Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Псковская область
  1. post
  2. Псковская область

Вот те крест. Как скобари в казаки ходили

На столетие казачьей государственности и начала расказачивания интернет-журнал «7х7» снарядил в Ростов-на-Дону «ватажку за зипунами». 11 журналистов и блогеров из разных регионов России отправились в Дикое Поле, чтоб выяснить, кто такие современные донские казаки и сравнить их со своими доморощенными казаками.

Взаправду ли это сформировавшийся к началу XXI века новый народ, а точнее, субэтнос в составе русского народа?

Или, может, это такое новое сословие народных дружинников? Ведь казаки нередко ведут себя как вигиланты – то есть, как самопровозглашённые полицейские или кем-то уполномоченные неформальные блюстители порядка, наказуя тех, кого они сами считают нарушителями.

Ещё одна популярная версия: «ряженые»? Хотя Супермен, Бэтмен, Человек-паук и Джокер тоже ряженые, а значит, и тут необходимо разбираться, к чему весь этот маскарад: чтобы мир спасти или что?

Кстати, за время блог-тура некоторые члены нашей команды оказачились самым простым и доступным способом. Например, у автора этого текста теперь имеется нагрудный крест «За казачий поход», самолично приобретённый мною (за 600 рублей) в «Лавке казака» города Новочеркасска.

Такой же, как у самого известного псковского казака Игоря Иванова.

А моя коллега из Томска, например, купила себе орден «Настоящий казак».

Настоящих казаков без этих «бирюлек», как они их сами называют, мы в Диком Поле тоже разыскали, хотя это был тот ещё квест. Скоро узнаете, что казакам любо: танк или комбайн. И почему у них «ухо спаниэля».

Самое главное: из этого «казачьего похода» я вернулась не только грудь в крестах, но и с подозрением, что «скобари» тоже вполне себе субэтнос не хуже казаков (кто не в курсе, «скобари» – это прозвище жителей Псковской области, и этимология этого слова так же туманна, как и слова «казаки»).

По возвращении домой я вдобавок узнала, что у псковских казаков есть теория получше. Они сделали открытие, что казаки от скобарей и произошли.

…А теперь по порядку, от донских казаков к псковским и обратно.

Казачий мерч

Нашим сталкером в зону Присуда (так казаки называют свои исконные земли) был известный москвовед Павел Гнилорыбов, оказавшийся родовым донским казаком.

Специально для этой экспедиции он приоделся по-казачьи и рассказал, что без проблем заказывает подобную стилизованную одежду (красивую и качественную)  в интернете, потому что в одном только Ростове-на-Дону есть несколько ателье, которые создают высокую казачью моду.  

«Казачий мерч» был одним из пунктов программы нашего блог-тура. Поэтому для более глубокого погружения в тему Павел первым делом отвёл нас в «Лавку казака», где мы и «оказачились» – каждый на ту сумму, которую не жалко было потратить.

Тем более, что у некоторых участников нашего блог-тура в роду тоже были казаки. Например, мой папенька недавно докопался, что наши с ним предки произошли из тамбовских казаков, которые бежали в Подмосковье после того самого Тамбовского восстания.

Сам Павел прикупил себе в казачьей лавке новую нагайку и подтвердил мне, что казаки, скорее всего, позаимствовали этот атрибут у ногайцев.

А то под моим видео про нагайку, которое я выложила в Ютюбе в апреле после поездки к ногайцам, кто-то написал, что казаки использовали эту плеть «для усмирения и порки ногаев» – мол, отсюда и название (человек явно не в курсе, что казаки с ногайцами дружат и в 90-е даже пытались создать ногайско-казацкую национальную автономию, но почему-то не сложилось).

Сучка в башлыке

Вообще-то в Ростовской области таких, как Павел, называют «асфальтовыми» казаками. Но причудливая фамилия «Гнилорыбов» свидетельствует в пользу его казачьей родовитости.

Североамериканские индейцы, как мы знаем, тоже любили прозвища, но, кажется, не до такой степени. Донские казаки-разбойники начинали с того, что скрывали под прозвищами своё происхождение (понятно почему), а додумались до того, что начали и станицам прозвища присваивать.

Павел уверяет, что одна из донских станиц, например, носила неофициальное название «Сучка в башлыке ощенилась». А всё потому, что выходец из этой станицы однажды подобрал на русско-турецкой войне щеночка, а потом так долго воевал с турками, что за время пути собачка смогла подрасти и сама ощенилась.

Так что каких-нибудь двести лет назад на построении якобы можно было услышать следующий диалог:

- Какая станица?

- Каменская, ваше высокоблагородие!

- Сучка в башлыке?

- Так точно!

Что касается Павла, то один из его предков в середине XVIII века накупил возле Азовского моря тараньки, чтоб потом выгодно перепродать на ярмарке.

Короче, «рыба не доехала».

От Павла Гнилорыбова мы узнали, во-первых, что правильно говорить «казакИ» с ударением на последний слог, а не как в фильме «Кубанские казАки», с которого, как объяснил наш гид, началась фольклоризация казачества (как ещё один способ его уничтожить).

А ещё Павел сказал, что у казаков много общего с цыганами и евреями. Например, откуда, вы думаете, взялась знаменитая Донская порода лошадей. Выведена из табуна, который легендарный казачий атаман Платов увёл у калмыков.

Впрочем, на второй день нашей экспедиции Павел начал заговариваться (очень вдохновенно) и в минуты просветления просил «корректировать» его высказывания, если мы вдруг захотим их цитировать.

И Супермену приятно

Вскоре я заметила, что заговариваться – это у казаков в крови. Может, они так вероятного противника привыкли отвлекать, не знаю.

Взять хотя бы известного ростовского художника и музыканта Максима Ильинова, который практикует казачий поп-арт и казачий рэп.

Сейчас он работает над картиной «Вечная любовь». На первый взгляд это раскадровка к очередной серии «Людей в чёрном» на сюжет «Тихого Дона». А ещё можно подумать, что казаки на картине Максима Ильинова троллят своими ведёрками летающие тарелки Илона Маска.  

Но в случае с Максимом лучше один раз услышать, как там у казаков всё обустроено в 22 веке, и куда на самом деле направляется постиндустриальная Аксинья, когда с ней заговаривает Григорий Мелехов (спойлер: «сгонять на Марс за гамбургером»):

А вот как Максим объясняет картину, на которой он изобразил «страшный баклановский удар» (был на Дону такой знаменитый атаман Бакланов, который мог разрубить всадника своей шашкой от плеча до луки седла).

Думаете, художник разжигает? А вот и нет. Это такой дружеский межатлантический мордобой, почти садо-мазо:  

Другие произведения Максима Ильинова не менее вызывающи. Тут вам и Трамп в папахе (называется «Ох и повезло России с Доном»), и Терминатор с шашкой.

Особое место в творчестве Максима Ильинова занимает президентография. Он создал целый иконостас из портретов прошлых и настоящих лидеров разных стран.

Как вам, например, вот этот диптих под названием «Царь небесный и царь земной»?

«Владимир Владимирович с точки зрения политики… ну талантливый! Я б так не смог: терпения бы не хватило», – поясняет Максим.

А ещё Максим собрал из лего икону «Спас нерукотворный» (8 месяцев работы, более 80 тысяч деталей) и придумал установить в Ростове-на-Дону пятиметровый поклонный крест опять же из лего.

Потому что в наше время каждая семья с маленькими детьми обладает этим ресурсом (детальки конструктора лего), и каждый ребёнок, по словам Максима, осознаёт его ценность, а значит, может прочувствовать, каково это – жертвовать на общее дело самым дорогим, что у тебя есть.

А казачьи семьи в Ростове-на-Дону все сплошь многодетные, уверяет Максим Ильинов. Если с детьми, то в ростовской казачьей общине, по его словам, наберётся 30 тысяч человек.

Особенности национальной демократии

Максим Ильинов оказачил не только лего, Путина, Трампа и Терминатора, но и «наше всё». Открытку с репродукцией картины Максима Ильинова, на которой Пушкину «любо» цимлянское, я даже прикупила на память, конечно, с автографом автора.

Оказалось, нас, скобарей, с донскими казаками не только Пушкин объединяет. Как один из идеологов казачества Максим Ильинов вдруг начал журналистам объяснять, что лучше казачьей демократии не бывает.

(А я-то привыкла слышать, что не бывает лучше вечевой псковской и что даже новгородская вечевая по сравнению с псковской так себе.)

«Именно у казаков демократия, – уверяет Максим. – Право на мнение, право на дискуссию – это всегда у нас есть. Я, например, делаю картину мира – с некоторыми работами я и сам, бывает, не согласен…»

Но немного погодя выяснилось, что у демократии по-казачьи есть свои особенности. Я бы даже сказала, особенности национальной демократии. Потому что донской казак – это национальность, уверен Максим Ильинов.

В 2010 году он был одним из тех, кто запустил в интернете кампанию «Национальность – казак» посредством одноимённого видеоролика своей группы «Атаманский дворец», после чего больше 67 тысяч россиян именно так в соответствующей графе и написали, хотя это в два раза меньше, чем во время переписи 2002 года (тогда казаками себя назвали 140 тысяч жителей нашей страны).  

В Ростовской области нам рассказывали, что на Кубани национальность «казак» кое-где уже даже вписывают в свидетельство о рождении. А я потом нашла в интернете свидетельство о рождении казака в городе Шахты Ростовской области.

Что же это за народ такой «казаки» и чем казак отличается от русского, спрашиваю я Максима.

«У нас адат единый», – объясняет он (между прочим, «адат» – это кодекс доисламских традиций у народов, исповедующих ислам – Прим, авт.).

Дескать, русские слишком разобщены (религиозно, политически и так далее), а казаки все заодно.

Я удивилась: так уж и заодно. Вон, когда судили «Пусси Райот», казак Павел Гнилорыбов (он нам сам рассказал) взял нагайку и пошёл на митинг в их защиту. А другие казаки этими ж самыми нагайками тех же самых девчонок потом отхлестали.

Максим рассказал, что в Ростове тоже был митинг в защиту «Пусси Райот», но казаки собрались на круг и решили, что это им «не любо». Поэтому организаторы того митинга «выхватили триндюлей».

«Был бы Паша – тоже бы выхватил».

И когда в Ростов-на-Дону прилетела украинская группа Kazaky«Педики, короче», уточняет Максим, была «такая же реакция» («запаковали и отправили в Голландию», а те, кто их «крышует», «тоже массу эмоций испытали»).

Я посмотрела в интернете, что там за Kazaky такие. Оказалось, группа, вроде Dschinghis Khan, только помоднее (Hu-ha-hu-ha-hu-ha Kasatschok!).

Но мой юный ростовский коллега Глеб, вообще ни разу не казак, сказал, что если б он был казаком, то, наверное, тоже бы отправился дать этим «педикам» «триндюлей», потому что ему бы не понравилось, что они дискредитируют его казачью культуру.

Вот, значит, как. Влияние казачьей культуры.

Кандалы жмут?

Мне оно привиделось в другом. В столице донского казачества городе Новочеркасске напротив здания, где в советское время заседал горком, когда-то была площадь, а сейчас разбит парк. В этом парке есть не слишком приметный памятный знак в виде пирамиды, посвящённый событиям 1962 года – так называемому «Новочеркасскому расстрелу».

Если кто не знает, в тот год Хрущов повысил цены на еду, после чего рабочие Новочеркасского электровозостроительного завода взбунтовались и вышли к зданию горисполкома на несанкционированный, как это сейчас называется, митинг. А власти ввели в город танки и открыли по мятежным горожанам стрельбу.

Эта история в советское время была так тщательно засекречена, что сами жители Новочеркасска до сих пор не знают, сколько человек погибло, потому что людей хоронили тайно, а их родственников заставляли давать подписку о неразглашении. Неудивительно, что среди моих коллег нашлись те, кто никогда не слышал о «Новочеркасском расстреле».

– Почему? – удивлялись они. – Забастовали только жители Новочеркасска? Ведь цены были повышены во всех городах Советского Союза. И в Ростове-на-Дону тоже.

Что в этих донских казаках такого особенного, что им кандалы Стеньки Разина, выставленные на всеобщее обозрение в храме станицы Старочеркасской,  чуть не до сих пор жмут?

Казаки как бабы. Половецкие

Слово «казак» – это «коробка», содержимое которой зависит от времени и места, объяснял участникам нашего блог-тура «академик Всемирной славянской академии, секретарь Шолоховского круга Союза писателей России, член Союза журналистов России, автор 14 книг и 400 телерадиопрограмм», как он сам представился, Юрий Круглов

«Например, татарские ханы в XV веке называли казаком молодого принца, когда посылали его в степь на полгода…»

«Обряд инициации?» – догадались журналисты. – «Правильно! «Вот тебе лук, огниво, нож – иди казакуй». Приказано выжить.

«Половецкие бабы» тоже были казаками – в «ремнях, держащих нагрудные бляхи-щитки», рассказывает Юрий Круглов в своей книге «Многоликий мир казачества».

Татарские казаки разоряли Русь в составе золотоордынских войск. Азовские казаки XV века были мусульманами и занимались тем, что угоняли русских людей в рабство, чтобы продать на невольничьем рынке. А казанские сопротивлялись войскам Ивана Грозного

Но все эти казаки как-то сами по себе канули в Лету, потому что ничто их не объединяло, кроме жажды наживы, ничто ими не двигало, кроме корысти, объясняет Юрий Круглов.

То ли дело донские казаки. Они, по словам академика Всемирной славянской академии, стали воевать не столько за добычу, сколько за православный мир и российские геополитические интересы.

Но не за русского царя, который, между прочим, писал туркам, что не будет против, если те поймают донского казачьего атамана и повесят: «Он как вам вор – так и нам». А после Азовской эпопеи, которая была своего рода казачьим Крестовым походом, отказался принять от казаков Азов и не помог им его удержать.  

Историки дознались, что первые православные городовые казаки появились, между прочим, в Рязанском княжестве, где Русь граничила с Диким Полем. Зарабатывали они тем, что служили князю, а если не хватало, уходили в «молодечество» – на добычу в ничейной земле.

«И было им хорошо», и жили они вольно, пока «волосатая рука Москвы» до них не добралась, говорит Юрий Круглов.

А больше всего казаки не любят Петра Первого, который положил конец казачьей демократии и начал сам назначать казакам атаманов.

Во время Гражданской войны казаки впервые за много лет снова сами выбрали себе атамана и попытались было создать собственную государственность… Ну вы в курсе, чем всё кончилось.

А теперь начался новый расцвет казачества, уверяет казачий академик Юрий Круглов, хотя на вопрос «казак – это национальность?» отвечает уклончиво. Он считает, что донские казаки заговорили о своих национальных интересах, когда претендовали на привилегии для репрессированных народов. Тем более, что в указе 1991 года казаки и были причислены к репрессированным народам.

На дворе дрова

Однако академик настаивает, что у казаков совершенно особенная этнокультура: «Они не похожи на русский народ». (Кстати, сам он не местный и даже не из казаков.)  

А мне не показалось, что казачья этнокультура какая-то уж очень особенная, когда я была на экскурсии в музее казачьего быта станицы Раздорской.

Обратите внимание, сказали нам, в казачьей избе не было печки-лежанки. И у моей бабушки в деревне Демянке под Порховом такой печки не было. А была только точно такая же «плита», как в казачьем доме.

А что казаки называли сени «галдереей» – так на то они и считаются первыми русскими «туристами» (как же не подцепить в дальнем военном походе модное иностранное словечко).

Ещё одно «национальное» отличие по Юрию Круглову: «Для русского драться, убивать – это стресс, а для казака пойти в набег – это как игра».

А главное: «Казаки – это люди большой идеи. И никак по-другому».

Вон в них какая витальность, говорит Юрий Круглов, кивая на художника Максима Ильинова. Со «скучными московскими художниками» разве сравнишь.

И эта казачья витальность, по словам академика, прогрессирует на глазах. Потому что ещё недавно подростки сидели на его лекциях, уткнувшись в свои смартфоны, а теперь: «14-летние меня слушают…»

«Еще  десять лет назад это был пепел в душах… А сейчас на этих прогоревших дровах снова возникают огоньки пламени…»

«С одной стороны, не дай Бог, когда твоей стране и твоему времени нужны герои, - спохватывается Юрий Круглов. – Казак ведь рождается только тогда, когда нужны герои… В маленьком тазике большому карпу не вырасти… Всё-таки сейчас нужны герои!»

- Для чего герои-то? Кто их враг? Ради какой большой идеи казаки заново сплачиваются?

- А вот это вопрос. Казаки всегда объединялись на дело. Сейчас надо найти это дело. Государство им предлагает охрану рынков… Дело должно быть покрупнее. Большинство казаков справедливо говорят: «Мы, что, шпану должны нагайками гонять?»

«Им нужно что-то придумать в соответствии со своей ментальностью… Что-нибудь придумают. Слишком распирает. Тесновата коробочка».  

В стадии формирования

Да нету в Ростовской области настоящих казаков, пускай не сочиняют, говорит псковский казачий атаман в звании генерала (атаман «Западного казачьего резерва»), в миру директор городского ипподрома и преподаватель боевых искусств Вадим Азарьев.

Их и до революции-то там было всего 42% от общего количества населения, напомнил он, а после донские казаки либо эмигрировали, либо были расстреляны, либо сосланы в Сибирь, либо разбежались по другим регионам России и затаились там.

Как, например, его собственные предки, которые перебрались на Северо-Запад России после известных событий.

«Мой прапрадед был предводителем дворянства в области Войска Донского и был женат на дочери двоюродного брата атамана Платова. На Серебряковой такой».

Впрочем, псковских казаков как будто тоже не существует. В реестре казачьих обществ Российской Федерации таковые не значатся, на одном из сводных казачьих сайтов написано, что в Псковской области казачьи организации находятся «в стадии формирования».

Последняя Всероссийская перепись насчитала в Псковской области всего 30 казаков.

В действительности в Псковской области есть сразу несколько казачьих общественных организаций, которые возрождают казачество кто во что горазд без образования юридического лица. Например, казаки несут караульную службу в Псково-Печерском монастыре.

30 ноября в псковском Доме офицеров состоялся концерт, посвящённый «Дню казачьей культуры», где, надо думать, собрался весь цвет псковского казачества. Во время и после этого мероприятия очень бросалось в глаза, что разномастные псковские казачьи общественные объединения между собой, мягко говоря, не дружат и что «адаты» у них разные.

 «Да там какие-то дедушки», – говорят одни про других.

«Хорошо танцуют, но, это не казачья лезгинка», – пишет в комментариях под моим видео с концерта казак Валерий Колтаков из «Псковской казачьей линии», а про него самого казаки «Западного казачьего резерва» Игорь Иванов и Вадим Азарьев мне сказали, что «он был одет не по форме»:

«Псковские казаки в черкесках не ходят и никогда не ходили!»

Впрочем, с точки зрения казаков из псковской региональной общественной организации «Западный казачий резерв», и назначенный Путиным новый атаман Всероссийского казачьего общества одет не по форме: мол, он же кубанский казак, а почему позирует рядом с президентом в форме донского («был танкистом, стал лётчиком?»).

У казака Валерия Колтакова к казакам из ЗКР тоже есть претензии: «Я состоял в «Западном казачьем резерве» много лет, но ушёл оттуда, потому что я человек действия… и всё время меня угнетало, что мы вроде как казаки, а ничего не делаем».

А теперь он и его единомышленники помогают храму Козьмы и Дамиана с Гремячьей Горы, организуют казачьи походы по партизанским местам, к уничтоженным православным святыням и местам массовых репрессий.

Псковским казачьим «дедушкам» тоже есть, что порассказать про свою деятельность. Они, например, сейчас заняты тем, что «выбивают» деньги для переноса деревянной часовни из Серёдки в Верхолино (потому что в Серёдке теперь есть большая хорошая церковь и построенная ранее часовня оказалась больше не нужна).

А послушать Игоря Иванова и Вадима Азарьева, казаки «Западного казачьего резерва» активнее всех: они организуют конные походы, соревнования (например, стрелковый турнир в память героя Советского Союза снайпера Алии Молдагуловой), а недавно нашли спонсоров, чтобы устроить тренировочные инклюзивные стрельбы для членов псковского отделения Всероссийского общества инвалидов

А ещё у них в центре Пскова есть частный спортивный зал, где казаки и сочувствующие им тренируются совершенно бесплатно.

У «Псковской казачьей линии» своего помещения для занятий боевыми искусствами пока нет, но они тоже усиленно тренируются. Например, по воскресеньям осваивают фланкировку на свежем воздухе – возле тира в кремле, и уже успели отхватить призовые места на Межрегиональном чемпионате Смоленской области по рубке шашкой.

Крутка и мулинеты

На концерте в Доме офицеров казаки из «Псковской казачьей линии» демонстрировали искусство фланкировки.

Но фланкировка, объяснял нам в Ростове-на-Дону Павел Гнилорыбов, никогда не входила в перечень казачьих боевых искусств. Рубка – да.  

Да и шашки у них не такие, утверждает Вадим Азарьев: «Они накупили шашки-нижегородки и с ними пляшут, одевшись в казачью форму. Но эта шашка состояла на вооружении у Нижегородского драгунского полка. К казакам никакого отношения не имеет. Казачья шашка стоит чуть дороже…»

И что «фланкировка» не казачье искусство, псковский казачий генерал Азарьев подтвердил. По его словам, фланкировкой в российской армии по уставу назывались вообще-то парные упражнения: «Я ударил – ты защитился».

А то, что псковские казаки на концерте в Доме офицеров показывали – это, объясняет он, называлось «крутка», «а иногда «мулинеты» (после того, как в моду вошли французские слова), по аналогии с «Мулен Руж», потому что «тоже крутится».

Зачем казаки осваивали «крутку»? Чтобы в бою, если ранена правая рука, перехватить шашку левой. Или сделать финт обманный, объясняет Вадим Азарьев. Но казаки никогда не устраивали из этого искусства «плясок» на ярмарках, потому что они не клоуны, утверждает он.

Они это искусство оттачивали в своём узком кругу, чтобы никто посторонний не видел, иначе враги будут знать, какая у них боевая подготовка. «Мы ж не показываем наше новое вооружение всеми миру!». Но мне показал:

Теперь я понимаю, почему, когда в Псковском театре драмы репетировали «Семь самураев», то пригласили в качестве тренера казака Вадима Азарьева.

20 тысяч рублей ему предлагали за работу, а он артисток выучил махать японским мечом, но денег брать не захотел. Потому что тоже «человек идеи».

Кстати, если верить псковским казакам, основатель айкидо Морихей Уэсиба сам учился у полковника маньчжурской императорской армии донского казака Николая Коссова, хотя общеизвестное житие Мастера не содержит таких апокрифов:

 «Проявил ненужную инициативу»

Вот такая в Псковской области казачья «многоцветная картина», как это назвал Вадим Азарьев.

«Радуга», – уточняет самый известный псковский казак, атаман Псковского регионального казачьего отдела (входит в «Западный казачий резерв») Игорь Иванов, тоже генерал, который прославился тем, что регулярно пишет доносы на «господдд либеро», как он их называет в социальных сетях.

«Не доносы, а обращения!» – поправил меня Игорь Иванов.

В последний раз он, например, написал в прокуратуру обращение, чтобы проверили на толерантность псковского яблочника Льва Шлосберга. Игорю Иванову не понравилось, в каких выражениях Лев поздравил сограждан с Днём народного единства.

Псковского казачьего генерала как человека православного, в частности, «задело» упоминание всуе иконы Божией Матери.

Но прокуратура ничего оскорбительного в словах Шлосберга не нашла.

В нашумевшем деле псковского журналиста Светланы Прокопьевой Игорь Иванов тоже поучаствовал. К делу была приобщена экспертиза текста, которую Иванов с соратниками по Псковской областной общественной организации «Союз ветеранов кавказских войн» заказали за собственные деньги (за 26 тысяч) в СПбГУ.

Он утверждает, что просто хотел разобраться, оправдывает Светлана терроризм или нет.

«Мы же Навального не прессовали, когда он приезжал», – говорит Игорь Иванов в своё оправдание и утверждает, что в Пскове накануне приезда Навального нашлись люди, которые предлагали ему денег, чтобы «казаки пришли и сорвали эту конференцию». И даже дважды предлагали, увеличив первоначальную сумму вчетверо.

«Я бы на эти деньги четыре шашки мог купить и ещё пацанам бы дал. Но я же отказался!»

А дело Светланы Прокопьевой ему небезразлично. Как ветерану кавказских войн, «который участвовал в контртеррористических операциях».

Заказанная им экспертиза подтвердила, что да, Светлана «оправдывает» терроризм. Хотя, по словам Иванова, в отличие от «обвинительной» роскомнадзоровской это была «лайт-экспертиза».

Что с ней дальше делать, Игорь, по его словам, «не знал», – вот и отнёс её в Роскомнадзор, где она и пригодилась.

«А по-казачьи ли это,  – спрашиваю я у него. – Воевать с безоружными, подбрасывая хворост в костёр святой инквизиции?».

Казачество тут вообще ни при чём, горячо убеждали меня оба псковских казачьих генерала – Иванов и Азарьев. Это, дескать, личная инициатива гражданина Иванова как руководителя совсем другой общественной организации («Союза ветеранов кавказских войн»).  

- Игорь Евгеньевич проявил ненужную инициативу, – согласился со мной Вадим Азарьев.

«На меня тоже писали!» – возмутился Игорь Евгеньевич и напомнил, как известный псковский активист Алексей Малов потребовал у прокуратуры проверить, на каком основании Игорь Иванов носит столько медалей. Уж не «ряженый» ли это казак.

Игорь Иванов предоставил документы на каждую свою награду. Что было нетрудно, ведь, как мне объяснили в «Западном казачьем резерве», эти ордена и медали псковские казаки присваивают друг дружке сами, как и звания.

Имеют право. «За заслуги перед общественной организацией».

Люди с ухом спаниеля

А что касается: «ряженый» или не «ряженый»… Игорь Иванов не родовой казак, он рассказывает, что стал казаком, когда защищал русских в Приднестровье.

И даже Вадим Азарьев не называет себя родовым казаком, потому что предания в его семье сохранились, а документы – нет.

Валерий Колтаков тоже сказал, что в казаки записывают не только по происхождению, но и по характеру.

Поэтому, когда я спросила «казак – это национальность?», Вадим Азарьев сказал:

«Если кто-то из казаков ответит вам на этот вопрос однозначно, то он или заблуждается или конъюнктурщик».

«Вот есть, к примеру, собака спаниель. Это собака легавая: она ищет птицу, чтобы поднять. Вот у неё родился щеночек. Если вы выйдете с ним в поле, то он побежит эдак… это называется челноком. Потому что у него на уровне рефлекса есть навык, сформированный многими поколениями спаниелей. А у дворняжки щенок будет просто так бегать.

Так же и казак. Он идёт по полю, а там, допустим, ямка замаскирована травой. Но он в неё никогда не упадёт, потому что почувствует, что она там есть, и обойдёт.

Конечно, после страшной Гражданской войны всё перемешалось. Но остались люди, у которых ухо спаниеля. Хоть лапы-то уже от дворняги…»

Ну а всё-таки: чем отличается казак от представителя любого другого народа, продолжаю я допытываться у генерала Азарьева:

- Одной единственной вещью: он постоянно совершенствует боевую подготовку. Он потомственный воин.

- А для чего он нужен в мирной жизни?

- Ни для чего. В мирной жизни он готовится к войне. Он не плясун никакой, как эти на концерте в Доме офицеров…

- И с кем же вы собираетесь воевать?

- Найдётся. Дивизии НАТО стоят под Таллином. Вообще-то…

Есть такие силы

Если почитать в интернете казачьи паблики, то может показаться, что казаки на самом деле готовятся к новой Гражданской войне. В одной из резолюций, которые они активно расшаривают, например, написано:

«Аналитики ФСБ абсолютно правильно решили, что если восстаний и революций не избежать, то их надо самим подготовить и возглавить. По их мнению, короткая и быстрая революция, управляемая сверху, это именно то, что через два-три года понадобится для сохранения власти». 

«Есть такие силы, – объяснил мне генерал Вадим Азарьев. – Которые хотят, чтобы не было казачьей культуры. Потому что это очень серьёзная сила, способная к самоорганизации, а это никому не нужно сейчас. Этого все боятся. Но если казачество в асфальт закатать, он всё равно покроется пузырями от казачьих росточков. Вот для того этих пузырей столько и понаделали, что не поймёшь, какие наши… То, что сейчас происходит – это вот такая большая куча навоза а в ней бусинки где-то лежат…»

Поэтому не удивляйтесь, что казак Игорь Иванов считает себя оппозиционным политиком.

Кстати, он ещё и историк по образованию и когда защищал в Псковском государственном университете диплом про казачество, сделал открытие, что первое упоминание в письменных источниках о русских казаках встречается именно в «Псковских летописях» в 1406 году. 

«Если мне не верите, спросите у моего научного руководителя, профессора ПсковГУ Филимонова».

Звоню кандидату исторических наук, профессору Псковского государственного университета Анатолию Васильевичу Филимонову: «Правда, что ли, что первые русские казаки появились на псковской земле? Было такое открытие в дипломной работе у вашего выпускника Игоря Иванова?»

- Да ну, это полный бред! У него в дипломе был такой винегрет, что мы ему еле-еле тройку натянули. 

Печаль. Я-то понадеялась на сенсацию, что казаки произошли из скобарей. Тем более, что один такой случай лично отследила.

Мой знакомый псковский девятиклассник по имени Ратмир недавно как раз переметнулся из скобарей в казаки. Точнее так: ещё летом он заправски отплясывал «скобаря» во время праздника на Романовой горке, а теперь гляжу: на «Дне казачьей культуры» в Доме офицеров шашкой машет.

Я, говорит, конечно, не родовой казак, а приписной. «Но мне это интересно: для себя, для людей, для души».

Ничосе, думаю. Прав был ростовский казачий академик: сегодняшние 14-летние что-то в этом казачестве находят. Им подавай большую идею, что ли?

Поверхностные и глубинные казаки

…На второй день нашего блог-тура в Ростове-на-Дону открылась Всероссийская казачья конференция «по вопросам гражданского и патриотического воспитания» – и как нарочно в той самой гостинице, где мы остановились.

Жаль, что у нас по программе были другие мероприятия, а то б я вам пересказала, как «воспитывать духовно-нравственные ценности в условиях высшего инклюзивного образования в области физической культуры», в чём проявляется «влияние патриотического воспитания молодёжи на развитие национальной экономики» и как работает «студенческий этнический совет».

Я только успела пофотографировать разодетых юных казаков, да познакомиться с одним из них по имени Никита, который очень жалел, что не прихватил с собой шашку, и обещал на следующий день на том же самом месте показать мне фланкировку.

Но то ли позабыл про своё обещание, то ли забегался.

А мы вместо конференции поехали по казачьим станицам – искать глубинных казаков.

Это оказалось не так-то просто. В станице Старочеркасской казачья культура  превратилась в туристический бизнес.

В станице Раздорской она еле теплится в нескольких неотапливаемых домиках этнографического музея, где собран всякий не слишком старинный хлам.

Наконец мы приехали на Каныгин хутор, настолько забытый властями, что на въездной табличке написано «Коныгин», и кто-то от руки переправил «о» на «а».

Павел Гнилорыбов сказал, что более аутентичного казачьего поселения нам, пожалуй, не сыскать.

Хутор этот выглядит, как после артобстрела или ядерного апокалипсиса. Повсюду разруха и запустение. И только по свежей штукатурке да новенькой кровле каныгинской церкви можно было догадаться, что мы оказались на обитаемой земле.

Кстати, это церковь Рождества Богородицы и построена она, как утверждает предание, на деньги, которые здешние казаки привезли из турецкого похода в качестве государевой премии. Рассказывают, что в одном из боёв каныгинские казаки на глазах у восхищённого императора с наскоку разгромили турецкую конницу, за что он и велел выдать каждому из них по 50 рублей.

Теперь вокруг этого храма возвышаются какие-то полуразрушенные сюрреалистические бетонные конструкции. А жилые дома неподалёку кажутся непригодными для жилья.

Но казаки в этих заповедных местах всё ещё водятся. Одного из них мы застали на пронизывающем ноябрьском ветру, когда он загонял с выпаса своих лошадей.

Зовут его Иван Торопов, его дед, на минуточку, был первым атаманом станицы Раздорской.

Правда, Иван Николаевич сперва ни за что не хотел признаваться, что он тоже казак, и даже обозвал современных донских казаков ряжеными.

- Вы реестровый казак?

- Я в душе казак! – возмутился он.

- А как вы относитесь к реестровым казакам?

- Плохо отношусь… Они себе звёзды вешают, кресты вешают… Какого хрена? Хороший казак для хутора чего-нибудь делает, а они – ни хрена!

Досталось от каныгинского казака и правительству, и областным властям, и местным.

За дерьмовую колбасу, за никудышное образование, за то, что развалили сельское хозяйство:

«Лучше б они столько танков не делали, а тракторов, комбайнов. Сейчас новые комбайны стали делать – это страшно смотреть. А оружие делают хорошее. Только с кем воевать?»

Иван Торопов нехотя показал нам, где живёт каныгинский атаман, но дал понять, что казаком того не считает: «Он ни разу на коне не сидел». Вот, мол, раньше рассказывали: «Подо мной в бою шесть лошадей погибло». – «Вот это были казаки-и-и…»

«Ты веришь? Всю жизнь выбирали атамана так: собрались все мужики, сделали круг и выбирают… А сейчас главы ставят своего – и всё. Какой это атаман? Чтобы он задницу лизал?»

- Но ведь казаки всегда служили государству…

- Служили, но не подчинялись! Вольный казак был!

 «Мы нищие и босые»

Атаман Сергей Абышкин ремонтировал крышу сарая, когда мы явились. Его дом тоже похож на сарай, на котором висит вечное «С новым годом!» – как будто там не казачий атаман живёт, а Дед Мороз.

А ведь он оказался потомком (в шестом поколении) героя Бородинской битвы Михаила Черевкова, имя которого выбито на мраморной плите храма Христа-Спасителя.

Сам Сергей – и родовой казак, и реестровый, и служит в казачьей дружине за жалованье в 11 тысяч рублей – то есть «помогает милиции обеспечивать общественный порядок на всех массовых мероприятиях». Но митингов ни разу не разгонял и считает, что не казачье это дело.

Чем он занимается как атаман?

- Ну вообще-то хотелось бы заниматься возрождением казачества, но как такового не получается.  К сожалению нас постепенно и медленно сливают…

- Кто?

- Власти наши. Они вроде бы с одной стороны за поднятие казачества, с другой стороны получается, что мы нищие и босые. И такими мы им нравимся, а мы не нравимся, когда мы самостоятельные. Они хотят, чтобы мы строго были в ихнем подчинении, исполняли ихние приказы, пожелания.

А выполнять пожелания граждан власти не хотят. Например, вслед за школой на хуторе был закрыт и детский сад, но подвоз дошколят в детский сад другой станицы никто местным жителям не обеспечивает. Казаки «писали, писали» во все инстанции, да без толку.

- А почему казаки стали такие бесправные?

Да потому, что «раньше у наших дедов были наделы своей земли», объясняет каныгинский атаман. Рождался в семье казак мужского пола – на него ещё землю выделяли. А сейчас по закону казачьи общества вроде бы имеют право получать землю без аукциона, бесплатно, а на деле им всё время говорят, что земли нет.

«А нет земли – нет и подпитки. Не на что даже форму приобрести».  

- У вас есть орден или медаль?

- Пока нет. Просто повесить – это без проблем. Но это не орден, это бирюльки. Для того, чтобы вешать что-то, надо заслужить.

***

…Теперь так: кто папаху надел – тот и казак, и потом по этим ряженым судят обо всех казаках, объяснял журналистам ростовский казачий художник Максим Ильинов.

«А вы напишите, что у вас тоже есть не очень люди, а у нас тоже есть очень люди».

Done.

Ольга Миронович.

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных