Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия
  1. post
  2. Горизонтальная Россия

Система так устроена, что большинство ее служащих в отдельности не видят всего зла от своих действий: два последних процесса над Котовым

Каждый ответственен за какой-то эпизод, но именно из этих деталей, мелких правонарушений и складывается оно — абсолютное зло.

Так, в последние сутки перед глазами стоит разговор с полицейским из ОВД Пресни, который оформлял Котова 12 июня. Все три часа нахождения в отделе я ходила за ним по пятам и пыталась убедить не составлять протокол — ведь Костя ничего не нарушил, в то время как рапорт - явный подлог. В какой-то момент адвокат, что была там, даже пыталась меня остепенить: если бы я так билась за каждого, я бы давно выгорела. Мол, подумаешь административный протокол. И тут тот полицейский, слыша наш разговор, говорит: Нет, она (я), пожалуй, права. Неправильно это, он вышел за наши права. И я даже было подумала, что он не составит протокол, ослушается незаконного приказа. Однако он тот протокол составил. После оформления с тем полицейским и тем адвокатом мы вышли на улицу выкурить по сигарете. 

Я не останавливаясь в читке морали, говорю: "Что же вы наделали? Из-за вас теперь человека могут посадить". 

У полицейского от удивления буквально отвисла нижняя челюсть, сдвинув фуражку он почесал затылок: "Как?!". И тут же адвокат: "Что вы такое говорите, не может этого быть!". Я говорю: "А статья 212-я УК!" Но адвокат протестует: "Это какой-то абсурд. Ведь не причинено никакого вреда". На том и разошлись (хотя за что протокол тогда?). И я, признаться, продолжала надеяться, что тот полицейский не направит документы в суд. Но он все отправил, как полагается, и суд — по разнарядке — приговорил Костю к штрафу (подумаешь!). А теперь это сфабрикованное решение суда является веским основанием для фабрикации нового — уже уголовного дела. Теперь даже возможно в рамках этого уголовного дела не рассматривать вовсе: в чем реально состояли правонарушения? Ведь все они установлены протоколами, а затем подтверждены судами — а значит, не подлежат никакому сомнению.

Два последних административных процесса над Костей я конспектировала. Для понимания — пусть не де-юре, но хотя бы де-факто того, что "совершил" Котов, републикую их.

27 июня 2019 года, заседание Пресненского суда изложено в предыдущем материале https://7x7-journal.ru/posts/2019/06/29/provela-devyat-chasov-na-slushaniyah-po-12-iyunya

25 июля 2019 года

Котова задержали в 10 утра возле его дома. Забавно, что в рапорте сотрудника полиции, объясняющего это задержание, сказано, что тот задержал Костю, патрулируя территорию. При этом сотрудник работает в ОВД Тверского района, а патрулировал он почему-то у дома Кости в Новокосино. На деле сотрудники ОВД Тверское приехали за ним на машине с заклеенными номерами, куда затолкали "задержанного", не представившись и без объяснения причин. Руководил этой операцией некий сотрудник с Петровки.

В Тверском суде Костю судила судья Булгакова по части 2 статьи 20.2 КоАП (Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия). 

Интересы Кости представляли защитник Марина Артамонова и адвокат Мария Эйсмонт. В начале процесса защитой были заявлены ходатайства: 

- о ведении протокола слушания дела; 
- о вызове свидетелей — должностных лиц, составивших протокол; 
- о вызове свидетелей — сотрудников, писавших рапорты и объяснения (написавших их слово в слово, знак в знак, где подписи были перепутаны и не соответствовали их расшифровкам);
- и о допросе еще четырех свидетелей — гражданских лиц, которые могли бы дать важные пояснения по делу и явка которых обеспечена.

Во всех без исключения ходатайствах отказано. Тогда адвокат заявила еще одно: о прекращении производства по делу, в частности, потому что член избирательной комиссии не может быть подвергнут наказанию без санкции прокурора (а также другим причинам, которые, в случае необходимости, будут озвучены позже). Судья зависла немного. И объявила 10-минутный перерыв, якобы чтобы снять для дела копию удостоверения Котова. Но, по-моему, было совершенно очевидно, что на деле пошла звонить и советоваться. После перерыва судья заявила, что будет запрашивать необходимую санкцию, для чего объявляет перерыв еще на 50 минут (надо заметить, в прежних процессах над Костей те обычно либо переносились, либо "расползались" - ведь это возможность и для судьи не соучаствовать).

После перерыва судья объявила, что получила санкцию прокурора, и начала зачитывать материалы дела. 15 июля Котов разместил в фейсбуке призыв об участии в несанкционированном митинге 19 июля на Трубной. А раз он его разместил, следовательно добровольно принял на себя функции организатора. При этом уведомления от него в правительство Москвы о мероприятии не поступало, о чем у суда имеется соответствующая справка из мэрии. И Котов осознавал все последствия. Костя не без удивления ответил, что вообще он не считает чем-то плохим хождения на мероприятие в защиту Права, чем оно и являлось. Однако тот пост в фейсбуке (к слову, в материалах дела нет ни одного доказательства, что это именно его собственноручная запись — этот вопрос вообще судом не рассматривался) заключается в следующем:

Цитате Конституции: "Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ". А также констатации факта: "Вчера мы вышли за этот принцип. Выйдем и сегодня: 19 часов, Трубная площадь" И ссылка на эвент. Все, больше ничего. То есть никакого призыва, только информирование о том, что такое событие есть. При этом это не был митинг, а была встреча с кандидатами, которая не требует согласования с его стороны уж точно. 

Судья: А зачем Вы указывали дату?

Котов (удивленно): Дата указана не мной, а организаторами (это репост — прим. С.Ш.).

Адвокат Эйсмонт (подхватывая): Мы заявляем ходатайство об обозрении страницы эвента. Среди организаторов которого нет Котова. У него не было доступа к этой странице, и он не указан его организатором. Также важно зайти на страницу мероприятия, чтобы убедиться в том, что дата мероприятия менялась ежедневно — оно проходило в течении недели, и ссылка изначально не была на 19 число (за что судят Котова). Скриншот же интернет-страницы, имеющийся в деле (не непосредственно эвента), говорит лишь о том, что была процитирована статья Конституции, а также о том, что Котов был сам на Трубной площади 14 и 15 июля. Это не призыв, а констатация факта. Призыв предполагает обращение и наличие призыва, в то время как автор рассматриваемого сообщения просто сообщает о своих действиях.

Судья (отрезает): В деле имеется скриншот мероприятия, лист дела 15 (в реальности — его в деле нет, а есть лишь распечатка со страницы Котова, но не самого эвента; однако судья, по-моему, вообще не понимает, что это репост, а считает, что это созданная картинка лично Котовым; и вопрос принадлежности этой страницы ему, повторюсь, даже не обсуждается).

Адвокат Эйсмонт пытается возразить в том, что в деле нет страницы самого мероприятия. Однако судья резко отрезает: "Суд учел ваши соображения". Тогда адвокат замечает, что сама встреча не являлась митингом, а была встречей с кандидатами в депутаты. И кроме того, сотрудниками полиции в тот день не было вынесено ни одного предупреждения гражданам в том, что та встреча была незаконной и, в частности, не было просьб и требований разойтись. 

Судья (немного удивленно Котову): Вы не слышали как обращались к вам или другим?
Котов: Нет.
Судья: Вы принимали участие в тот день?
Костя (пытаясь объяснить): Встречи длились с 15 до 19 июля, не могу сказать, был ли я именно в тот день.

Судья, понимая, что встала на минное поле, не задает больше вопросов. Вдруг резко встает и удаляется на вынесение решения.

Мария Эйсмонт (в растерянности): "А прения, а незаявленные пока ходатайства...?" Все это слышат и осознают незавершенность, но судья безапелляционно, фактически прервав процесс, удаляется. Судья выносит решение долго, не меньше часа, хотя его итог был определен изначально, но в случае ареста нужно вынести не только резолютивную часть, а выдать его на руки, все обосновав.

Итог: Судом установлено, что Котов являлся организатором публичного мероприятия. Он был обязан согласовать его в установленном законом порядке. Но не сделал этого, чем нарушил права граждан. Доводы Котова и его защиты о противоречии рапортов и протокола скриншотам признаны несостоятельными, поскольку они противоречат протоколу и рапортам (этот момент в решении был отдельно "прекрасен"). Доказательства не согласовываются друг с другом, но они не вызывают сомнений. Дальше зачем-то был зачитан почти целиком 54-ФЗ о порядке согласования публичных мероприятий. И в частности, полностью статья 5 о том, кем теоретически может быть организатор, его правах и обязанностях. Видимо, потому что Котов достиг 18 лет, является гражданином РФ, дееспособен, а значит — может быть организатором. Затем суд перешел к выводу, что организатор не может проводить мероприятия, не подав уведомления (при этом не обосновывая, что это мероприятие организовал именно Котов). Потом суд зачем-то процитировал 10 статью о предварительной агитации. И пришел к выводу, что Котов не вправе был проводить такое мероприятие. В заключение суд сделал акцент, что учел характер общественной опасности от деяния Котова и потому назначает ему верхний предел по статье, т. е. 10 суток.

Оригинал

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово