Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Марий Эл
  1. post
  2. Республика Марий Эл
Республика Марий Эл

Театр.doc снова в Йошкар-Оле. Спектакль о семье и непробиваемой стене законов

Денис Долгополов

Фото из группы Театр.doc в ВК.

Театр.doc привез в Йошкар-Олу небольшой спектакль «Разорвите нашу связь», он завершал семейный форум, организованный ассоциацией общественных организаций Марий Эл в поддержку семьи и детства. 

Играют двое: женщина и ее приемная дочь. Каждая ведет монолог в зал, друг с другом они не говорят. Дочь — клептоманка и, по словам матери, легкого поведения, хотя ей еще нет 14. Мать регулярно вызывают следователи по поводу краж дочери. Она взяла девочку из детдома после того, как ее родной сын умер, а муж уехал. Девочке было три года. 

Сейчас мать говорит, что больше не может ее выносить и боится того, что дочь убьет ее во сне, чтобы забрать квартиру. Она хочет, чтобы их развели, но во всех инстанциях ей отказывают, говорят, что раз взяла, то и воспитывай. 

— Биологическая мать черкнула расписку, что отказывается — и все. А мне теперь мучайся, — говорит героиня. 

Девочка производит впечатление действительно очень тяжелого и не вполне здорового человека, хотя говорит, что любит приемную мать и хочет продолжать жить у нее. 

Мать проходит бюрократические круги, но не может добиться снятия с себя ответственности.

Финальной точки у спектакля нет, в один момент они просто перестают говорить, и начинается вторая часть — обсуждение с аудиторией. Вначале чуть больше людей было на стороне девочке, после обсуждения уже почти все были за нее. Наверно, потому что все-таки с ребенка спрос меньше и у нее тяжелая судьба. Судьба матери, возможно, еще тяжелее, так как она потеряла единственного родного сына, но эта сюжетная линия в спектакле дана только для завязки сюжета — взятия девочки из детдома. Эмоционально актеры ее не раскрывают, потому она прошла мимоходом. 

В зависимости от угла, под которым смотришь, здесь две центральные проблемы: семейная и бюрократическая. 

Когда зрители задавали вопросы, вначале они были продиктованы попыткой помирить мать и дочь. Со временем публика поняла, что этого не получится, и стала интересоваться, почему у матери не получается законно прекратить материнство. 

Заметно, как людям неприятно допускать, что какие-то проблемы могут быть просто нерешаемы иначе как мощным разрубанием узла. Современная система отношений в обществе с детства приучает везде искать компромисс до последнего, а если не вышло, то считать, что мы недостаточно сильны в поисках компромисса. 

Мать и дочь отыграли спектакль так, что, на мой взгляд, семейное единение и теплые объятия казались невозможными. Тем не менее зрители старались найти для героев пути примирения (артисты оставались в образе на обсуждении). Искали проблемы в материнском способе воспитания, в недостатке любви к девочке, советовали психолога, сексолога. Больше верили девочке, что нелогично: подростки лгут наиболее часто. 

Когда поняли, что ничего не получается, старались подсказать матери возможность избавиться от девочки: через ювенальную юстицию, специально спровоцировав их визит, просто изгнать ее, без официального расторжения материнства. 

— Тогда меня потом все равно найдут и продолжат таскать в полицию, потому что я мать и несу ответственность за ее правонарушения, — ответила женщина. 

Как это бывает почти при любом обсуждении, никто не выдвинул тезис о том, что проблема не решается в законном поле. Возможно, он неверен, но тут есть зерно большой проблемы: люди не только истинно веруют в могущество закона, но и испытывают по отношению к нему пиетет. Притом что, если провести опрос, насколько хороши российские законы, не думаю, что многие скажут: «Они отличные». 

Вечные обещания политиков и общественников «Мы будем действовать исключительно в рамках закона»... или, например, однажды тут был пост про Навального, где автор закончил таким предложением: «Человек, который хочет быть президентом страны, должен как минимум уважать ее законы». Вот я тогда смеялся долго. 

«Решать проблему вне законного поля» не обязательно значит «решать ее в незаконном поле». К примеру, общественный движ за сестер Хачатурян. По закону юристы работают в суде. А социальный прессинг в надежде изменить внезаконное решение суда на другое внезаконное (говорю так, потому что наши суды редко руководствуются в своих решениях законами и могут в любой момент их игнорировать по желанию), более мягкое — это в самом буквальном смысле «внезаконно», а не противо-. 

Конечно, сесть мало кто хочет, пусть и за идею. Но это не значит, что надо все время пытаться (большей частью безуспешно) решать проблемы «в законном поле», как всякие умные мужички постоянно советуют.

Полагаю, просвещать общество в сфере законодательства — отлично, но не менее важно столь же методично доносить до него, насколько этот закон в данный момент убог (поскольку он до минимальных деталей заточен под защиту действующей трухлявой власти).

Кстати, на недавнем баркемпе под Сыктывкаром главред Carnegie.ru Александр Баунов показывал и объяснял статистику доверия граждан к институтам власти по подсчетам Edelman Trust Barometer. Полиция, прокуратура и суд в России имеют отрицательный индекс. 

Не совсем в тему спектакля, но такие вот мысли он вызвал. Могу написать вначале «извините». Согласно текущему интернет-тренду, после такого заявления можно мочить любую похлебку. Извинился же.

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости