Фрагмент расшифровки письма из ГУЛАГа · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Права человека
  1. post
  2. Права человека

Фрагмент расшифровки письма из ГУЛАГа

Оксана Труфанова
Оксана Труфанова

Все мы знаем, что в российской пенитенциарной системе сегодня существует серьезная проблема, связанная с вымогательством денег у заключенных и их родственников. Правозащитники знают, что, зачастую, чтоб не били и не пытали, надо заплатить. И берут с кого сколько можно - с одного 1 тыс. руб. в месяц, с другого и по 1 млн  - по доходам.

А веяние ли это пост перестроечного периода? Увы, нет. Это, вероятно, тоже то самое наследие ГУЛАГа, которое мы так и не искоренили.

Представляю вам фрагмент расшифровки письма из далекого 1938 года, из того самого ГУЛАГа НКВД - из Челябинской тюрьмы. Письмо расстрелянного по 58-й статье УК РСФСР ("Враг народа") Ивана Васильевича Чевардина.

В этом письме, конечно же, особенно смущают два момента – это изобилие многоточий и то, что деньги получал лично следователь Зубарев на свое имя. Есть опасения, что это была как раз та самая мзда за то, чтобы приговоренного человека хотя бы не пытали.
А если так, то это значит, что заключенные для рядовых сотрудников НКВД были еще и возможностью обеспечить себе безбедную жизнь.

Письмо: «Здравствуйте, милые, дорогие…Вовочка, мамаша…

Сегодня, то есть 5 января 1938 года, получил от вас письмо, денег 50 рублей [для сравнения - средняя ежемесячная оплата труда в 1938 году составляла, в среднем, 200 рублей] и вещи, за что не знаю, как вас отблагодарить. Эх если бы вы, дорогие мои, знали, как я рад от всего этого. Я здоров. Тысячу раз расцеловал бы вас за ту заботу, которую вы проявили по моей просьбе.

Валичка [так в письме], жаль, что не пришлось с тобой хоть на одну минуточку повидаться, а я каждую минуту ждал тебя, сильно тревожился, но ничего из этого не вышло, свидание не пришлось. Валичка, я верю, что тебе очень тяжело оставаться с Вовочкой, что поделаешь. Уж так пришлось. Но, дорогие мои, я думаю, что ты все-таки для меня сделаешь как это ни тяжело, это удовольствие и еще придешь. Я… что разъезжать, у тебя семья, дети, тратить, когда семью-то кормить нечем, но что же поделаешь. Уж как-нибудь, я прошу убедительно тебя приехать числу к 12–15.
Валичка, я прошу, привези мне чувяки, карточку, <…> фуражку, плащ, гостинцев можно мне везти…папирос, табачку, ну, в общем, только… чего…ну все. Если тебя… положит.

Пишите, Валечка, Верочка, милые… что можно. Пишите о семейных делах. Сапоги мои… продайте. Ведь жить да вам не на что. Ну на счет этого, Валичка, смотри и распоряжайся сама, как знаешь. А там нам с тобой будет видно. Если сможешь, Валичка, пошли мне, сколько сможешь, переводом денег. Я ведь от тебя получил 50 рублей. Мне совестно просить еще, зная твое положение, поэтому я прошу, если сможешь. А для меня, сама знаешь, они – это все.

Живу я пока что ничего, здоровье остается пока по-старому. Не знаю, что будет дальше, Валичка…

Я хотел видеть всех вас, но это невозможно. Поэтому я желаю вам всем доброго здравия, самой лучшей жизни, которую в сейчасошных [так в письме] условиях можно иметь. Ничего, Валичка, не попишешь.

Целую всех тысячу раз, передавай привет всем. Верочка пусть учится только на отлично и слушается всех. Вовочка пусть слушается, а не только растет милым и умным…

Знайте, что люблю я вас всех.

Будешь деньги посылать, пиши по адресу: г. Челябинск, УНКВД, 4 Отдел, следователю Зубареву для передачи мне.

Ваш папанька и сын».


Справка по посту:
*Отправитель письма: Иван Васильевич Чевардин - до ареста работал секретарем Миасского Горкома ВКП(б). Расстрелян в 1938 году, дата расстрела неизвестна. В книге памяти и в базе данных "Бессмертный барак" отсутствует, что и неудивительно, там многих нет.
*Следователь НКВД - Зубарев Семен Федорович, место и дата рождения неизвестны. В 1936 году был ст. оперуполномоченным 1-го отделения 2-го отдела УНКВД Челябинской обл. В 1939 году был уволен за невозможностью использования на службе и, вероятно, подвергнут наказанию за репрессии.
*В качестве иллюстрации использован фрагмент рисунка В.С. Гребенникова - бывшего политического заключенного.

Оригинал

 

Материалы по теме
Мнение
13 фев
Оксана Труфанова
Оксана Труфанова
Репрессии в СССР: священники одной семьи — Чулковы
Мнение
30 май 2019
Андрей Марков
Андрей Марков
Ольга Ильина. Откровенный разговор: Сталинские репрессии, ГУЛАГи, Кострома (видео)
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Андрей Сиротин
29 апр 08:40

Все мы знаем, что...(с).
Не преувеличивайте. Я не знаю, многие не знают и знать не хотят, что там у зеков за жизнь. Ну и конечно же не притягивайте за уши версию о поборах денежных средств, на основании письма зека, как в 38-ом, так и сегодня, лишь потому, что зек просит прислать деньги сотруднику колонии.
К примеру, когда я служил в СА, то некоторые солдаты просили родителей прислать деньги или посылку на адрес ротных офицеров и прапорщиков, что бы "деды" не забрали. Вполне допускаю, что этот зек, из партийных членов, боялся, что уголовники заберут у него деньги, если он их получит на себя и договорился с сотрудником НКВД о помощи.
И выходит, что следователь НКВД вовсе не вымогатель денег, а добрый, чуткий человек, оказавший помощь, из сочувствия, одному из преступников. Возможно из-за своей доброты в 1939 году он и был уволен за невозможностью использования на службе в связи с лояльным отношение к осужденным и вступление с ними в доверительные отношения.
О так-то, милочка, жизнь это не в блоге малювать буковки.

Стать блогером

Новое в блогах

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных