Собирается ежемесячно 38 381 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Права человека
  2. К 70-летию Всеобщей декларации прав человека

К 70-летию Всеобщей декларации прав человека

Любовь Мосеева-Элье
Любовь Мосеева-Элье
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Когда-то, теперь уже много лет назад, когда я еще жила в Узбекистане и работала редактором на радио, ко мне обратилась за содействием моя учитель истории средней школы №12 имени А. Макаренко — Бийе Ашировна Ильясова, крымская татарка по национальности.

После распада СССР крымские татары, проживавшие после депортации в Узбекистане, начали возвращаться к прежним местам проживания.
Моя учитель по истории была одним из активистов крымско-татарского национального движения за возвращение на родину; соратница Мустафы Джемилева, участница Курултая 1991 года, познакомившая меня с двуязычной газетой «Авдет», которую редактировала моя со-школьница.

А пока просила у меня возможность прямого эфира, для того, чтобы выступить на крымско-татарском языке.
Я была знакома с Бийе Ашировной не один год: мы были соседями, и понимала, что радиообращение — важно для ее общественной работы.
Но в то же время я была связана обязательствами по своей работе в радиоредакции УзГосТелеРадио — правопреемником Государственного Комитета по телевидению и радиовещанию СССР.
Решение предоставить прямой эфир крымско-татарскому меньшинству далось мне непросто.
Последней каплей в выборе, изменившем мою судьбу, стал тот факт, что однажды, войдя в городской автобус, следовавший по маршруту №5 в моем городе, я обнаружила, что я — одна светленькая, все остальные пассажиры — темноволосые.
Испытала от этого настолько сильный психологический дискомфорт, что запомнила его на всю оставшуюся жизнь.
С тех пор начала защищать меньшинства.

После крымский татар ко мне в редакцию пришел православный трудник.
Пришел перед православной Пасхой и сказал: «Я знаю, что вы помогли крымским татарам. Нужно, чтобы вы дали мне возможность поздравить с наступающей Пасхой православных, которые живут в этом городке; храма у вас в городе нет, и будет справедливо поздравить верующих хотя бы по радио».
Я согласилась: сказав раз «А», по логике вещей, я не могла не сказать «В».

Потом были и другие просители из числа меньшинств...

Последним ко мне в редакцию пришел сильно исхудавший человек, которого национальные власти преследовали за политическую деятельность в движении «Бирлик»; он только освободился из тюрьмы и попросил у меня возможность зачитать самому в эфире текст на узбекском языке.
Я ответила возмущенным отказом:
— этот человек — на мой взгляд — не был меньшинством, он был — узбек, он жил в своей стране, в своем государстве;
— политикой я никогда не занималась и не желала заниматься: она мне не нравилась ни в каком виде: ни правящая, ни оппозиционная,
— текст был «слепым», напечатанным на пишущей машинке, к тому же был на узбекском языке.

— Мне надо знать, о чем этот текст. У меня трое детей. Меня уволят с работы и могут посадить в Таштюрьму.
— У меня — 13 детей. И завтра я снова отправлюсь в тюрьму. Не можете дать прямой эфир — прочитайте этот текст перед микрофоном сами. Переведите текст, но предупреждаю: если его найдут у вас дома, вас арестуют.
— Откуда у Вас этот текст?
— Я получил его из Афганистана, от талибов (*) (ранних, не нынешних, которые взывают статуи Будды — я).
«Значит, караваном с оружием и „подрывной“ литературой; когда вскрылись перевалы Западного Тянь-Шаня», — подумала я.

Ночью, дома, уложив всех своих многочисленных детей спать, завесив наглухо шторы и отключив телефон, я стала переводить текст с узбекского на русский. Просидела почти всю ночь.
То, что я прочла, поразило меня настолько, что я твердо решила: вот этим я хочу заниматься всю жизнь.
Это была декларация прав человека!
Культурологический шок от текста ВДПЧ был настолько сильным, что защитой прав человека я занимаюсь до сих пор: вот уже 25 лет.



Когда я познакомилась с ВДПЧ, мне было 33 года: и было ощущение, что до этого времени я только собирала у себя в голове и копила какие-то разрозненные «осколки» знаний и умений человеческой цивилизации, и лишь с обретением «солнца»-ВДПЧ мои знания: «планеты», «метеориты», «космическое вещество» волшебным образом мгновенно структурировались, обретя очертания и цвета гармоничного мироздания и... задвигались-завращались согласно законам Природы.

Мне немедленно захотелось узнать: кто этот человек, который написал вдохновляющий текст ВДПЧ!

Но это у же другая история.

!*В материале упомянута организация, деятельность которой запрещена в РФ

Материалы по теме
Мнение
13 дек 2018
Любовь Мосеева-Элье
Любовь Мосеева-Элье
К 70-летию ВДПЧ: о здоровье пожилых
Мнение
12 дек 2018
Лариса Захарова
Лариса Захарова
Суды и тюрьмы. Как я встретила Всемирный день прав человека
Мнение
6 дек 2018
3
Денис Сасин
Денис Сасин
10 декабря исполняется 70 лет со дня принятия Всеобщей декларации прав человека
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Права человекаПравозащитникиЗаграницаИсторияКоренные народыОбщество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!