Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

Шиес — болевая точка на карте России

Влада Эмет

Вблизи границы Коми, в Архангельской области, летом 2018 года московская компания «Технопарк» затеяла на станции Шиес Ленского района строительство полигона для размещения отходов из Москвы. Жители Архангельской области, Республики Коми правомерно высказали позицию против строительства свалки. Позднее к протесту против ввоза мусора с поддержкой протестующих стали подключаться и другие регионы России. Самые массовые акции прошли 7 апреля: в Сыктывкаре было более 2 тыс. человек, в Архангельске — от 3 до 10 тыс.

8–9 мая 2019 года я посетила Шиес. Хотелось убедиться лично во всем происходящем там, а заодно понаблюдать, как ведет себя доблестная полиция. Проезд поездом со станции Микунь до станции Шиес стал очень недолгим и удобным. Оказалось, что в Шиес направляются еще трое. Так, вчетвером, мы прибыли на станцию раздора. И вот что предстало перед моими глазами, вот участницей чего мне довелось за проведенное в Шиесе время стать.

С поезда нас встретили общественные защитники; лагерь защитников располагался практически возле станции, поэтому все мои опасения в том, как доберусь, оказались напрасными. Но...

Территория Шиеса была полна какими-то «черными человечками», похожими на «ихтамнетов», но без автоматов. Они разбрелись по территории, группами и в одиночку «убивали» время. На мои вопросы «черные человечки» поначалу не отвечали, вели себя лениво-агрессивненько, требуя документы или молча созерцая окрестности. Атрибутов, дающих право на проверку моих документов, у них не обнаруживалось: они не представлялись, не называли свои ФИО, должности, не показывали удостоверений, не имели нагрудных жетонов. Защитницы Шиеса пояснили, что это ЧОПовцы из «Гаранта безопасности».

ЧОПовцы требовали, чтобы я не снимала их на видеокамеру, а я им (очень даже властно) напомнила об отсутствии у них права диктовать мне их условия, расходящиеся с положениями соответствующих законов. Спорить они не стали, не имея убедительных поводов, да и не их анфасы и профили, по большому счету, меня интересовали, а ситуация. Но раньше, говорят, ЧОПовцы даже выбивали камеры и фотоаппараты из рук видеохроникеров.

ЧОПовцам предписано сторожить вверенное им имущество вторгшейся в Шиес организации, но когда мы пришли в лагерь защитников, то обнаружили там группу «черных человечков», которую активно выгоняли со своей непосредственно населенной территории защитники. Почему? Объяснили, что бывали случаи пропажи съестного и мелких атрибутов. Рассказывали также, что ЧОПовцы интересовались содержимым палаток защитников. Нет, защитники — люди весьма сердечные, по-мирному и своих оппонентов готовы накормить супом, напоить чаем, но воровства не терпят.

В лагере защитников — сухой закон, нарушать который никто не пытается. Но бывают курьезные случаи. Вот такой, как нам рассказали, произошел буквально перед нашим приездом. Расскажу и вам. Сошел с поезда пожилой выпивший гражданин. ЧОПовцы горазды воспользоваться провокацией: послали его к защитникам и наблюдают, что дальше будет, дабы найти повод для предъявления защитникам своих претензий. Защитники порасспрашивали приблудшего, накормили, собрали денег на обратный билет и отправили восвояси. Понятно, что в целях своей безопасности заявили куда следует о незаконно вторгшемся и о неудачной провокации. А дело оказалось вот в чем. Прознал этот гражданин о том, что якобы платят ЧОПовцам несусветные деньги, 3 тыс. рублей за смену. Опять же, кормят, место пребывания выделяют. Вот и решил отставной служивый еще послужить. И подзаработать.

Пока я знакомилась с людьми, приехавшими с разных мест и обитающими здесь, на станции Шиес, зорко следящими за деяниями супостатов, посягающих на уничтожение их родной земли, каждый из защитников занимался своим делом. Кто-то варил суп в большом котле, кипятил чай, кто-то ходил за водой на всякие хозяйственные нужды, кто-то подносил дрова, раздувал опахалом огонь. На длинном столе были выложены продукты для легкого перекуса, несколько банок кофе, сахар, большая коробка конфет, приправы, хлеб и многое другое.

На территории, где расположился лагерь защитников стоит вразброс несколько палаток разных размеров. Рядом с большой палаткой сооружен большой стенд, на нем, кроме плакатов, закреплено множество разных флагов. За той же палаткой ввысь взметнулся столб-антенна. К палатке притулилось большое зеркало, видимо из старого трюмо. Перед палаткой на стуле сидел парень, Никита, оформлял в интернет актуальный материал.

Поочередно группы дежурили на станции, чтобы не упустить каких-либо действий ЧОПовцев, способствующих претворению желания мусорных магнатов превратить сие место в мусорный могильник.

Да, скучать здесь времени не было. Ребята из лагерных групп, а их здесь несколько, связь между собой держали посредством раций. Вскоре пришло известие о том, что подошел состав, ЧОПовцы собираются что-то выгружать, возможно топливо, так как сидели они на "сухом пайке", а для их непотребных деяний топлива необходимо много.

Все, кто мог, кто хотел, сбежались на станции. Подошли к площадке, на которой стоял прижавшись к вагону поезда самосвал КамАЗ, плотно окруженный ЧОПовцами.

Защитники пожелали выяснить, что за груз привезен. Поскольку у них имелись сведения о том, что на данной станции выгрузка ГСМ запрещена по причине неприспособленности для таких целей, интерес защитников видимо был не праздный. Нарушение закона требовало пресечения нарушающих закон действий.

Удивляло и несоответствие готовности ЧОПовцев. Требовала ли боевой готовности перегрузка питьевой воды из вагона в самосвал?! Конечно нет. К тому же, защитники не получили ответа на вопрос: что именно разгружают. Защитники, представляющие народный общественный контроль, заняли площадку, не подходя однако к КамАЗу. Но тут произошло нечто неожиданное. По чьей-то негласной команде ЧОПовцы стали грубо изгонять защитников с территории площадки. Защитники, понятно, не собирались сдаваться непонятным "черным человечкам", исполнять их незаконные команды, грубо нарушающим ряд прав защитников. Общественные контроллеры были готовы исполнить требования ЧОПовцев, но только в том случае, если ЧОПовцы подтвердят свои требования законным их на то правом. Защитники требовали от ЧОПовцев предъявления документов, пресекали фамильярность и панибратское хамство.

Я ЧОПовцев громогласно неоднократно предупредила об отсутствии у них права нарушать п. 1 ст. 22 Конституции, в которой говорится, что КАЖДЫЙ гражданин имеет право на свободу и личную неприкосновенность. "Черные человечки" попытались разгонять защитников, хватали их, толкали. Не желая подчиняться приказам "черных человечков", некоторые защитницы, готовые на все, сели прямо на бетонную плиту.

По той же чьей-то команде вдруг эти человечки в мгновение сомкнулись в живую цепь, ухватившись полусогнутыми руками друг с другом, словно собирались пуститься в пляс, и быстрыми волнами стали бросаться на защитников своими не особо бруталистыми телесами, буквально выдавливая нас с площадки. Тем не менее уже явно чувствовалась их нерешительность. Они осознавали, что бороться пытаются не с какой-то серой безликой аморфной массой. Разбегаться мы не собирались. Нам оставалось громко напоминать им о предстоящей ответственности, о том, что ни одно их противоправное деяние не оставим без внимания, потребуем их должной оценки и наказания.

Несмотря на то, что видимо искали повод и готовились к стычкам с защитниками "черные человечки" давно, понимали, что на 9 мая на станцию к защитникам приедет немало неравнодушных людей, искали варианты, как помешать, как закрыть ход, но уже было понятно, что готовившийся налет на защитников потерпел фиаско и не дал таких очень страшных результатов, какие к примеру случились на мирном согласованном шествии в Санкт-Петербурге 1 мая 2019 года или парой дней позже в Лужниках.

Но тем не менее, констатирую факт: незаконное нападение на граждан сотрудниками ЧОПа с применением грубой физической силы зафиксировано и зафиксировано не только нами, а даже компанией BBC News - русская служба, представители которой участвовали во всех мероприятиях, прожили эти дни вместе с нами. Оно, это нападение, имело место.

 

Общественники были настроены решительно, дали ЧОПовцам почувствовать свою волевую решимость. Те постепенно сдали. Видимо, не лишенные хотя бы проблесков трезвомыслия, решили отступить. Прослышав о случившемся на площадке перед станцией, подтянулись сюда и участковые уполномоченные. В ситуацию они не вмешивались, стояли за решеткой безучастно, глядя на происходящее. Но ЧОПовцы, завидев полицейских, присмирели. 



Хоть некоторые из "черных человечков" и утверждали, что ими никто не руководит, у них нет главных, однако чувствовалось негласное, невидимое руководство, скорее похожее на манипулирование. Поначалу, правда, инициативно выступал с претензиями к защитникам некто из "черных человечков", нерусской наружности, более похожий на азиата. Он даже пытался произвести на общественников впечатление эрудированого, знающего законы, но общественники, не в пример ему, подкованы в плане оперирования законами оказались куда как лучше. Да и к чему удивляться, если здесь, на Шиесе, для защиты своей земли, смело можно сказать, собрался цвет нации.  Видок же многих "черных человечков" говорил о легком беспечном отношении к жизни, о перенесенных ее тяготах. По всей видимости, многих из них сюда загнали именно большая нужда, неустроенность. 

Легка ли соблазнительная на первый взгляд служба ЧОПовца? Не думаю. Внешнее ничегонеделание оборачивается практически «тягостным отбыванием за бабло», при котором еще и приходится вот так идти стенка на стенку, без особой на то причины бить своих же соотечественников, недосыпать, недоедать, жить в условиях казармы и прислужничества.  



А условия пребывания здесь защитников не легче, и даже более опасны, но их выбор не связан с глухим подчинением зачастую совершенно нелепым чьим-то приказам. Они не связаны желанием подзаработать «шальные деньги» (как, к примеру, показалось приезжавшему устроиться на работу ЧОПовцем отставному служителю). Более того, они сами оплачивают свое пребывание здесь, сами оплачивают проезд до места и обратно. Но – они следуют положениям законов, они свободны в своем выборе. Их поддерживают не утратившие сознательности соотечественники. И с каждым днем их становится все больше и больше.

Убедившись, что столкновение ЧОПовцев и защитников исчерпало себя, полицейские вернулись в опорный пункт.

В КамАЗ тем временем спешно закидали бутыли. Что в них было, вопрос. Вряд ли требовалась предпринятая предосторожность, если действительно разгружали питьевую воду. Вряд ли нужно было бычиться, храня тайну, если грузили действительно воду. Да и техника строителей, поглощавшая немало даже за сутки, стояла теперь на голодном пайке. Среди разговоров ЧОПовцы неосторожно упоминали необходимость разгрузки именно ГСМ.



Машина отъехала, в ней виднелись бутыли, наполненные слегка мутноватой жидкостью. Вода? ГСМ?  Ну что ж, создали ЧОПовцы интригу – посеяли в защитниках сомнения. А сомнения требуют разрешения. Поэтому, считаю, защитники действовали законно.

Кстати, во время нападения ЧОПовцев один из защитников не то выронил телефон, не то умело его стащили, а он и не заметил этого. Спохватился почти сразу, обнаружив пропажу. Стал просить ЧОПовцев вернуть телефон. Некоторое время никто не признавался, но, видимо, побоявшись разоблачения, а теперь при желании установить, где находится телефон, довольно несложно, все же вернули вещь хозяину. Вернули. Правда, после настоятельного напоминания об инициации продолжения поиска через полицию.

Так, все же, сам по себе всплывает в голове вопрос: кого здесь принимают в охранники имущества, какую талантливую публику, из числа какого контингента?  

Странно было и то, что бутыли якобы с питьевой водой Камаз повез в сторону скопления строительной техники. Странное место хранения питьевой водички. Строительной техники поодаль виднелось немало.

Столкновение с ЧОПовцами удалось остановить, но поскольку нарушение ими прав граждан, экологических активистов, было налицо, то для продолжения защитных действий, для фиксации нарушений, допущенных в отношении их, некоторые защитники перешли в полицейский участок. В частности один из активистов оставил полицейскому заявление по поводу столкновения и попытке физической расправы ЧОПовцев с эко-защитниками.

Поскольку я не только видела этот полицейский налет, но и оказалась вынужденной его участницей, претерпевшей физические действия напавших "черных человечков", то, естественно, подтвердила факт случившегося, факт нарушения в отношении меня и других эко-активистов п. 1 ст. 22 Конституции Российской Федерации, гласящей: "Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность".

Также в соответствии со ст. 1 Всеобщей декларации прав человека «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах». Исходя из закрепленного в Декларации идеала свободной личности, Международный пакт о гражданских и политических правах, в частности, предусматривает, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность (п. 1 ст. 9). Содержание права на свободу более детально раскрывается в ст. 23, 26, 27, 29 Конституции РФ и законодательных актах, посвященных тем или иным видам свободы личности. Одним из важнейших элементов свободы личности является его личная неприкосновенность — наиболее значительное право человека, которое он приобретает от рождения. Это означает, что каждый, независимо от пола, национальности, вероисповедания и т. п., вправе совершать любые действия, не противоречащие закону, не подвергаясь какому-либо принуждению или ограничению в правах со стороны кого бы то ни было. Все это в отношении нас было грубо нарушено, в общем-то, не известными нам лицами. Пришлось принудить участкового прочитать ст. 22 Конституции и вписать совершенное ЧОПовцами нарушение в мои показания.

Понятно, что копий составленных документов и талона-уведомления о принятии от нас документов участковый нам не выдал, ссылаясь на то, что у них в Шиесе это не практикуется, а выдает такие сведения опорный пункт. Участковый продолжил опрашивать других участников событий.

В это же время находящийся в полицейском участке второй участковый опрашивал эко-активиста И. Иванова, выуживая из него сведения относительно других участников. Вопросы касались сайта "ВКонтакте", участковый интересовался теми, кто открыл, кто ведет блог и т. п. Относительно других эко-активист не счел нужным распространяться. Действительно, не все же Павлики Морозовы. Многим кажется, что такие сведения собирает ФСБ, затем инициирует «посадки» и штрафы. Неужели и участковые уполномоченные занимаются этой мелкой возней сбора убеждений и уличных высказываний для придания им «преступного» веса, дабы можно было в простых собеседниках «найти» очередного экстремиста?

На этом, вроде бы, разборки на сегодня закончились. Но хочется прояснить еще один момент. Как известно, думцы запретили появление в местах массового скопления людей в масках. Люди не вправе: «скрывать свое лицо, в том числе использовать маски, средства маскировки, иные предметы, специально предназначенные для затруднения установления личности». Один из нападавших старательно скрывал свое лицо, что конечно способствовало затруднению установления личности. Ему защитники сделали замечание, когда он в толпе набросился на них. Однако, понятно, распоясавшийся хулиган и не думал внимать закону.

Вернувшись в лагерь активистов, попили чаю. Кто желал, поел. Еды было наготовлено много. Некоторые активисты уже готовились к ночлегу: переносили матрацы, одеяла, подушки. Оперативно менялись дежурные по объектам. Графиков как таковых не было, свободные сами изъявляли желание. Некоторые читали привезенные газеты, книги. Вечером, уже после нападения ЧОПовцев, провели летучку-политинформацию по правам граждан и по итогам событий.

Поздно вечером приехала команда защитников из Жешарта, республики Коми. Молодые энтузиасты, понимающие, что значит для нормального человека родная земля, родина. Привезли с собой палатки, сразу по-хозяйски принялись их устанавливать. Затем снова чай, обмен мнениями, гитара, песни.

Последние новости

Комментарии (4)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
василий
11 май 17:00

Влада! Вы молодец.Я поклоняюсь этим людям, которые бросили свои дела и приехали по зову сердца. Жаль их мало осталось. Документов у московской фирмы на утилизацию нет в Шиесе нет.Это очередное надувательство народа. Ведь с первого января путин подписал закон о утилизации отходов. Прошло 4 месяца, а как был бардак. Я провел опрос 100 чел. и меня поразил результат. 86 человек ответили, что не будут сортировать мусор, так как не видят, что будет результат. 15 человек ответили, что знают, что реформа создана под Чемезова и Чайку.

11 май 19:55

понятно что силы не равны но уважаю этих смелых людей! сама жила в воркуте до пенсии ездила все время по этой дороге!

Дохтур
11 май 22:16

Шиес - манту России!

Vova
12 май 11:22

Только, Бога ради, не мочите манту! :)