Общероссийское голосование как разновидность имитации демократии · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
  1. post
  2. Горизонтальная Россия

Общероссийское голосование как разновидность имитации демократии

Андрей Бузин
Андрей Бузин

О юридической экзотичности нынешнего мероприятия по изменению Конституции России сказано уже достаточно много. Экзотика проявилась в первую очередь в беспрецедентном по форме, содержанию и порядку принятия Законе «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти» (далее — Закон о поправке). В современной России еще не было случая, чтобы принятый закон столь вызывающе противоречил и российскому законодательству, включая Конституцию (увы, мое и не только мое мнение здесь расходится с мнением Конституционного суда РФ), и международным правовым стандартам. Яркий пример: проигнорировано требование Федерального закона №33-ФЗ от 04.03.1998 «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации», в котором черным по белому записано: «Одним законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации охватываются взаимосвязанные изменения конституционного текста». А наш Закон о поправке — по меткому выражению Э. А. Памфиловой — похож на «комплексный обед», включающий в себя одновременно и усекновение состава Конституционного суда, и борьбу с фальсификацией истории.

Впрочем, при большом желании все поправки можно сформулировать в виде одной фразы: «Увеличить и продлить полномочия действующего президента». Многословие поправок лишь конкретизирует эту формулировку либо носит характер рекламного бонуса. Замечу, что бОльшая часть поправок не дотягивает до конституционного уровня, они могли быть инкорпорированы в законы; более того, многие нормы этих поправок уже содержатся в российском законодательстве.

Похоже, что противозаконность Закона о поправке (извините за каламбур) очевидна и самим авторам закона. Настолько, что после экстренного прохождения всех процедур, предусмотренных Конституцией для принятия закона, авторы решили разделить ответственность за последствия с народом. А поскольку у некоторых граждан за время перестройки прорезались зубы, совет с народом решили провести проверенным еще с советских времен способом «общенародного одобрения». Так появилась дополнительная экзотика в форме нормативных актов, регулирующих «общероссийское голосование по вопросу одобрения изменений в Конституцию Российской Федерации».

Референдум

Российское законодательство предусматривает всенародное голосование по вопросам, имеющим важное общественное значение. Такое голосование называется референдумом; имеется подробное правовое регулирование организации и проведения референдума (Федеральный закон и даже Федеральный конституционный закон). Тот факт, что референдум проводить не стали, объясняется очень просто: поправки принять очень хочется, а референдум предъявляет слишком строгие требования к «одобрению». На референдуме вопрос считается одобренным, если за него высказалось более половины граждан, имеющих право участвовать в референдуме. Не сомневаюсь, что у администрации президента не было уверенности даже в 50%-ной явке. У референдума была и еще одна серьезная опасность: обязательность его результата. Что должен был делать В. В. Путин, если бы вдруг референдум отверг поправки, крепко ассоциируемые именно с ним?

Итак, было решено провести нечто, что можно было бы назвать «одобрением поправок». Провести через «народ» также экстренно, как через законодателей и Конституционный суд. Провести в ближайшее время, пока не проявились экономические последствия эпидемии и пока граждане не наслушались «пятой колонны». Провести, срочно прекратив эпидемию.

Однако с вирусами и с гражданами все не так просто, как с законодателями и судьями. Приходится предпринимать неимоверные усилия по привлечению их к одобрению поправок.

ЦИК РФ, которой президент поручил организовать и провести «общероссийское голосование по одобрению поправок», приняла около двух десятков постановлений, устанавливающих правила «общероссийского голосования». Наиболее важным из них является Постановление ЦИК РФ от 20.03.2020 (в редакциях от 02.06.2020, 19.06.2020 и от 23.06.2020) «О Порядке общероссийского голосования по вопросу одобрения изменений в Конституцию Российской Федерации». Новации и неопределенности этого порядка, существенное сокращение возможностей общественного контроля выдают желание организаторов достичь результат любой ценой.

Агитация

Об этих новациях мы еще поговорим, а здесь заметим, что самый большой изъян нормативного регулирования «общероссийского голосования» не в том, что в нем есть, а в том, чего в нем нет. Нет в нем главного, что должно было бы быть при добросовестном выявлении воли граждан. В нем нет ни слова о том, что для формирования осознанного решения относительно серьезного изменения главного закона страны гражданам надо предоставить возможность высказаться относительно предлагаемых изменений. Невозможно узнать волеизъявление граждан без широкого и достаточно длительного обсуждения. То, что сейчас происходит, похоже на скороспелые «референдумы», которые проводились в Крыму, Донецкой и Луганской областях, и не похоже на настоящие референдумы.

В регулирующих «общероссийское голосование» документах нет даже слова «агитация». Информирование, которое обрушилось из всех огосударствленных СМИ на участников голосования, фактически искажает смысл поправок. Лишь 10% поправок можно отнести к поправкам «социального» характера, эти поправки имеют слишком общие формулировки, не рассчитаны на прямое применение, зато несут в своих формулировках эмоциональный заряд. Именно эти поправки широко используются для агитации всеми государственными органами вплоть до ЦИК РФ, государственными и муниципальными служащими, субсидируемыми из бюджета СМИ. Заметим, что эта агитация проводится за счет самих агитируемых — налогоплательщиков, граждан России, что было бы запрещено, если бы проводились референдум или выборы.

Между тем, противников поправок — политологов, историков, юристов — достаточно много. Некоторые из них утверждают, что поправки могут привести к катастрофическим последствиям для государства и его граждан. Стоит ли говорить о том, что противникам поправок не предоставлены возможности агитации в государственных СМИ?

Юридические новации в порядке голосования можно разделить на две категории.

Первая — новации, направленные на максимальное привлечение граждан к голосованию. До предела расширены возможности досрочного голосования — того самого вида голосования, которое многократно подвергалось критике из-за фальсификаций и трудностей общественного контроля. Помимо обычных видов досрочного голосования разрешены новые: досрочное голосование «на дому», на «придомовых территориях» и в поселениях, «с которыми затруднено транспортное сообщение», а также досрочное голосование по Интернету. И уже сейчас понятно, что досрочное голосование внесет основной вклад в явку. Государственные и муниципальные органы, бюджетные организации навязчиво привлекают граждан к досрочному голосованию.

Контроль

Справедливости ради, заметим, что «растягивание» сроков голосования фактически на семь дней организаторы голосования оправдывают соображениями санитарной безопасности.

Вторая категория новаций — уменьшение возможностей общественного контроля. Право назначения наблюдателей предоставлено только общественным палатам — полугосударственным организациям, уже проявившим себя на поприще имитации общественного наблюдения. Права членов избирательных комиссий в регламентирующих голосование документах вообще не прописаны. Некоторые процедуры голосования и подсчета голосов значительно упрощены (например, в список голосующих теперь не надо вносить паспортные данные, при подсчете по списку не обязательно оглашать все данные). Усечен протокол участковой комиссии об итогах голосования: в нем не представлено ни число полученных и погашенных бюллетеней, ни число досрочно проголосовавших избирателей.
При этом ЦИК РФ старательно подправляет порядок «на ходу» и уже трижды вносила сомнительные дополнения в него. Правила меняются во время игры.

Настойчивая до назойливости организация «общероссийского голосования» в совокупности с умышленно небрежным правовым регулированием не может иметь результатом выявление воли народа: слишком много искажений вносит как сама постановка вопроса, так и организация голосования. «Мнение граждан, народа как носителя суверенитета и главного источника власти» так не устанавливают.

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
30 июн
Дмитрий Миропольцев
Дмитрий Миропольцев
Выборы всегда были массовым подкупом россиян, но никогда таким явным
Мнение
30 июн
Сергей Илюхин
Сергей Илюхин
Беспрецедентные меры агитации по одобрению изменений в Конституции
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных