Политбюро через академические структуры вводило жесткую нормативность русского языка · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
  1. post
  2. Горизонтальная Россия

Политбюро через академические структуры вводило жесткую нормативность русского языка

Олег Пшеничный
Олег Пшеничный

Задачей всеобщей ликвидации безграмотности было единообразное и правильное понимание инструкций, декретов, рапортов, справок и доносов на всей завоеванной территории. Говоры, диалекты, регионализмы, профессиональный жаргон признаны второсортными слоями языка, — это преподавали в пединститутах и потом в школах.

Деревня, переполненная классовыми врагами, говорит неправильно. Сами по себе «деревня», «колхоз» ругательные слова, а деревенские говорят неправильно. (Так же беззлобно-чванливо начали подшучивать над акцентом так называемых «нацменов», живущих в «национальных окраинах», голубоглазо подзабыв, что еще вчера сами же насильно пулеметами вогнали их в Союз).

Правильный («литературный») русский язык только в Москве — там, где генштаб РККА и ЦК ВКП (б).

Килограммы бессвязного бреда Ленина и Сталина при этом не моргнув глазом кооптируются в состав «русского литературного». Читать и понимать это невозможно, однако же это «правильный язык».

Говорить «ихний» считается уделом домработниц (убежавших от голода в город крестьянок, и нанявшихся к новой отожравшейся номенклатуре, во всем подражающей бывшим господам и говорящей «правильно»). Дихотомия «надеть/одеть» становится классовым признаком принадлежности к правильному социальному слою культурных хозяев жизни. Кофе мужского рода, иначе дело пахнет кулацкими родственниками в деревне. Русских писателей, употреблявших «ихний», новые носители литературного языка, конечно, не читали. Пальто в мужском роде тоже не видали в глаза. Метро переобулся на ходу.

При этом в документах самого Политбюро мы встречаем «договора», «трактора» и «шофера», несклонение фамилий типа Билык, и склонение фамилий типа Опанасенко, а также несклонение городов на «-о». Иногда это объясняется законами военного времени.

То, что главный писатель СССР Шолохов не умеет писать, не смущает почти никого, а кого смущало, те как-то исчезли с горизонта.

Только всем этим и можно объяснить, что в девяностых люди перешли в основном на мычание и мат — это протест против литературного языка, который преподавали в школах и который стал одним из символов тирании тех, кто сами при этом владели в основном мычанием и матом. Кто был ничем, тот опять стал всем и может кого хочешь послать на ***.

Если это в данный конкретный момент безопасно, конечно.

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
5 сен 2018
134
Игорь Сажин
Игорь Сажин
Врать и выкручиваться: в Коми идет наступление на национальный язык
Мнение
13 июл 2018
67
Наил Гыйлман
Наил Гыйлман
Сколько в России коренных народов, сколько у них языков и как их сохранить?
Мнение
25 июн 2018
Василий Сажин
Василий Сажин
Почему Кремль не разрешает самим республикам принять решение об обязательности языков?
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных