Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Права человека

Заключительный день в Ярославском областном суде, когда слушались апелляции сотрудников на продление им стражи

Ирина Бирюкова

Вчера, 12 апреля, в Ярославском областном суде был заключительный день, когда слушались апелляции сотрудников на продление им стражи. Все сотрудники просили изменить им стражу хотя бы на домашний арест. Говорили, что они длительное время сидят в одиночках, что им не дают свидания с родственниками, что условия СИЗО и перевозки плохие, что питание плохое, что к ним относятся хуже, чем к тем обычным людям, которые содержатся в СИЗО. Что их уже опустили ниже плинтуса (дословное выражение из зала суда). Что система их пережевала и выплюнула, а с некоторых сотрудников ФСИН еще и взыскивает деньги за обучение. 

Я вот к чему все это пишу. Какая все-таки штука — жизнь. Вот жили люди, работали, творили безобразия, за что попали в тюрьму. Суд приговорил их к наказанию. Не к пыткам. В тюрьме над ними стали издеваться, по сути, такие же люди, как и те, кто туда попал. Но имеющие более привилегированное положение, потому что сотрудники. Они считали, что такое положение дает им право делать почти все, что они хотят. Ведь сотрудник сотрудника не сдаст. Система, как казалось, тоже своих не сдает. И так было много лет. Они родственникам не давали свидания, сажая в ШИЗО зеков, как они называют осужденных. Не кормили так, как это положено. Сажали в одиночные камеры и более строгие условия отбывания наказания. Практически не лечили. Ненавязчиво, а порой очень навязчиво, намекали родственникам на деньги на ремонты и всякое такое, УДО, ИТР. Карьера их поднималась в гору. Думали о будущем, брали ипотеки, кредиты. Ну то есть, никак не рассчитывали, что фортуна повернется к ним задом. Но закон бумеранга ведь никто не отменял. И им об этом говорили родственники и сами осужденные, которые теперь проходят потерпевшими. Но они их не слушали, смеялись. Теперь смеются другие. 

В последнее время я читаю и слышу с разных сторон, что сотрудники ФСИН стали лучше относится к осужденным, тщательнее фиксировать все нарушения и т. д. А причина — события в Ярославской колонии, потому что они боятся, что с ними так же будет. Что их тоже посадят, для начала под арест. 

И меня вот что убивает, о чем я постоянно думаю, почти 24/7. Сотрудники так стали работать не потому, что пришло осознание того, что они все же работают с людьми, пусть и преступившими закон (а часто и вовсе невиновными). А потому, что просто бояться, что их посадят, поэтому не делают лишних движений. 

И жаль мне сейчас родственников этих сотрудников, что под арестом. Теперь они сами знают, что такое передать передачку, что берут, что нет, что такое не получить свидание, что такое не иметь никакой связи с родственниками, не смочь поздравить с днем рождения, переживать, в каких условиях содержится, что не лечат в СИЗО и т. д., что относятся не как к людям. 

А ведь и у этих сотрудников было любимым выражение — «Сейчас я здесь закон». 

Да, все же закон бумеранга работает неотвратимо. Это не УК и не УПК.

Оригинал

Последние новости

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.