Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Права человека

В состоянии крайней необходимости

Любовь Мосеева-Элье

Е. родилась в апреле 1984 года в городе Стаханов Луганской области Украинской ССР. Там же закончила школу, вышла замуж и родила двух дочерей: В., 2009 года рождения, С., 2012 года рождения.

Там же в городе Стаханове Е. оформила развод с мужем. А в 2014 году в связи с военными событиями в ЛНР Е. с детьми была вынуждена в экстренном массовом порядке приехать в РФ.

Сначала приехала в Москву на сборный пункт донбасских беженцев: Е. так описывает ситуацию: «Я впервые в своей жизни попала в громадный незнакомый город в другой стране, кругом было много чего непонятного, в голове моей творила тогда полное смятение; я не знала, чему верить, за что хвататься, что делать?«.

А потом 18 августа 2014 года Е. была приглашена правительством Калужской области в городок Кондрово, где администрация города предоставила её семье регистрацию, оформила статус временного убежища/ВУ вместе детьми в октябре 2014 года и поселила во временном жилье. Статус ВУ и регистрация впоследствии семье Е. продлевались три раза, пока она не стала сначала участником гос.программы, и только потом — почему-то — получила РВП без квоты на себя и своих дочерей. К тому времени — по распоряжению из федерального центра — администрация городка Кондрово прекратила помощь семье донбасской беженки, и Е. пришлось получить регистрацию у правозащитницы Т. Котляр в городе Обнинске, чтобы дальше легализоваться в Калужской области.

В апреле 2016 года у Е. в городе Калуге родился сын Даниил от гражданского супруга С. — так же беженца из ЛНР. На материнский капитал Е. в начале 2019 года приобрела в собственность комнату в семейном общежитии в городе Калуге. Дочери Е. — калужские школьницы.

Сама многодетная Е. и её трое детей получили гражданство России в октябре 2017 года, а паспорт гражданина РФ получен Е. 25 января 2018 года. После получения гражданства РФ Е. потребовалась регистрацию по месту жительства и она попросила работодателя своего гражданского мужа прописать её. Работодатель согласился. Но прописал Е. по месту жительства в своём частном доме, который к тому времени … сгорел.

В 2018 году в Калужскую область приехал как беженец из ЛНР родной брат Е., и Е. зарегистрировала его как принимающая сторона в сгоревшем доме работодателя своего мужа. Тем более, что этот работодатель принял на работу и брата Е.

В июле 2019 года в Калугу приехала мать Е., статус беженца и ВУ не оформляла, решила воспользоваться Указом президента № 187 от апреля 2019 года по упрощённому предоставлению гражданства РФ жителям ЛНР. И Е. прописала свою мать так же в сгоревшем доме.

В этом же доме работодатель гражданского мужа Е. зарегистрировал  ещё одну иностранку — из Казахстана. А когда гражданку Казахстана вызвали в иммиграционный контроль УВМ УМВД России по Калужской области, она написала признательное показание, что по месту регистрации никогда не проживала. Таким образом, частный дом работодателя власти признали «резиновой квартирой». На гражданку Казахстана был составлен протокол о фиктивной регистрации; протокол был направлен в отдел дознания калужской полиции, куда начали вызывать по очереди: Е., её гражданского мужа, брата и мать Е., а так же самого работодателя — как принимающую сторону. При этом в калужской полиции Е. угрожают «лишением гражданства РФ и депортацией в ЛНР». Семье Е. грозит преследование по ст. 322.2 и 322. 3 УК РФ.

PS

Калужские правозащитники считают, что в данном случае должно быть применено — как минимум — Примечание из ст. 322. 2 УК РФ: «Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления и если в его действиях не содержится иного состава преступления«.

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости