Остановился я на том, как на запястьях защелкнулись наручники... И началась новая эпоха · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Республика Коми
  1. post
  2. Республика Коми

Остановился я на том, как на запястьях защелкнулись наручники... И началась новая эпоха

Александр Селютин
Александр Селютин

3. Заезд

Похожие ощущения: «Щелк — и все по-новому» — уже несколько раз случались в моей жизни.

Так, году в 1987-88 (могу на годик ошибиться), я пришел в очередной раз к своему Другу Шурику. У него тогда был электропроигрыватель и хорошая коллекция пластинок. Я в то время слушал Рикки-э-повери, Аббу, Бони Эм, Альбано и Рамину Пауэр… В общем, всем понятно.И вот, прихожу я к Шурику и, как обычно, прошу что-нибудь поставить. А он возьми и отправь меня к пластинкам, мол, пойди, сам выбери.

Начинаю листать… кумиры, кумиры… Вдруг, странный черно-зеленоватый диск с изображением кисти руки, которая изображает, и между пальцами – искра в виде надписи «Алиса», ниже подпись — «Энергия».

«О! А это что?» Шурик сначала попытался объяснить, потом просто сказал: «Проще послушать». Я поставил и… «Щелк!»

Так и здесь — «Щелк!» Спуск по лестнице в подвал – «бокс». Здание суда новое, поэтому и бокс вполне себе… Уже без наручников. Через какое-то время вывели, осмотрели поверхностно меня и ту самую сумку. Понял, что не оставил Оле ни кольцо, ни крестик — забрали на «склад».

Погрузка. В наручниках. Перед машиной сняли. В машине посадили в «общую» — это камера размером примерно метр на два с половиной, по длинным сторонам — лавки. Находился еще тогда под адреналином, поэтому не помню, сколько нас там было. Пятеро, по-моему. Вся дорога — как в другой реальности.

Остановились. Минут 20-30 стояли… Потом лай собак, скрежет…

Выгрузка. В СИЗО уже всё без наручников.

Заводят в камеру. Четыре койки, туалет. Я один. Койки сварены из уголков. Туалет куда грязнее, чем в бесплатном общественном туалете на провинциальном вокзале. Запах. Зарешёченное окно. Жутко дует. Батарея почти не греет. Хорошо, если в камере хотя бы градусов 15.

Кладу вещи на одну койку, сам ложусь в полной одежде на другую. Где-то часа через два вызывают на досмотр. В целом, вежливо, на «Вы».
Раздели до трусов, перебрали все-все досконально. Из того, что было с собой, «не пустили» то самое кольцо с крестиком, две футболки (с собой можно только 4, оказывается), стиральный порошок, зимние ботинки (в них металлический супинатор) и стальную ложку.

Завели обратно. Выдали матрац и подушку…

Холодно до жути. Одеваю футболку, рубашку, свитер, пиджак, куртку. Матрац складываю вдвое, иначе от металла койки пробивает озноб.

3. Заезд. Продолжение…

Холодно до жути. Надеваю футболку, рубашку, свитер, пиджак, куртку. Матрац складываю вдвое, иначе от металла койки пробивает озноб. Двое носков, в обуви. Шапка, капюшон. Ночью бил озноб.

С собой на суд взял 0,5 воды. И маленькие глотки — по несколько капель фактически — давали уверенную «связь с реальностью». И понимание, что Прорвёмся! Часов не было, поэтому оценить течение времени было сложно. Ночь прошла в режиме проваливаний в забытье… Утром открылся «кормяк» — окно для подачи пищи. Предложили завтрак. Отказался, так как понял, что «ком в горле» — ничего в рот не полезет…

В режиме отсутствия часов время имеет совсем другие свойства — оно одновременно и бесконечно медленнее из-за того, что ничего не происходит, и сверхбыстрое, потому что присутствует только в момент каких-либо событий: кто-то прошел по коридору, открылся «кормяк», где-то хлопнула дверь…

Абсолютная власть Кайроса. Наконец, дверь открылась и мне произнесли так хорошо известную всем фразу: «С вещами, на выход!». Сдал матрац и подушку, дальше с сумками – коридор, щелк (это замки), тамбур, щелк, тоннель, щелк, лестница, щелк, коридор…

Внутри спокойно все: «впитываю».

Закрывают в маленькое, 3х2 метра, помещение без окон. С лавкой, вмонтированной в пол. Да, вся (!!!) мебель здесь вмонтирована в пол. И вся сварена из уголков. Потом узнал, что такие помещения здесь именуются «боксами» или «стаканами». И я снова во власти Кайроса — безвременье.

По ощущениям, часа через два забрали сначала в душ (О! Это было счастье!), потом в медицинскую часть – взяли анализы, спросили о болезнях. Вернули в бокс. Да, забыл сказал, здесь уже теплее. Градусов 20. Начинаю оттаивать после безумной ночи в «вонючем холодильнике» 

Через какое-то время забирают с вещами. Опять коридоры, двери, решётки, замки, замки, замки… Пришли на склад матрацев и подушек. Выбрал. Потом опять коридоры, решётки, замки… Ещё один склад. Выдали одеяло, постельное белье, ложку. Коридоры, двери, решетки, замки…

4. Карантин.

Безусловно, всё время, пока я был в боксе, думал: «Как это будет?» Камера 67. В ней пять человек. Захожу. «Ну, здравствуйте. Саша». Пока все называют имена, которые, естественно, я сначала не запомнил, аккуратно осматриваюсь. Трое молодых ребят, двое мужчин старше 40. Лица спокойные, кто-то улыбается. Агрессии нет. Вообще. Ни на лицах, ни в поведении. Выдыхаю.

Оглядываю обстановку. Пять двухэтажных коек — таких же сваренных из уголоков. Стол человек на шесть. С двух сторон лавки. В углу в отдельном закутке 1х1,5 метра туалет: «корточный» унитаз, эмалированная раковина. Осознаю, что в камере тепло: «Уф! Здесь хоть тепло! Не то, что в подвале…». Все подхватывают: «Да, там просто жесть!», улыбаются. Выдыхаю.

Так как все нижние полки заняты, беру сдвоенную на втором этаже, кидаю вещи на «койку». Ребята зовут пить чай. Воду нагрели кипятильником в обрезанной бутылке 0,6. Из своего пакета достаю печенье…
За чаем ребята рассказали, что это пока не постоянное «заселение», это так называемый «карантин» примерно на неделю, после чего уже будут заселять в «постоянную» камеру. Вспоминаю ужас ночи, но ребята успокаивают — такого больше не будет. Дальше уже не хуже, чем сейчас.

Совсем отпускает. Справимся!

Приносят обед. Поскольку я успел изрядно проголодаться (ел перед этим только прошлым днем дома в обед), то баланда зашла хорошо. В этом ей изрядно помогла хорошая порция майонеза.

Шутим, знакомимся… Всё в порядке.

Все молодые ребята — по 228-й статье, наркотики. Все «взрослые» — «экономика»… Агрессии нет вообще… Окончательно выдыхаю… После обеда ложусь спать. Встаю только поужинать.

5. Контингент

Прежде чем продолжить основную линию, сделаю пару отступлений для пояснения — про контингент, а также про некоторые правила содержания арестантов в СИЗО.

Итак, про правила:
- «первоходы» не могут содержаться совместно с ранее отбывавшими наказание.
- совершившие преступление против личности (убийство, телесные повреждения, грабёж и пр.) содержатся отдельно от иных арестантов.
- те, кто идут на сделку со следствием тоже содержаться отдельно от «общего состава».

Поэтому я содержусь в камерах с «наркоманами», «алкоголиками» (осужденными за вождение в пьяном виде), «прогульщиками», «экономистами» и т.п.

Сначала арестанта, как правило, помещают в карантин (это после подвала), где он содержится дней 7-10, а затем уже переезжает «на постоянку», пока приговор не отменит апелляция. 
После вступления в законную силу отправляют в соответствующую колонию.

В зависимости от разных обстоятельств, арестант или «стабильно» живет в определённой камере, или живет «на матрасе», когда камеру ему постоянно меняют.

Я как поднялся из «карантина», живу в постоянной камере.

За время, пока я находился в «карантине», нас в камере было 6-8 человек. Всего прошло через камеру 12 человек.
В постоянной нас 9-10 человек, и за два месяца прошло 16 человек.

Статистика такова — из 28 человек, с которыми я «успел» посидеть:
- за наркотики 8 человек, средний возраст 25 лет;
- за прогулы 6 человек, средний возраст 45 лет;
- за «пьяный руль» 4 человека, средний возраст 22 года;
- по прочим причинам еще 3 человека в возрасте от 19 до 55 лет.

Особый разряд — «прогульщики». Это осуждённые, как правило, за какое-то небольшое преступление на общественные работы и… прогулявшие их. Как правило, наказание в этом случае заменяют 1-3 месяцами… колонии. Много тех (это как раз почти все с «прогулами» и прочими причинами), кто осужден за воровство из магазинов — «Магниты», «Пятерочки» и пр. Я был, естественно, сильно удивлён количеству арестованных за наркотики, причем в подавляющем большинстве случаев — за распространение. И это печалит. Из тех самых 28 человек — 9 не из Коми. Из 9 двое — наркотики, пятеро — экономика. Очевидно, что «приезжих» менеджеров-экономистов в Коми явно недолюбливают.


Реклама «7x7». Рейтинг кредитных организаций Украины создан для быстрого и удобного поиска предложений банков в области потребительского кредитования. Выбирайте организацию, которая больше подходит вам по ссылке http://minfin.com.ua/credits/

Товариство з обмеженою вiдповiдальнiстю "Мiнфiнмедiа" (ООО "МинфинМедиа"), Юр. адрес 03057, г. Киев, ул. Вадима Гетьмана, д. 1-Б, третий этаж, код ЕГРПОУ 35506859


Материалы по теме
Мнение
18 сен 2018
28
Павел Марущак
Павел Марущак
Посадки ничего не меняют, поскольку никакого отношения к наведению порядка и торжеству справедливости они не имеют
Мнение
23 янв 2018
49
Павел Марущак
Павел Марущак
Как унижают людей в русских тюрьмах. Список
Мнение
3 дек 2017
34
Павел Марущак
Павел Марущак
«Яма» по делу Гайзера: чистосердечное признание облегчает совесть, но удлиняет срок
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Vova
24 апр 2019 19:45

Что-то много людей сидит за всякую ерунду... Убийцы и насильники опасны, их, конечно же, необходимо изолировать, а всякие прочие могли бы просто выплачивать штрафы...

Стать блогером

Новое в блогах

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных