Горизонтальная Россия
Собирается ежемесячно 17 509 из 50 000
  1. post
  2. Горизонтальная Россия

Главный редактор «Революции Сознания» Мирзоанис Якубов: «В Нидерландах примерно 350 полицейских на 100 тысяч населения, а в России — 560 на это же число»

Арам Аствацатуров
Арам Аствацатуров
Добавить блогера в избранное

Фейсбук! 
Интервью в режиме арцахлайн!
Виртуальный дискуссионный Клуб «Мысль»!

«…в Нидерландах, по последней статистике, примерно 350 полицейских на 100 000 населения, а в России — 560 на это же число…» - Мирзоанис Якубов, журналист, главный редактор Интернет-СМИ "Революция Сознания"

 
 
 

Арам Аствацатуров: Здравствуйте Мирзоанис, благодарю за принятое приглашение! "Все познается в сравнении" — вот, наверное, будет схема нашего виртуального интервью. Ну и тема беседы - "молодежные сопротивления России и Нидерландов". Так как Вы лично видели молодежные протестные движения в России и Нидерландах, то мы узнаем от Вас более объективную информацию о них и сравнение. Мирзоанис, свидетелем каких молодежных протестов в России и Нидерландах Вы были?
 

Мирзоанис Якубов: Здравствуйте, Арам. Благодарю и вас, что пригласили. Ну в России среди студентов именно ДВИЖЕНИЙ протестных нет. Причина банальна: как только студент будет протестовать против чего-либо, у него будут проблемы в университете. Максимум против чего протестовали студенты Белгородского государственного университета (это мой российский вуз), это против загрязнения воздуха. Так что это были даже не протесты, а митинги.

В Нидерландах же с этим совершенно иначе обстоят дела по очевидной причине: ни для кого не секрет, что права человека и его голос здесь уважают намного больше. Учитывая, что проблем с коррупцией здесь практически нет, конфронтация идет между левыми демократами и правыми консерваторами. Одни выступают за равноправие, свободу ЛГБТ, права темнокожих и т. д. Другие же стремятся сохранить традиционные ценности и поощрять рабочий класс.

Адам Жанав: Мирзоанис, а что Вы скажете о молодежи в рядах Навального?

Мирзоанис Якубов: Адам, что-то в целом сказать о них не могу, ибо за свой опыт уже познал, что люди могут быть в оппозиции как ради хайпа (мол, сейчас Путину противостоять модно), так и искренне желать самоубийства (то бишь, идти лбом против власти). Я за ту молодежь, которая, вступая в какие-либо ряды, понимает, что она должна создавать собственные. Ибо крайне печально, что окромя Навальному, больше некому реально противостоять ЕР.

Но по большей части российская молодежь — жертва российского менталитета. Так получилось, россияне — терпилоиды. В условной Исландии, Австрии молодежь бы уже за оружие взялась, если бы там власть вытворяла то, что вытворяет российская.

Адам Жанав: Уважаемый Мирзоанис, я с Казахстана, и нашим общественным объединениям очень тяжело втянуть в свои ряды нашу молодежь, так за счет чего в Нидерландах удается стимулировать свою молодежь заниматься политикой, или по крайней мере не быть аполитичными?

Мирзоанис Якубов: Все очень просто — они знают, что здесь им за вступление в ряды оппозиции тюрьма, рейдерский захват имущества и шантаж не грозит. Они знают, что их голос для правительства — закон. А потому, если что-то им не понравится, то они мгновенно заявляют об этом и не стесняются. А касательно стран СНГ, будем откровенны: совковая империя зла широко этим промышляла, и казахский диктатор Назарбаев успешно эту практику унаследовал. Пусть он и не был таким шизоидом, как Бердымухаммедов, но адекватной части казахов я сочувствую.

Вадим Карманов: Мирзоанис, как Вы сравните массовость митингов в России и в Нидерландах? В России молодежь протестует только в крупных городах, а в Нидерландах?

Мирзоанис Якубов: Вадим, здравствуйте. Ну в Нидерландах протестов сейчас как таковых нет. Ибо люди всем более-менее довольны, и тут этому способствуют сразу несколько факторов:

1. В Нидерландах проводят референдумы. Их довольно много. В России ничего подобного нет.
2. В Нидерландах представитель определенной группы, меньшинства или организации может или написать открытое письмо в городской совет, или же пойти туда и переговорить с нужными ему людьми. Здесь это сделать довольно просто, ваш голос — чиновничий хлеб и закон.
3. Самое банальное — в Нидерландах уже давно развитая социал-демократия, а в головах российской молодежи о ней даже представления довольно смутные.

Арам Аствацатуров: Мирзоанис,в Нидерландах много ли молодых людей из числа оппозиции заседают в парламенте и как они проявляют свой протест в парламенте?

Мирзоанис Якубов: В парламенте идет честная битва консерваторов и демократов: кто на различных голосованиях получил больше голосов, тот и имеет больше мест в парламенте и городском совете. Из молодых людей, разумеется, многие свободолюбивы и придерживаются партии демократов. Но у меня уже есть добрый друг по имени Райндер из партии консерваторов, и более закаленная молодежь состоит именно там.

Лично я больше поддерживаю консерваторов, потому что согласен с тезисом о том, что у страны существуют гораздо более важные дела и проблемы, чем всякие однополые браки и расизм.

Арам Аствацатуров: Мирзоанис, насколько просто или сложно получить в Нидерландах разрешение на митинг, демонстрацию?

Мирзоанис Якубов: Ну у них уже есть традиционные демонстрации и митинги в определенные дни (день защиты прав ЛГБТ, День Короля, день защиты прав женщин и т. д.). Чтобы получить разрешение, достаточно соблюдать базовые конституционные права, которые касательно митингов почти везде одинаковые: без оружия, без проявлений экстремизма и терроризма.

Другое дело — что понятие "экстремизм" в России и в адекватной части планеты воспринимается по-разному: в Нидерландах требование уйти в отставку — это не экстремизм. Экстремизм — это когда вы требуете застрелить, повесить или как-то казнить действующего главу государства. А в России экстремизмом уже считается то, что если вы попросите Путина урегулировать проблемы с враньем и воровством.

Арам Аствацатуров: Мирзоанис, вы можете сравнить процентное соотношение полицейских к численности людей в России и Нидерландах? И как Вы объясните это соотношение.

Мирзоанис Якубов: Ну могу сказать, что в Нидерландах, по последней статистике, примерно 350 полицейских на 100 000 населения, а в России — 560 на это же число. Другое дело — что в России полно силовых структур: ФСБ и ФСО, например. В Нидерландах агентура не сильно развита, да и не особо она этой стране нужна. Им если нужно будет провести глобальное расследование, они это согласуют с Евросоюзом и получают в свои ряды лучших специалистов.

В России больше полицейских по многим причинам: население, территория, характер и менталитет, историческая подоплека. Например, голландцы — люди преимущественно добрые и улыбчивые. Большинство россиян такой характер сочли бы за кривляние и наигранность.

Михаил Тариэлович: Мирзоанис, как много в Нидерландах политзаключенных? Какое наказание может получить молодой человек за брошенный в полицейского пластиковый стаканчик?

Мирзоанис Якубов: За брошенный стаканчик его максимум оштрафуют на легкую сумму.) Это при том, если он его действительно бросил и одновременно с этим полицейский не превышал свои должностные полномочия. За скручивание рук и нанесение увечий гражданину полицейскому очень придется постараться, чтобы его не выперли с работы.

Касательно политзаключенных... Я вообще не думаю, что они есть. Или их совсем немного. Достаточно сказать, что в 2005 году количество заключенных в тюрьмах как таково составляло 50650 человек, а в 2016 – 35250. И это количество продолжает сокращаться, ибо количество тюрем тоже сокращают, как и государственные расходы на тюрьмы. Пустые камеры в них — не редкость.

Арам Аствацатуров: Мирзоанис, как Вы сравните отношение более взрослых людей к митингам, протестам, демонстрациям молодежи в России и Нидерландах?

Мирзоанис Якубов: Ну в этом плане оно кардинально разное: увы, но грязная и лживая совковая модель воспитания проявляется, и в России живет одно из самых тупых и агрессивных старческих поколений. Большинство из них то за Сталина, то за Путина топят. В Нидерландах все гораздо лучше, старикам обычно безразличны все митинги, они спокойной жизнью живут в поселках и деревнях, где тихо и нет никакого стресса. В плане политики их запросы просты — социальные гарантии и обеспеченная старость. Голландское правительство преимущественно с этим хорошо справляется. Кстати, деревенские жители при этом довольно приветливы и с удовольствием позволят вам переночевать у них.


Фейсбук, 
Виртуальный Дискуссионный Клуб «Мысль» 18-19 марта  2020 г.


Предложения по темам обсуждения, спикерам, формату пишите на электронную почту [email protected]

Материалы по теме
Мнение
15 мар
2
Арам Аствацатуров
Арам Аствацатуров
Виртуальное интервью с замглавреда международного научного журнала "Исторический формат" Максимом Жихом о древних славянах
Мнение
6 мар
Арам Аствацатуров
Арам Аствацатуров
Виртуальное интервью с руководителем аналитического центра RUDAW Зыряном Рожхлати о курдской проблеме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Рубрики по теме

Власть

Интервью в блогах

Заграница

Экстремизм

Общество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности