Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Права человека
Собирается ежемесячно 36 905 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Права человека
  2. Чтоб стать обвиняемым, достаточно лишь подозрения в вашей принадлежности к террористической организации

Чтоб стать обвиняемым, достаточно лишь подозрения в вашей принадлежности к террористической организации

Мария Эйсмонт
Мария Эйсмонт
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Душный маленький закуток в ответвлении коридора Киевского районного суда города Симферополь. Между залом с табличкой “Судья Охота” и залом с табличкой “Судья Холодная” стоят узкие лавочки, пройти между которыми можно только если сидящие подожмут ноги. Напротив меня сидят две женщины в возрасте, и провожают неодобрительным взглядом двух молодых девушек в платках.

“Тьфу! Смотреть противно!" — говорит одна из них. - И откуда они только взялись в нашем Крыму, эти татары?”. Вторая понимающе кивает, но молчит. “Вообще-то они тут были до вас”, - говорю. Обе смотрят на меня удивленно и недоброжелательно. Выдерживают паузу. Потом та, что возмущалась реагирует: “Странно. Я их совсем не помню, когда была маленькая и когда училась в институте, не было их тут”. Вторая согласно кивает: да, мол, не было, она тоже не помнит. “Потому что их в то время депортировали” - объясняю. - «Но я так и не поняла, чем они вам мешают?».

Ни одна из них не отвечает. Мы больше ничего друг-другу не говорим, и вскоре женщины надолго исчезают за дверью с надписью “судья Холодная” а мне из-за двери с надписью “судья Охота” выносят заверенную копию протокола судебного заседания.

Я кладу его в сумку, иду к выходу, но не выдерживаю и начинаю читать еще на лестнице. Мне не терпится узнать, вошли ли в этот протокол слова обвиняемого о том, как его склоняли дать признательные показания.

Да, эти слова тут, в протоколе.

Председательствующий: Где и когда вы были задержаны?

Обвиняемый: Я был задержан около 12 ночи вблизи с границей Украины. Я собирался выехать к своему другу но пограничная служба забрала мой паспорт. После чего приехали сотрудники ФСБ, посадили меня в машину, ударили и надели наручники, после чего меня высадили в поле, и поставили на колени, угрожали прострелить колени. Помню, роса была мокрая...”.

Впервые с момента задержания - то есть спустя почти месяц - он решился рассказать, что с ним на самом деле происходило.

На следующий день после того заседания я поехала к нему в изолятор, чтобы узнать подробности. И через день тоже. Он рассказывал, как ему, стоящему на коленях на мокрой траве, тыкали пистолетом в голову, и стреляли - мимо, как ругали многоэтажным матом, кричали как они ненавидят всех “хисбутчиков”, предлагали его труп бросить в озеро. “Я в какой-то момент думал, что мне оттуда не выбраться”, - признавался он.

Ему 24 года, у него молодая жена и полуторагодовалая дочка, по которой он сейчас в СИЗО очень скучает. Там в поле он захотел жить и согласился сказать все, что от него просили. Тогда его перевезли в следственный кабинет ФСБ по Республике Крым, где в 13:30 официально задержали. В протоколе задержания, где есть его подпись, написано что он с задержанием полностью согласен.

Раим Айвазов стал 25-м обвиняемым и 24-м задержанным (еще один подозреваемый в розыске) в так называемой “второй симферопольской группе” крымских татар, обвиняемых в организации и членстве в “Хизб ут Тахрир*”, признанной в России террористической организацией и запрещенной. “Организаторам” грозит вплоть до пожизненного, “членам” - от 10 до 20 лет. “Хизб ут Тахрир”* не запрещена законом Украины, и до 2014 года в Крыму ее члены проводили свободно свои собрания, собирали митинги. (в Украине это все возможно и сейчас). Многие специалисты по экстремизму, такие как Александр Верховский (Alexander Verkhovsky) из центра “Сова”, считают что и в России ее запретили незаслуженно: Хизб ут Тахрир* добивается построения Халифата исключительно мирными средствами, за все время своего существования ее члены не совершили и не подготовили ни одного теракта.

Но для того, чтобы стать обвиняемым по статье 205.5 УК РФ и не нужно совершать или готовить теракты. Собственно даже и быть активным членом «Хизб ут Тахрир»* необязательно. Достаточно, чтобы тебя заподозрили в принадлежности к организации, которая официально признана террористической. Собрался пообщаться в группе, где кто-то произнес название запрещенной организации или набор слов, по которым эксперты потом определят, что это именно она? Состав готов.

Когда 27 марта пришли с арестами в 24 семьи, Раим спал у себя дома. Уже после арестов он ездил в Украину и вернулся оттуда, побыл дома, потом опять поехал, но границу уже не пересек. Зачем он вернулся в первый раз? Он что, не понимал?

В симферопольском микрорайоне Каменка, кажется, каждый третий дом пережил обыск, многие соседи Раима уже отдали российской тюрьме кого-то из членов своей семьи. Почти все обвиняемые из “второй симферопольской группы” содержатся в разных СИЗО Ростовской области, по предыдущим группам уже есть приговоры - понятно, обвинительные, с большими сроками. (до 17 лет). Раим был волонтером Крымской солидарности, возил передачки в СИЗО в арестованным, ходил на их суды. Теперь другие волонтеры будут возить передачки ему.

Мне хотелось спросить, почему они - политически активные крымские татары - не уезжают, понимая, что им может грозить. Но мы сидим дома у родителей Раима, и его мама - так делают, наверно, все мамы, у которых дети попадают в беду - достает альбом и показывает детские фотографии сына. “Вот тут смотрите, Раимчик роет канаву, это он помогает строить этот дом”. И я слушаю рассказы старшего поколения семьи о том, как они возвращались в Крым из Узбекистана, когда татарам разрешили вернуться после депортации. Как из обжитых, обустроенных домов (“У нас был там большой и богатый дом”) они приезжали с детьми и строились заново, как были готовы терпеть любые лишения, лишь бы опять жить на земле, которую они считают родной. И вопрос как-то сам по себе не задался.

В последний раз, когда мы с Раимом виделись в СИЗО, он показался менее подавленным. “Знаете, у нас в хате [да, как многие попадающие в неволю, он быстро начал называть камеру „хатой“] стоит телевизор. И вчера показали, как в роддом завезли новое оборудование, и теперь они смогут спасать недоношенных детей, которые весят всего 250 грамм. И они показали такого ребенка, он умещался на ладони, такой малюсенький, и был весь в трубочках”, - говоря это, он протягивает раскрытую ладонь над приваренным к полу столом в следственном кабинете, и смотрит на нее с нежностью, как будто видит на ней этого маленького 250-граммового человечка. “И я подумал о том, что кому-то сейчас намного хуже чем мне, ведь у меня дома здоровые ребенок, а тут есть чай и еда, и все не так страшно.”

Впервые для меня годовщина депортации крымских татар перестала восприниматься, как сухой исторический факт. Теперь это меня тоже немного касается, потому что это в том числе история ставшей мне за эти дни близкой семьи. Отдельное спасибо Eldar Lawyer за то, что сагитировал (а вы попробуйте отказаться, когда он просит) вступить в это дело.

*Хизб ут Тахрир - запрещенная в РФ террористическая организация

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
29 ноя 2018
Олег Пшеничный
Олег Пшеничный
Наши люди умеют жить при тирании
Мнение
27 мар 2019
Олег Пшеничный
Олег Пшеничный
Володин хочет мифической компенсации от Украины за Крым
Мнение
30 май 2018
Павел Чиков
Павел Чиков
Будет еще много политических убийств
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Права человекаКрымРепрессииСуд

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!