Собирается ежемесячно 51 076 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Права человека
  2. Вся наша адвокатская деятельность сродни просовыванию тонкой бумаги в узкую щель, за появление которой в стене приходится биться месяцами

Вся наша адвокатская деятельность сродни просовыванию тонкой бумаги в узкую щель, за появление которой в стене приходится биться месяцами

Мария Эйсмонт
Мария Эйсмонт
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов. Источник

В отдельный кабинет для свиданий осужденных с адвокатами в ИК-2 мы с Костей попали со второго раза. Первый раз мы встречались в общей комнате, предназначенной для свиданий с родственниками, потому что ему посоветовали не писать заявление о конфиденциальной встрече с защитником, да и вообще попросить адвокатов слишком часто не ездить. Там много всего было, в первую нашу встречу в колонии я не сразу узнала нашего Костю. Потом мы взяли себя в руки, посидели недолго, поговорили и в итоге договорились, что адвокаты будут ездить столько, сколько посчитают нужным, а встречи будут происходить в отдельном помещении для конфиденциальных встреч.

 
 
 

В следующий раз нам предоставили конфиденциальное свидание. Оно проходило в отдельном кабинете с чистыми стенами (впрочем, в ИК-2 все стены, которые я видела, чистые), относительно новым и ровным столом, телефонной трубкой, часами, с застывшими на полвосьмого стрелками (они спустя полгода по-прежнему показывают полвосьмого). И пластиковой прозрачной перегородкой посередине, разделяющей осужденного и его посетителя.

- А где щель? - спросила я оперативника.
- Какая щель?
- Ну такая, через которую я могла бы передавать документы.
- А зачем вам передавать документы? Он уже осУжден. Я вообще не понимаю, зачем осУжденным адвокат.
- Как зачем? Во-первых, борьба продолжается. Впереди кассация, Конституционный суд, во-вторых, даже без дополнительных инстанций, если взять, к примеру, жалобы на условия содержания...
- Зачем вам щель? Когда это помещение сдавали, проверяющие сказали, все соответствует нормативам. Ни про какую щель они не говорили. Помещение приняли.
- Должна быть щель, - настаивала я.

Про щель я знала от Vera Goncharova. То есть я видела щели и раньше, в тех местах, где свидания заключенных с защитниками проходили через стекло (во многих кабинетах нет никаких перегородок вообще), но от Веры я знала, что если щели нет, то за нее надо бороться. Вера боролась за щель в омской колонии и победила: через год внизу перегородки сделали прорезь для документов.

- Если вам надо передать ему документы, позовите меня, я тут рядом буду, и я ему все передам, - сказал оперативник.
- Может, вы еще и прочитаете?
- Да неинтересны мне ваши документы. Просто посмотрю, о чем там, но читать внимательно не буду.

Я поняла, что впереди долгая и важная битва.

И мы ее начали. Вера меня поддержала. Именно она написала бОльшую часть жалоб в прокуратуру по надзору. Жалобы писали и Nellya Shishova, и Eldar Garoz, и Oxana Gennadevna, и Anastasiya Kostanova с Aleksandr Pikhovkin.

Сегодня, зайдя в знакомую комнату после двухмесячного перерыва, я ее не сразу заметила, нашу щель.

Это, наверно, самая узкая щель в перегородке в комнате свиданий осужденных с адвокатами, которую я видела в своей жизни. Но как же я ей обрадовалась.

В эту щель сегодня я засунула для Кости четыре страницы распечатки с сайта Фонда имени Бориса Немцова о том, что Косте присуждается премия имени Бориса. Листы бумаги заходили в щель по одному. “Входит и выходит”, - сказал Костя. “Замечательно выходит”, - ответила я.

Иногда мне кажется, что вся наша деятельность последнего времени сродни просовыванию тонкой бумаги в узкую щель, за появление которой в сплошной стене приходится биться месяцами. Хочется верить, что эта маленькая завоеванная нами свобода - обмениваться с Костей документами без передачи их в руки сотрудников колонии - начало пути к большой Свободе.

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
12 июн 2020
Мария Эйсмонт
Мария Эйсмонт
Политзаключенный Костя Котов — лауреат премии имени Бориса Немцова
Мнение
21 май 2020
Наталия Демина
Наталия Демина
Приговор активисту Косте Котову фактически отвергает статью 31 Конституции РФ
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Права человекаТюрьмыФото
Хватит читать
Москву!
Хватит читать Москву!
Подпишись на рассылку
о настоящей жизни в российских
регионах
Подпишись на рассылку о жизни в регионах
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!