Доказательства обвинения по моему делу свелись к чтению экспертных заключений · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Псковская область
  1. post
  2. Псковская область

Доказательства обвинения по моему делу свелись к чтению экспертных заключений

Светлана Прокопьева
Светлана Прокопьева

Сегодня, 25 июня, обвинение закончило с представлением своих доказательств. Любопытно, что прокуратура порядком подрезала т. н. доказательную базу, собранную следствием. Не будут вызваны никакие городские сумасшедшие, которые рассказывали следователям, как были возмущены и напуганы моей колонкой. Не придут профессиональные доносчики (один из которых стучал на меня дважды). Не пригодятся и услуги псевдоисторика, рассказывавшего, как либеральная пресса издревле подрывает устои государственности (сначала царизма, теперь путинизма, но технологии те же), не понадобилась прослушка, из которой зоркий глаз (или ухо?) оперативника выцепило один-единственный разговор с братом, после чего вся семья брата побывала на допросах. Не узнаем мы и про засекреченных свидетелей – кто же были эти отважные, но и пугливые люди, рискнувшие рассказать обо мне правду-матку, скрывая имена и лица (а все зря, оказывается. Не так-то и нужны были ваши услуги, ребцы, прикиньте?).

Есть здравое зерно в том, что доказательства обвинения свелись к чтению экспертных заключений. Но беда в том, что вызываемые эксперты ведут себя вообще не как эксперты, то есть попросту отказываются отвечать за свои слова. Самый характерный пример: «вынужденный характер действий» террориста, который мне вменяют как оправдание его действий. На требование привести цитату из текста, где автор якобы заявляет про эту вынужденность, эксперт или перечисляет констатации фактов (не увидел другого способа, нет условий для политического активизма), или юлит, что, мол, мы анализируем текст целиком, а не вырываем фразы из контекста (а в следующем абзаце запросто вырывают, плевать). При этом вопрос, например, чем отличается «вынужденность» от «отказа от других способов действий», отклоняет судья. Суд вообще снял массу вопросов, честные ответы на которые неминуемо показали бы несостоятельность выводов экспертов. Но аргументы в пользу оправдательного приговора суду, похоже, слышать не хочется.

Завтра свои доказательства начнет представлять защита. И вот вопрос: позволит ли суд наконец-то огласить текст колонки «Репрессии для государства», про который высказана уже уйма домыслов и который еще ни разу не прозвучал от начала и до конца?

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
17 июн
Светлана Прокопьева
Светлана Прокопьева
Центральный элемент обвинения по моему делу не интересен ни прокуратуре, ни суду
Мнение
15 июн
Светлана Прокопьева
Светлана Прокопьева
Журналиста судят за выполненную работу: почему важно следить за моим уголовным делом
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных