Ответ на мою статью бывшего омбудсмена НАО Бориса Дульнева «Остановить падение» · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Архангельская область
  1. post
  2. Архангельская область

Ответ на мою статью бывшего омбудсмена НАО Бориса Дульнева «Остановить падение»

Антон Кисляков
Антон Кисляков
Добавить блогера в избранное

Статья-мнение Бориса Дульнева из его ЖЖ о моей статье "Упасть вниз нельзя лететь", посвященной анализу ситуации в НАО после переноса референдума по объединению Ненецкого округа и Архангельской области.

Остановить падение 

С интересом прочитал статью Антона Кислякова от 06.06.2020 «Упасть вниз нельзя лететь» на его странице в соцсети «ВКонтакте» (в моем ЖЖ). Концептуальные оценки состояния Ненецкого округа, причин, по которым федеральная власть настойчиво в течение многих лет желает объединить округ и Архангельскую область, у нас с Антоном совпадают. Так же совпадают и предлагаемые пути сохранения НАО в качестве самостоятельного субъекта РФ (см. мою статью «Спор синицы с журавлем. Ненецкий округ должен доказать свою состоятельность»). 

Хочу подробнее остановиться на той части статьи Антона, в которой он попытался дать ответ на извечный русский вопрос «Кто виноват?». С ответом автора соглашусь полностью. Если назвать вещи своими именами, то можно констатировать, что жители НАО возможности сохранить и преумножить собственные рабочие места, собственный производственный потенциал откровенно «просрали». И для начала гордым жителям округа надо в этом абсолютно честно признаться хотя бы самим себе. Поскольку, кроме «залетных» губернаторов, и то не всех, и их ключевых замов, вся остальная «элита» - плоть от плоти народной из НАО. Поэтому, чтобы дать полноценный ответ на второй извечный русский вопрос «Что делать?», надо разобраться с причинами, по которым «виноватые» таковыми стали. 

По опыту жизни и работы в округе знаю, что его жителям присущ эмоционально-тревожный психотип общественного сознания. Его еще называют «женским». При этом уровень тревожности и неуверенности у людей в массе своей просто зашкаливает. Поэтому с рациональной («мужской») аргументацией и апелляциями к «доводам разума» в НАО, как говорится, и в «мирной» жизни бывает непросто. 

Думаю, что такая высокая тревожность стала следствием шока в сознании жителей НАО от развала СССР и последовавшего социального и экономического кризиса, который особенно сильно ударил по таким уязвимым регионам, как Ненецкий округ. В одночасье рухнула выстроенная и понятная дотационно-хозяйственная система колхозов и потребкооперации, в которой работала большая часть населения. У людей были стабильность, рабочие места с хорошей оплатой и определенность в настоящем и в будущем. И в заработках, и в социальной сфере. И вот все это рухнуло. А будущее окуталось туманом неопределенности. Засбоили социальная и бюджетная сферы, которые тем не менее остались пусть и небольшими, но наиболее надежными и предсказуемыми источниками доходов для большей части населения. До сих пор в небольших поселениях НАО люди зачастую живут за счет пенсий старшего поколения и детских пособий, подрабатывают в бюджетном ЖКХ, занимаются традиционной деятельностью типа рыбалки, охоты, заготовки ягод и грибов, картошки там, где она растет. Садоводством и огородничеством в силу климатических условий особо не прокормишься. Скотину на селе в личных подворьях практически никто уже не держит, поскольку дело это трудозатратное, особенно на Севере, и без колхозной поддержки кормами и техникой, как в советские времена, почти нереальное. 

Начавшийся в начале 2000-х нефтяной бум пришел «извне», и произошел без каких-либо административных и трудовых усилий руководства НАО и его жителей. Просто с какого-то момента от нефтяных компаний и вахтовиков потекли в бюджет округа достаточно большие и почти халявные деньги. Поэтому думать о базовой экономике - основе региона и ее будущем — перестали и руководство, и местная «элита», и население. Как я написал в упомянутой выше моей статье, «все, каждый соразмерно своему статусу и возможностям, занялись увлекательным делом – дележом нефтяных доходов». А еще не менее увлекательным занятием - зарабатыванием на освоении бюджетных потоков. Уберите бюджетный поток, и остановится практически все строительство, ЖКХ и благоустройство, грузоперевозки. Сократите управленцев и бюджетников, начнут сворачиваться и умирать торговля, пассажирские перевозки и сервис. То есть умрет практически весь малый и средний бизнес, за исключением морского рыболовства СПК РК. 

Делить «нефтяной пирог» показалось людям более простым и безопасным делом, нежели проявлять личное мужество и волю в сохранении ферм и других производств, повышении рентабельности и конкурентоспособности их работы. В рыбакколхозах, например. Эту ситуацию знаю детально, так как лично занимался этой проблематикой, будучи УПЧ в НАО. В результате за четверть века после развала СССР из семи СПК РК округа животноводческие фермы, производство, полноценные производственные и ассоциированные члены колхозов остались только в одном из них – в СПК РК «Сула» в селе Коткино. В отличие от селян из других СПК РК, которых, кого обманом (кого угрозами, кого подкупом) убедили свои колхозы фактически уничтожить, колхозники из «Сулы» дружно отстояли свое будущее. Чем лично у меня они вызывают искреннее уважение и гордость за северян. Если бы все жители округа были такими, то и ситуация в НАО сейчас была в корне иной. И жители, и «элита» не оказались бы в замкнутом круге тотальной нефтяной зависимости. 

Уровень тревожности жителей от «нефтяной иглы» только усилился, так как интуитивно все в НАО прекрасно понимали и понимают, что халява рано или поздно закончится, а кроме нее в округе от советского производственного наследства почти ничего не осталось, и чего-то нового взамен не создано. И даже идей никаких на эту тему нет. Но поскольку нефтяная халява должна закончиться в каком-то отдаленном будущем, то чисто психологически делить «пирог» надо здесь и сейчас, чтобы создать подушку безопасности на будущее, «пристроить» детей, «свалить» из округа и т. п. Перечень оправданий перед самими собой и другими людьми каждый в округе прекрасно знает. Весь этот набор «отмазок» я неоднократно слышал от колхозников в Великовисочном, Лабожском и других селах, когда они голосовали за «предложения» дитятевского Ненецкого рыбакколхозсоюза «жить от моря» и принимали решения вырезать скот, закрыть фермы, передать Заполярному району дизель-генераторы, продать магазин и т. д. 

Из-за всего этого некогда сильные, независимые и самодостаточные жители округа, привыкшие в прошлом полагаться исключительно на собственные силы, сильно изменились за последние лет 30 в худшую сторону. У них появилась крайне неприятная черта. В НАО почти никто и никогда ни с кем искренне не «дружит» и не «враждует» полностью. Все намертво повязаны друг с другом горизонтальными связями. Все «бьются» за бюджетные и административные места. Или за места в коммерческом секторе. «Хлебных» мест – мало. Людей на них претендующих – много. И ситуация в любой момент может резко перемениться. Сегодня ты «в горе» и с тобой охотно поддерживают отношения, пытаясь использовать тебя в качестве работодателя, спонсора, консультанта, ходатая, покровителя, лоббиста. 

Но вот ситуация меняется. Ты в опале или больше не удел. На всякий случай тебе перестанут звонить и отвечать на твои звонки и сообщения, будут избегать встреч с тобой. Даже перестанут здороваться на улице. При этом, как говорят, будут еще и «морду воротить» при встрече. Или загодя переходить на другую сторону улицы. Тоже самое может произойти, если у человека резко повысится статус. И это касается не только людей на руководящих должностях. Но и на заурядно бытовых. Какая-нибудь продавщица, перебравшись из деревни в город и удачно устроившись там, может резко сменить круг общения. А какая-нибудь секретарь сельсовета, чувствуя себя большой «шишкой», начнет покрикивать на своих «бестолковых» односельчан. И теперь гордые когда-то северяне покорно сносят снобизм и хамство, бояться пожаловаться, опасаясь того, что им это «запомнят, а потом сделают еще хуже». Зато после перемены твоего статуса в лучшую сторону с тобой как ни в чем ни бывало запросто возобновят контакты, «честно» глядя в глаза. И объясняя это тем, что «сам понимаешь, такие обстоятельства были. А у меня семья, дети, кредиты, надо держаться за место, учитывать мнение начальства («хозяина»)» и т. п. 

Как следствие, и у элиты, и у населения неопределенность в будущем, неуверенность в настоящем, сиюминутные интересы, только ближнесрочные планы и цели. Результирующий диагноз и дает Антон в своем ответе на вопрос «Кто виноват?». Виноваты сами, и виноваты все. Виноваты те, кто у власти. Виноваты тем, что «идут по головам» и пускаются в любые «тяжкие», лишь бы занять правдами и неправдами место повыше и посытнее, окружить себя «своими», «убрать» или «задвинуть» подальше более способных и умных конкурентов на должность или место. Виноваты те, кто это видит и все равно выбирает и поддерживает в надежде, что либо не лишится последнего, либо войдет в круг «избранных». Где уж в этих условиях заниматься глобальными вопросами перспектив округа и населения. Масштаб и уровень райцентра в глубинке, а не субъекта РФ – донора федерального бюджета. 

В Ненецком округе не работает, а, правильнее сказать, отсутствует система социальных лифтов. Это подтверждается и объективными цифрами. В первую очередь численностью постоянного населения. В ходе полемики по поводу объединения федеральные СМИ округлили численность НАО до 44 тыс. человек. Хотя реально, по где-то промелькнувшим в начале ажиотажного обсуждения официальным данным, эта численность не дотягивает и до 43 тыс. человек. Уже несколько десятилетий эта численность замерла около отметки плюс-минус 42 тыс. человек. И это при том, что НАО по темпам рождаемости периодически выходит в лидеры, опережая республики Северного Кавказа. В округе хорошее соотношение рождаемости и смертности. И эти цифры говорят лишь об одном – ежегодно НАО необратимо покидает огромное количество его постоянных жителей. Прежде всего это молодежь и люди зрелого профессионального возраста. 

При этом округ теряет, а фактически «выдавливает» за свои пределы наиболее честных, умных и энергичных людей. Поскольку в округе им некуда приложить свои силы и знания, а система «круговой поруки» элиты не оставляет им практически никаких шансов на продвижение. Даже на простое выживание. Социальные лифты намертво заблокированы. Квинтэссенцией этого принципа стала ставшая нарицательной фраза бывшего губернатора-архангелогородца Федорова: «Вы должны покинуть территорию округа!» Сам ее слышал пару раз в отношении людей, «не понимавших» политику губернатора. Остаются преимущественно конформисты и не уверенные в себе и своих силах со слабыми перспективами на Большой земле карьерные приспособленцы. Практически ни один из представителей действующей «элиты», родившийся и прошедший все ступени роста в округе, не шагнул куда-то выше. 

Согласен с оценкой Антона, что сейчас вся система общественных отношений, сформировавшаяся в Ненецком округе и выстроенная на своей доле нефтяной ренты, находится в определенном балансе. И реально прокормить в таком виде более 42-50 тыс. человек эта система не может. 

Ответы, данные Антоном на им же поставленный вопрос «Что делать?», правильны по сути. Но к реальной возможности их реализовать, учитывая все выше изложенное, я отношусь довольно скептически. Антон и сам это чувствует, отмечая, что «очень мало времени на мобилизацию и формирование конструктивной окружной повестки». 

В песне Владимира Высоцкого про Канатчикову дачу есть интересные слова: «Настоящих буйных мало – вот и нету вожаков!» Для ситуации в Ненецком округе эту фразу можно истолковать так, что в НАО своих «буйных», способных стать лидерами протестного движения, пока нет. Использую военную аналогию. Жители НАО выиграли первый бой в этой военной кампании. Оппоненты криво и косо, без подготовки и разведки, спонтанно пошли в наступление. Жители так же спонтанно поднялись, кто с чем был, и эту попытку отбили. Но уже сейчас очевидно, что оппоненты учли опыт и начали маневрировать, пытаются что-то планировать, координировать свои действия, чтобы перехватить инициативу. Исходя из этой логики, «обороняющаяся» сторона тоже должна перейти от спонтанного сопротивления к организованному. Поскольку выигранный бой — еще не победа в сражении, а тем более в битве, не говоря уже о всей кампании. Именно это Антон и имеет в виду, когда говорит о «командной эстафете». 

А чтобы вести кампанию, должен появиться лидер или группа лидеров, которые взвалят на себя колоссальный груз ответственности за дальнейшую судьбу округа в критической ситуации. Как это сделал в 2014 году народный мэр Севастополя Алексей Чалый, который выполнив свою, наверное, главную миссию в жизни по возвращению Севастополя и Крыма «в родную гавань», ушел из политики и вернулся к своим обычным делам. Или как Александр Захарченко, глава ДНР, светлая ему память. 

А что касается остальных жителей округа, то им пора уже стать гражданами, активно отстаивающими общие интересы округа и свои права, и перестать быть боязливым «населением», охотно идущим на сделки с собственной совестью из-за сиюминутных выгод и страха от мысли «как бы чего не вышло». Что значит «стать гражданами», Антон и расшифровал в своей статье в ответах на вопрос «Что делать?». Если такие лидеры появятся, то их необходимо поддержать. А главное – не предать, когда с этими лидерами начнут «разбираться» по принципу «начинать надо с главного, а остальные сами разбегутся!». 

В качестве заключения. 

В детстве мне очень нравилась книга Луи Буссенара «Капитан Сорви-голова». Роман рассказывает о войне за независимость двух бурских республик в Южной Африке, Трансвааля и Оранжевой, против английских колонизаторов в начале XX века. Помимо сюжета? я очень внимательно читал примечания и пояснения к тексту. Мне сильно врезались в память два из них, пояснявшие причины проигрыша буров в их справедливой войне за независимость. 

Первая причина – руководство республик категорически отказалось использовать огромный военный и политический опыт и рекомендации многочисленных волонтеров-добровольцев, прибывших на помощь бурам со всего мира. А среди волонтеров были и профессиональные, в том числе и высокопоставленные военные с боевым опытом, и политики, дипломаты, и общественные деятели. Буры же, экономя собственные человеческие ресурсы, использовали волонтеров в качестве дармового «пушечного мяса». Которого им было нужно много из-за отсутствия у республиканских армий боевой подготовки и военного опыта. Проигрывали буры, говоря в современных терминах, и информационную, и дипломатическую войну Англии по тем же причинам. Хотя симпатии мировой общественности были на их стороне. 

Вторая причина – буры были потомками белых переселенцев. И уже с самого начала колонизации Африки они заложили основы принципа «раздельного существования рас», позже названного апартеидом. Поэтому в своей борьбе за независимость буры не опирались на поддержку коренного негритянского населения, которое очень тонко и изощренно привлекли на свою сторону их враги-британцы. 

Исходя из этого исторического опыта чужих ошибок в сходной ситуации, очень советую, надеюсь, гражданам России – жителям округа — не игнорировать советы и рекомендации сочувствующих вам людей, знающих вашу специфику и хорошо разбирающихся каждый в своей теме. Даже если в их оценках вас что-то сильно задевает за живое. Перестаньте уже психологически быть «эмоциональными и тревожными женщинами». Пора уже становиться жесткими, волевыми и рационально мыслящими «мужчинами», умеющими руководствоваться не только эмоциями (без них тоже нельзя), но и здравым смыслом. И будьте бдительны, поскольку недругов России, желающих погреть руки на конфликтной ситуации в Ненецком округе, достаточно и внутри страны, и за ее пределами.

Борис Дульнев 

Источник

Материалы по теме
Мнение
8 июн
Антон Кисляков
Антон Кисляков
Упасть вниз нельзя лететь
Мнение
2 июн
24
Оксана Харинова
Оксана Харинова
Наша общая цель — дать отпор московским чиновникам, покусившимся на свободу северных субъектов
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Рубрики по теме

Размышления

Архангельская область

Власть

Коренные народы

Общество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных