Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Права человека
Собирается ежемесячно 36 905 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Права человека
  2. Любовь и зло. Как я стал правозащитником

Любовь и зло. Как я стал правозащитником

Святослав Хроменков
Святослав Хроменков
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

90-е. Время первой любви и первой беды. Мои первые победы и ошибки.

В 94-м году я прошел психологический тренинг «фиолетовых». Был такой курс «You are you», и тренер с Питера, Андрей, взорвал меня на мелкие кусочки. Я взялся за ум.

Тогда, после 9-го класса меня из школы поперли. Учился плохо. Задняя парта, мы за ней в оппозиции, в итоге привели в технарь. По полгода. Сначала геологоразведочный, романтика и память о деде, начальнике геологоразведочной партии. Потом физкультурный, поближе к дому. Туда взяли без экзаменов. Благодаря маме, я с 12 лет спортсмен.

Но после курсов я снова пошел учиться, взял репетиторов и окончил 10-11 классы с четырьмя четверками. До серебряной медали не хватило пары телевизоров, чтобы убрать пару четверок из аттестата. Как сказала мне тогда завуч — добровольного взноса. Рос без отца, жили бедно, многодетная мать и нас трое, я старший. Еще работать надо было. Все, что у меня было — моя голова и друзья.

Они и собрали на репетиторов, после чего я поступил на бюджетку на юрфак в Иркутский госуниверситет.

Тогда это было сложно. В моей группе учились одни «блатные». Наверное, знаете как это бывает. Сынки и дочки судей, прокуроров, «крутых» ментов. В общем, будущая юридическая элита. Хорошие, впрочем, ребята. По моим подсчетам, там была всего пара человек (вместе со мной), кто поступил сам. Даже не все детки ментов прорвались. Те, что «попроще» пошли в институт МВД. Конкурс был человек 20 на место.

Ну, и, знаете, золотая молодежь, какая она. Тут, по-моему, не важно 90-е это или нулевые, или настоящее время. Связался с плохой компанией. Мы прожигали жизнь. О таких говорят «плохие парни». У меня был ветер в голове, и мальчишник каждый день, безделье.

Добившись первой большой победы, я плохо себе представлял, что мне делать в будущем с юридической вышкой. Как в анекдоте о том, почему никогда не стать генералом, потому что у генерала свой сын. В отличие от однокурсников. В моем случае это была непростительная ошибка. Подушки безопасности в виде родительского блата не было, и после третьего курса я вылетел.

Из-за романтики, выбрав уголовно-правовую специализацию, встал на кривую дорожку. Я тогда в милицию хотел идти работать, но не взяли. У меня здоровье не очень хорошее. Криминал, с другой стороны, это проще, и, опять же, романтичней. Да, и бокс пригодился.

Собирать дань с торгашей, это не рэкет, когда все налажено, никто не против. За городом смотрит положенец, за каждым районом свой «смотряга». Проехать по точкам, собрать дань, плевое дело. Общак — святое.

Как-то, в одном из кабаков я встретил ее. Девушку звали Юлия.

Она в техникуме училась. Стройная как струна, звонкая, карие томные глаза. Мама назвала тогда их коровьими. Юля училась на актрису. Творческая, задорная. Мы задружили, а потом она забеременела. Я как приличный парень, позвал ее замуж, но она хотела стать актрисой, мечтала о карьере, ребенок в её планы не вписывался никак. Юля решила сделать аборт и захотела расстаться. Тогда бессонные ночи слились в одну. И, я сказал ей, что сяду в тюрьму. Хотел проверить, настоящая ли у нас любовь и ее силу.

Один мой друг в то время захотел убить человека. Он пришел как-то ко мне, говорил, что у него долг. Срочно деньги были нужны.

Мысль проста, убить с целью наживы, отобрать машину, а потом продать ее. Я никогда до него не думал, что буду готов на такое зло. О чем ему и сказал. Арман тогда сказал, что все сделает сам, моя роль была отвлечь.

Когда мы сели в машину к этому человеку, мы долго кружили по улочкам, выбирая удобное для нападения место. Я тогда ни о чем не думал. Помню, руку холодила рукоятка револьвера. После этого, кстати, я ни разу в жизни не получал лицензию на оружие и не ходил на охоту. Отшептало.

Патроны были холостые. Моя роль была проста - отвлечь. И, когда мы напали на него, я сделал одно - выстрелил, а потом напал Арман. Они начали драться с водителем. Мужик что-то хрипел.

В тот момент, я отчетливо почувствовал, что мы совершаем ошибку. Когда убиваешь, как будто роднишься с человеком. Осознание ошибки пронзило меня как нож, который воткнул мне в живот мой друг, когда я встал между ним и потерпевшим. Шрам на животе, как след того поступка, теперь живет со мной всю жизнь.

Я тогда придержал нож левой рукой, лезвие застряло между пальцев, а сталь в мясе. Текла кровь. Рубаха была белой, и кровь забрызгала меня всего.

Правой рукой я толкнул мужика и сказал ему: «Беги!». Что он и сделал.

Нас взяли почти сразу же. Руки за спину, мордами в асфальт. По новостям потом говорили, что взяли двух отморозков. Подельник придумал какую-то сказку, чтоб уйти «подчистую», а я рассказал как есть.

Это потом, уже в зоне, я прочитал, что есть эксцесс исполнителя, отказ от совершения преступления.

Брали меня ребята, что учились старше на курс, «кололи» недолго, ведь я и не отрицал. Был, напал, отказался, отпустил. Но это не учли. Потерпевший не подтвердил, дело сфабриковали. Обоим дали по 10 лет строгого.

Юлька писала первые три года.

И почти каждый месяц я бился, драки за дракой. Одну помню особенно отчетливо. Это когда прокурор в зону пришел, а я такой встал, правильный, и, один, из всей зоны, спрашиваю: «Где в законе написано, что мы должны маршировать?». Тогда зону ломали «маршировками», заставляли ходить строем, в ногу, как в армии.

После этого меня списали в барак к прессовщикам и забили битами впятером.

Молча встали в круг и начали бить сзади. Когда упал, на полу пинали ногами, а один бил прямо по пояснице, битой. С глухим звуком, как гвоздик забивают. Бум-бум-бум...Не помню точно сколько было ударов, я отключился.

Но, забыть пытки не могу. И, сейчас, спина часто отнимается, скручивает боль так, что не могу встать.

Так я и стал правозащитником, а боль в спине и ощущение несправедливости стали моим мотиватором.

Иркутск, 1994-1999 гг.

 

Проверено на "Антиплагиат" https://www.antiplagiat.ru/private , оригинальность 100%.
Ссылка на Пост-анонс

Если вы прочитали до конца, прошу проголосовать за мой пост на ресурсе Голоса по ссылке на анонс. Благодарю! И, поздравляю с Рождеством!

Материалы по теме
Мнение
26 май
Иван Васильев
Иван Васильев
К чему приводит оптимизация инфекционных больниц
Мнение
4 янв
Всеволод Козловский
Всеволод Козловский
Реконструкция проспекта Ленина в Великих Луках нужна, но нет необходимости его расширять и пилить деревья
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Права человекаТюрьмыПравозащитники

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!