути поправок. Та женщина добавила: “Я знаю, что Путин что-то предложил. Но не знаю, что именно. Наверное, что-то хорошее. Даже если бы и смертную казнь предложил, то проголосовала бы. Ему виднее”. 

А вот пример уже из из серии “сказали надо - делаю”. На участок пришел спортивно сложенный молодой человек, получил бюллетень и, перед тем как опустить его в урну, решил сделать снимок на ее фоне. Он сообщил, что это нужно “для отчетности перед руководством”. Молодой человек попросил его сфотографировать - помог. В другой раз к нам пришли уже два молодых человека. Они попросили разрешения провести небольшой фотосет у урны с обычным листом бумаги, пояснив, что приехали сюда в “командировку” и им нужно отчитаться об участии в голосовании перед “командованием”: “Вы думаете, нам это самим интересно этим всем заниматься? Нет конечно. Но отчитаться нужно”, - признались молодые люди. Мы рекомендовали им дойти до ТИК города Пскова, где они могли проголосовать реально и сделать фотографию на память. Дошли ли ребята до ТИК, мне неизвестно, возможно, на соседних УИКах им разрешили сфотографироваться с белым листом бумаги и тем самым отчитаться перед Минобороны.

“ЦИК разрешил - ТИК отправил”

Центральная избирательная комиссии во главе с Эллой Памфиловой разрешила россиянам голосовать почти неделю. Они могли сделать это на избирательном участке, дома, вызвав комиссию, и даже через «Госуслуги» (это касалось жителей Москвы и Нижегородской области). Что еще нужно для волеизъявления? Но, как оказалось, видов голосования много не бывает. Все мы видели эти фотографии “комиссий” на лавочках, в багажниках машин и брезентовых палатках. Я ожидал, что глава ЦИК Элла Памфилова успокоит подчиненных и скажет: “Фигней не занимайтесь”. Но оказалось, что все эти лавочки и багажники - хорошая идея, позволяющая избирателю высказаться в удобное время и в удобном месте. С этого момента веселья стало больше, легитимности голосования - меньше, если она вообще была.

В соцсетях кроме “пеньково-багажного” голосования публиковали истории о том, как члены УИК (зачастую без наблюдателей) ходят по квартирам и в качестве “рекламных агентов” предлагают поставить “да” или “нет” на бюллетене о поправках в основном законе страны. Великая Россия, где члены УИК ходят по квартирам и предлагают (а скорее, действия походят на то, что они просят) проголосовать. Я почувствовал стыд и страх за всю государственную машину. Радовался, что по Пскову я таких сообщений не видел, когда увидел, порадовался, что на моей УИК, наверное, так не будет… Зря.

Оказалось, что ЦИК призвал организовать придомовые голосования всем избирательным комиссиям в регионах, они спустили это в ТИКи, а те - в УИКи. Когда я спросил у своих коллег по участку о происходящем, мне примерно так и ответили. Придомовое голосование каждый день приносило примерно столько же, сколько и голосование на участке. Но кто были эти избиратели? Прописанные по адресу нашего округа или просто шедшие мимо и решившие проголосовать? Если были последние, то нужно было звонить на другой УИК и попросить вычеркнуть человека из их списков, потому что он уже волеизъявился у нас. 

Насчет последней схемы есть забавная история. Во второй день голосования (придомового еще не было) звонят из УИК в отдаленном микрорайоне города (от нас 5 км примерно) и просят вычеркнуть из списка четырех избирателей на том основании, что они проголосовали надомно. Наш председатель логично спрашивает, как такое могло произойти, потому что УИК №13 находится в другом конце города, а избиратели в 300 м от нас. Оказалось, что избиратели позвонили в ту комиссию, а те - поехали, уведомив нас постфактум. Как вам такое геройство членов УИК, проехавших весь город для надомного голосования четырех человек, зарегистрированных по нашему УИК?

 

“Особое мнение” встретили по-особому

Еще до окончания голосования “Яблоко” выпустило обращение к членам избирательных комиссий от партии о действиях 1 июля. В частности, членам УИК предложили приложить “особое мнение” к итоговому протоколу голосования. Я вписался. Суть моего “особого мнения” в том, что я сомневаюсь в легитимности голосования по внесению поправок в Конституцию и результате голосования на УИК №33. На мой взгляд, один из факторов, ставящих под сомнение легитимность голосования и его результатов, - придомовое голосование, которое придумали для нагона явки. Члены моей комиссии были вынуждены участвовать в придомовом голосовании из-за “рекомендаций” (распоряжений) вышестоящих комиссий, в том числе ЦИК. 

Я заранее объяснил председателю комиссии, что приложу к итоговому протоколу свое “особое мнение”. После подсчета голосов он подписал его, но когда его нужно было приложить, то оказалось, что мы сделали это не совсем верно. В момент составления итогового протокола я спросил у председателя, нужно ли вносить мое “особое мнение” в пункт про жалобы (заявления) протокола, он сказал: не нужно. Но секретарь УИК обратила внимание, что это и нужно было сделать. В итоге мы сошлись на том, что протокол оставим как есть и “особое мнение” к нему приложим. Один из членов УИК спросила о сути моего “особого мнения”. Мое объяснение породило с ее стороны только новые вопросы о том, на основании какого документа я его выражаю, имею ли право это делать, не должен ли я обсудить его с другими членами УИК. После непродолжительной дискуссии каждый остался при своем мнении.

Добавлю, что даже если мое “особое мнение” и не учли в протоколе УИК №33, то в протоколе Избирательной комиссии Псковской области есть мнение уже члена облизбиркома от “Яблока” Елены Маятниковой. Она так и не подписала итоговый протокол о результатах выборов в регионе. По словам последней, теперь итоги голосования по поправкам в Конституцию должны будут опубликовать в том числе с ее особым мнением.

“Путин же умный человек - сам уйдет”

Председатель и секретарь УИК с водителем и полицейским уехали отвозить итоговый протокол с результатами голосования в ТИК, а мы выдохнули после 12-часового дня голосования. И тут один из членов комиссии спросил: “А кто вообще из вас голосовал?” В помещении находились семь человек, но откликнулись только пятеро. Из обсуждения я запомнил три высказывания. Первое, на дворе 2020 год, но, чтобы провести газ в жилой дом в областном центре, жители должны собрать десятки миллионов рублей. Второе, медработников в одном из городов администрация учреждения заставляла присылать selfie с лицевой стороной бюллетеня за поправки под угрозой увольнения “по собственному желанию”. Третье, Путин не будет править до 2036 года, потому что ему уже сейчас 68 лет и он понимает, что скоро нужно будет уйти. 

По-моему мнению, в этих трех высказываниях отражена вся суть того, что было, есть и будет.

1. Газовой державе безразлична проблема жителей безгазовых домов. Можно убрать про “газ”, и останется, что государству нет дела до людей.

2. Если бы можно было “под дулом” загнать бюджетников на выборы, то вероятно, этим способом кто-то воспользовался. Пока “дуло” - угроза увольнения, выговора и “особенного” (в негативном смысле) отношения на работе.

3. У нас “умный” и, наверное, очень молодой президент Путин, который за 20 лет не почувствовал, что он устарел окончательно. Думаю, что уже и не поймет и никуда не уйдет. 

Я делаю вывод, что все это было, есть и будет. Большинство россиян, как говорят официальные данные, проголосовало ЗА поправки и ЗА Путина. В комнате отдыха УИК №33 о своем голосе из семи человек сообщили только пять: один - ЗА, трое - ПРОТИВ, 1 - проигнорировал выборы, но был против. Из 1029 избирателей нашего округа, включенных к моменту окончания голосования, свой голос отдали 399. Из них поправки поддержали 282 (70,68%), выступили против 115 (28,82%), двое испортили бюллетень. 

Материалы по теме
Мнение
3 июл
Аркадий Любарев
Аркадий Любарев
Сокращение протокола — сокрытие информации от общества
Мнение
3 июл
Андрей Володченков
Андрей Володченков
Обнулились? Поправились? Власть переиграла всех вчистую
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Конституция РоссииПсковская областьНаблюдение за выборамиФото

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности