Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Воронежская область
Собирается ежемесячно 28 205 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Воронежская область
  2. Барбадос продемонстрировал нам почти чудо: как можно повысить курс валюты, не провоцируя возникновение премии черного рынка

Барбадос продемонстрировал нам почти чудо: как можно повысить курс валюты, не провоцируя возникновение премии черного рынка

Георгий Мацуга
Георгий Мацуга
Добавить блогера в избранное

А кто-нибудь отдыхал в течение последних нескольких лет на Барбадосе? Вы там не заметили никаких признаков существования черного валютного рынка? Например, в виде людей, которые ходят по улице и предлагают туристам купить барбадосские доллары по более выгодному курсу? Думаю, что нет. Я нигде в интернете не нашел упоминаний о черном рынке валюты на Барбадосе после 1997 года. И все же это крошечное, расположенное в Карибском море островное государство, численность населения которого составляет менее 300 тыс. человек (в несколько раз меньше, чем численность населения Воронежа!) заставило меня сегодня поломать голову.

Вернувшись с работы, я решил в очередной раз посмотреть на точечную диаграмму, характеризующую зависимость уровня цен от подушевого реального ВВП (ту самую, которая представлена в этом посте: ВК и ФБ). Вдруг я допустил ошибку при подготовке исходных данных? Такие точечные диаграммы позволяют быстро обнаружить многие ошибки. И, взглянув на нее, я сразу же заметил аномалию, на которую раньше не обращал внимания. Вы тоже можете обнаружить эту странность, если у вас хорошее зрение (или если рассмотрите диаграмму под увеличительным стеклом). Если вы обратите внимание на область диаграммы в районе X, равного примерно «-1», и Y, равного примерно -0,1, то заметите там точечку, являющуюся началом своего рода лучика из точек, идущего в направлении вверх и влево. Сейчас я попробую объяснить смысл этого лучика. Начало его — в точке с примерными координатами (X=-1; Y=-0,1) — это ситуация, соответствующая стране, в которой реальный ВВП составляет 36% от аналогичного показателя четырех развитых стран (Германии, США, Франции и Великобритании), а товары при этом стоят где-то на 10% ниже. То есть такая страна, в которой реальный ВВП на человека не очень отличается от аналогичного показателя Мексики, Бразилии, России, а цены высокие — лишь самую малость ниже, чем в развитых странах. Лучик из точек, идущий от этой точки вверх и влево, может означать, что в этой стране со средним уровнем жизни и высоким уровнем цен одновременно на протяжении ряда лет подряд сильно снижался ВВП, а цены становились все выше и выше по сравнению с европейскими или североамериканскими. Судя по лучику, в конечном итоге цены в этой стране стали намного выше, чем в развитых странах.

Этот лучик-аномалия заставил меня задуматься. Ведь его наличие свидетельствует о чем-то одном из трех: либо это, действительно, какая-то необычная страна; либо это — дефект в использованных мной исходных данных; либо это — результат моей собственной ошибки. Я решил перепроверить данные и обнаружил, что ошибки не допускал: да, есть такая страна. Это оказался Барбадос. Согласно Проекту Мэддисона (версия 2018 г. с множеством контрольных точек) в 2007 году реальный ВВП на человека в Барбадосе достиг почти 40% от уровня четырех развитых стран (США, ВБ, Фр., Герм.), а потом начал стремительно снижаться, и в 2013 году снизился почти до 20% от уровня этих четырех стран. Но действительно ли в Барбадосе наблюдалось такое катастрофическое падение экономики?

Я решил разобраться в том, что же с Барбадосом не так. Для начала я рассмотрел динамику подушевого реального ВВП в Барбадосе по шести базам данных (тем самым, на основе которых анализировал динамику реального подушевого ВВП России и Монголии в этом посте: ВК и ФБ). Результат я представляю сейчас в виде изображения (имеются в виду графики реального ВВП на человека — слева). Там всего пять графиков, а не шесть: данные для Барбадоса по двум базам данных Всемирного Банка оказались абсолютно идентичны, поэтому эти два графика слились в один. Из этого изображения можно заметить:

1. Данные по реальному ВВП Барбадоса от Всемирного банка и МВФ очень близки друг к другу; согласно этим данным до 2008 года реальный ВВП на человека в Барбадосе не очень быстро рос, а после этого произошло заметное падение ВВП и его стабилизация на одном уровне;

2. График, построенный по данным Проекта Мэддисона по одной контрольной точке, в основном, по форме похож на графики от МВФ и Всемирного Банка, но, только он расположен гораздо ниже них; просто в контрольной точке по данным, использованным Проектом Мэдиссона, Реальный ВВП на человека в Барбадосе оказался намного ниже, чем по данным Глобального раунда сопоставлений ВВП по ППС 2011 г. (вероятно, использованным МВФ и Всемирным Банком). В посте о сравнении баз данных реального ВВП ( ВК и ФБ) я уже высказал предположение о том, что, вероятно, в Проекте Мэддисона были использованы какие-то предварительные данные Программы международных сопоставлений ВВП по ППС, которые могут отличаться от окончательных результатов Глобального раунда 2011 г. Возможно, что-то такое имеет место и в этом случае с Барбадосом.

3. Графики по данным Всемирного Банка, МВФ и Пенсильванских таблиц (версия 9.1) пересекаются в районе 2011 г.; это свидетельствует о том, что величина реального ВВП на человека в Барбадосе в контрольной точке 2011 года во всех трех проектах одинакова (и, судя по всему, совпадает с величиной реального ВВП на человека по данным Глобального раунда 2011).

4. Графики, построенные по данным Пенсильванских таблиц (версия 9.1) и Проекта Мэддисона (версия 2018 г. с множеством контрольных точек), близки в районе 1996 года. Это свидетельствует о том, что в контрольной точке 1996 года оба проекта использовали в качестве значений реального ВВП на человека для Барбадоса одну и ту же величину (вероятно, оценку согласно Программе международных сопоставлений ВВП по ППС по данным 1996 года).

5. Графики для Пенсильвенских таблиц 9.1 и Проекта Мэддисона 2018 (с множеством контрольных точек) по форме очень похожи друг на друга; это свидетельствует о близости методов по которым разрабатывались эти две базы данных, а именно: для Барбадоса были использованы две контрольные точки — 1996 и 2011 гг; в Глобальном раунде 2005-го года Барбадос не участвовал, поэтому 2005 год здесь не используется в качестве контрольной точки; однако, поскольку для контрольной точки 2011 года в этих двух проектах использованы разные значения для реального ВВП Барбадоса, то при приближении к настоящему времени графики расходятся.

6. Форма графиков для — с одной стороны: Пенсильванских таблиц и Проекта Мэддисона с множеством контрольных точек — и, с другой стороны — МВФ, Всемирного Банка и проекта Мэдиссона с одной контрольной точкой — сильно отличается. В первом случае (со множеством контрольных точек) графики показывают: сначала — до 1997 года — быстрый рост, затем — с 1997-го до 2007-го — постепенное снижение ВВП, а с 2007-го — стремительное и продолжительное снижение и, после 2013-го или 2014-го — стабилизацию; во втором случае (МВФ, Всемирный Банк, одна контрольная точка) как было сказано в пункте «1», сначала наблюдается медленный рост, а с 2008 года сравнительно неглубокое падение и стабилизация. То есть Пенсильванские таблицы и расчет по множеству контрольных точек в Проекте Мэддисона показывают для Барбадоса с 2007 года стремительное снижение — настоящую разрушительную катастрофу, которая лишь немного уступает нынешней венесуэльской. Расчеты же по одной контрольной точке показывают, что наблюдалась не разрушительная катастрофа, а то, что Константин Сонин (Konstantin Sonin) как-то назвал невидимой катастрофой: экономика как будто бы и не разрушалась, но и роста не было, был полнейший застой. Чему же верить? Расчетам по множеству контрольных точек или по одной? Судя по сообщениям в СМИ у экономики Барбадоса сейчас серьезные проблемы. Но ни о какой жути, которая хотя бы отдаленно напоминала бы венесуэльскую катастрофу, я не слышал. Более похоже на то, что ситуация Барбадоса — это «невидимая катастрофа». Значит, большего доверия заслуживают данные по одной контрольной точке? Но если тщательно изучить то, какой смысл вкладывается в такие понятия, как реальный ВВП, паритет покупательной способности валют, сопоставления ВВП по ППС, индексы цен, то станет ясно: при расчете реального ВВП нужно опираться, прежде всего, на множество контрольных точек. Получается какое-то противоречие. Думаю, выход из этого противоречия можно было бы найти следующий: при разработке базы данных реального ВВП нужно стараться все сделать так, чтобы сам реальный ВВП по своему значению был близок к результатам расчетов по множеству контрольных точек, а темпы прироста реального ВВП должны быть, по возможности, близки к данным национальных статистических служб (или к данным Всемирного Банка и МВФ). У меня есть примерное представление о том, как это можно было бы сделать. Но это — чертовски трудоемкая работа! Это — все равно что создать за своим письменным столом свой Всемирный Банк или свои Пенсильванские таблицы! И даже если все это сделать, то останется вопрос: а как обосновать, что получившаяся, в результате, база данных лучше, чем Проект Мэддисона или Пенсильванские таблицы?

Но вернемся к нашему Барбадосу. Да, я не допустил ошибку, но и падения подушевого реального ВВП с 40% до 20% от европейско-североамериканского уровня у Барбадоса в 2007 — 2013-м гг., по всей видимости, не случилось. Интересно теперь рассмотреть вопрос о том, правда ли там наблюдался такой рост уровня цен на товары по сравнению с европейско-североамериканским уровнем. И в ответе на этот вопрос нам помогут следующие факты:

1. В 1975 году был установлен официальный курс барбадосского доллара: 2 барбадосских доллара за доллар США; этот официальный курс продолжает действовать вплоть до настоящего времени;

2. Цены на товары в Барбадосе и США с 1975 года значительно изменились; на рисунке справа я представил, как менялись уровни цен на потребительские товары в Барбадосе и в США с 1975 по 2017 годы; из этих графиков видно следующее:

2.1 В конце 1970-х — начале 80-х в Барбадосе произошел скачок цен на товары; подобный скачок тогда произошел и в США, но в Барбадосе цены выросли сильнее. В условиях фиксированного официального валютного курса это могло привести к возникновению черного рынка валюты, и чуть позже я покажу, что именно к этому данный скачок цен тогда и привел.

2.2 После этого и вплоть до 2004 года цены в США и Барбадосе росли примерно одними и теми же темпами. При этом, если премия черного рынка и существовала, то была, скорее всего небольшой (как я покажу позже, она, действительно, была небольшой, а с конца 1990-х — вообще прекратила свое существование).

2.3 С 2004 года цены на Барбадосе начали расти намного быстрее, чем в США; такое ускорение инфляции при сохранении фиксированного официального валютного курса могло привести к возникновению премии черного рынка и ее увеличению до 50%. Но, судя по всему, премия черного рынка в Барбадосе не появилась, и ниже я попробую объяснить почему.

Итак, в период 1980-х — 90-х гг. на Барбадосе, действительно существовала премия черного рынка. Она уже становилась объектом научных исследований. Так, например, в 1990 году Harridutt Ramcharran опубликовал статью The black-market exchange rate and currency substitution in a small open economy: An empirical analysis of Barbados в North American Review of Economics and Finance (Volume 1, Issue 1, Spring 1990, Pages 135-143). А согласно данным файла Lost_decades_macro_time_series_6_2001 (файл можно скачать здесь) с 1976-го по 1990 гг. премия черного рынка на Барбадосе колебалась в пределах от 3,42% до 15,85%. Да, она была, но небольшая по сравнению с некоторыми странами (о ситуации с премией черного рынка, наблюдавшейся в 1990-е гг. в Ираке, Мьянме и Либерии в я писал в этом посте: ВК и ФБ). В 1996–1997 гг. премия черного рынка снизилась на Барбадосе до 1%, а в 1998 году стала равна нулю. С тех пор черного рынка валюты на Барбадосе, похоже, нет.

Но как такое возможно? Ведь цены за последнее десятилетие там выросли сильнее, чем в США, а официальный курс валюты остался фиксированным. Для маленькой экономики это вполне возможно: достаточно просто найти большое количество долларов США, которым можно было бы «залить» местный валютный рынок. Первый способ, как это сделать — это большой чистый экспорт товаров. Его применение возможно, например, в маленьких нефтедобывающих экономиках, но это не про Барбадос. В 1996–97 гг. у Барбадоса еще было существенное превышение стоимости экспорта товаров и услуг над импортом, но с конца 90-х на протяжении уже многих лет там импорт оказывается намного выше экспорта. Другой способ — занять где-нибудь как можно больше долларов. И, судя по всему, именно это — то, что делают власти Барбадоса. По данным МВФ (база данных WEO), доля государственного долга в ВВП Барбадоса выросла с 53,77% в 1999 г. до 157,54% в 2017. Так что, пока Барбадосу удавалось находить доллары для поддержания курса национальной валюты на высоком уровне. Но долго ли еще будут давать деньги в долг экономике в которая более 10-ти лет не растет?

Судя по это статье в конце 2018 года на Барбадосе всерьез обсуждалась возможность ослабления валютного контроля. А в этой статье конца 2018 года обсуждается необходимость и возможные последствия девальвации барбадосского доллара. Цены на товары в Барбадосе, действительно, очень высоки. Так, например, согласно сайту numbeo.com индекс стоимости жизни для Барбадоса в середине 2019 года составил 80, 32 (для сравнения: в США 70,95, в Великобритании 65,33, в Германии 66,57, во Франции 74, 62; если рассмотреть страны, близкие по уровню жизни к Барбадосу, то для Аргентины 38,72, Мексики 34,29, Бразилии 42,64, России 38,59, Турции 35,66, ЮАР 43,74, Малайзии 39,46). Получается, что потребительские товары в этом островном государстве стоят на 10–30% выше, чем в развитых странах и в 2 раза выше, чем в странах, которые сопоставимы с ним по уровню развития. Для маленького Барбадоса крайне важны внешнеэкономические связи, но столь высокие цены оказывают угнетающее воздействие на развитие внешней торговли. Девальвировать барбадосский доллар необходимо в 1,5, а то и в 2 раза. Но, что тогда произойдет с долей государственного долга в ВВП? Если большую часть этого долга составляет именно внешней долг (а скорее всего так и есть), то в результате девальвации эта доля может вырасти со 157 до 200, или 250–300%. И без того неподъемный государственный долг станет просто самоубийственным. Это в России, где в 2013–14 годах ЗВР были намного выше гос. долга, девальвация помогла бюджетной системе легче пережить кризис. А в Барбадосе, где ЗВР в лучшие годы не превышали 22%, а теперь стали меньше 10% (вероятно были потрачены на поддержание валютного курса) девальвация приведет к еще большему усугублению проблем с бюджетом.

Барбадос продемонстрировал нам почти чудо: как можно так повысить курс валюты не провоцируя возникновение премии черного рынка. Но за это «чудо» Барбадосу теперь придется дорого заплатить.

 

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
13 ноя 2019
Георгий Мацуга
Георгий Мацуга
Анализ сходства и различия между шестью базами данных по ВВП
Мнение
10 ноя 2019
Георгий Мацуга
Георгий Мацуга
Способы расчета ВВП
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ЭкономикаПолитика

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности