Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Ханты-Мансийский АО
  1. post
  2. Ханты-Мансийский АО
Ханты-Мансийский АО

Часто единственное, что нам остается — это верить

Надежда Зиновьева

— Петренко! Петренко! Ты меня слышишь? Чем ты там занят, вообще? — Голос классной руководительницы, казалось, сейчас заставит разбиться стекла школьных окон. Но только Коля Петренко его совсем не слышал. Потому что там, за окном, сидела белка. Откуда она взялась в школьном дворе, неизвестно, леса поблизости не было. Белка сидела на ветке и своими глазами-бусинками буквально сверлила Колю Петренко. Ну согласитесь, какой уж тут урок?! От толчка соседки по парте Коля вздрогнул. Встал, опустил руки по швам…

— Я вас слышу, Анна Николаевна.

— Тогда повтори, что я сейчас сказала!

— Тогда повтори, что я сейчас сказала, — обреченно повторил Коля. Потом, повинуясь традиционному уже приказу, вышел из класса.

Кукушонок

Когда Коля был маленький, он жил с бабушкой. Бабушка была старенькая, но очень добрая. А еще — очень ласковая. С ней Коля ходил за водой на родники, с ней ходил гулять в парк и шуршать листвой… Бабушка Лида была маминой мамой, а маму свою Коля никогда не видел.

— Пропащая мать твоя, Кольша, — вздыхала в ответ на его вопросы бабушка. — Кукушонок ты у меня, кукушкин, значит, сын.

Когда подрос, Коля выяснил, что кукушки своих птенцов в гнезда других птиц подкидывают, и понял, что мама его бросила. На бабушку. Впрочем, он на нее не сердился — с бабушкой Коле было очень хорошо. Только вот болела она часто. А когда Коля пошел в первый класс — совсем слегла. Тогда-то и пришлось мальчику познакомиться с матерью.

Невысокая женщина пугала Колю. От нее неприятно пахло табаком и еще чем-то непонятным. Мать ходила по дому властно, заглядывала в шкафы, смотрела по углам.

— Да, небогато живете. А ты вырос, — смерила сына долгим взглядом.

— Я в первый класс пошел.

— Ишь, достижение. Иди бабке воды подай, слышишь, стонет, — мать открыла окно и закурила.

Коля присел у кровати бабушки:

— Она уедет?

— Боюсь, нет, внучек. Сильно я сдала, боюсь, не встану уже, — шептала бабушка. — С мамкой жить дальше будешь.

Коля беззвучно заплакал. Он понимал, что ничего исправить не может, но все-таки надеялся на чудо.

Чуда не случилось. Почему-то они всегда случаются в кино и книжках. В жизни действуют другие законы. Бабушка Лида умерла. Поначалу Колька часто бегал на кладбище, чтобы посидеть у ее могилки, подумать. Мать ругалась. Она вообще ругалась постоянно. После смерти бабушки мать постоянно что-то переставляла в квартире, продавала, выбрасывала.

— Если чего-то можно выжать с этой убогой квартиры, нужно это сделать, — приговаривала она. Сыну отвела место за шкафом в единственной комнате. Он не возражал.

Дурной

— Не смотрите так, он дурной у меня, — пьяно рассмеялась мать, махнув в сторону Коли рукой. Он понурил голову и быстро просочился в свой закуток. Анна Николаевна велела матери в школу идти, а куда она такая пойдет-то? И к утру не проспится, поди. Придется опять соседку просить заступиться.

Мать пила периодами. Когда выходила из запоя — находила себе работу. Мыла полы, торговала на рынке. И так — до очередного загула. Колей она не занималась совсем. Да, собственно, он был вполне самостоятельным. Вот только очень одиноким. В школе с ним не дружили. Грязный, убого одетый — кому такой товарищ нужен?!

Компании, которые ошивались по подъездам и подвалам, Колю бы приняли. Но они его пугали. Курить и пить ему не хотелось. Это с легкостью можно было бы делать дома — кто ж заметит-то?

— Дурной, бутылку с кухни принеси! — потребовала мать. Коля выполнил приказ. Потому что если не сделать то, чего она просит, — выгонит. Или, что хуже, напакостит. Тетрадь, там, разорвет, учебник. А ему потом — отдувайся.

Коля сел выполнять задание по литературе. Глупое задание, наивное. Напишите «Письмо Деду Морозу». Тоже мне, сочинение. Кому оно нужно, письмо это? Однако по литературе в журнале уже красовалась одна двойка, надо было как-то исправлять ситуацию.

«Дед Мороз!» — написал Коля и задумался. Что дальше? Написать, что хорошо себя вел и хочет айфон? Так он, Коля Петренко, айфон не хочет. Написать, что мать пьет и в Деда Мороза он не верит? Это Анна Николаевна и так прекрасно знает. «Хочу, чтобы мама меня любила», — вывел Коля. Подумал немного и добавил: «И машину на пульте управления». Закрыл тетрадь и стал одеваться, потому что шум за шкафом стал все больше походить на пьяные разборки.

Не могу оценить

— И как мне с этим быть? — Анна Николаевна сидела в учительской с раскрытой тетрадью в руках. — Что тут прикажете делать?

— Вы должны оценить работу. Это ведь сочинение было? Не понимаю, зачем давать детям в четвертом классе такие темы, — поджала губы коллега, учительница математики.

— Но ведь Петренко не написал сочинение! Это крик души!

— Ох, давайте без пафоса, — поморщился учитель физкультуры.

— Давайте без пафоса. За сочинение — два. А за откровенность — пятерка. И? Как это помогает мне понять, что делать? — начала заводиться Анна Николаевна.

— В милицию идите, в эту, как его, ювенальную юстицию, в социальную службу. Кто там занимается такими, как этот ваш Петренко.

— Чтобы совсем жизнь ему изломать, да?

— Ну как знаете! Усыновите его! Вы совета просили, я посоветовал, — устранился физкультурник.

Анна Николаевна еще долго сидела над раскрытой Колиной тетрадкой. Идея пришла неожиданно.

— Здравствуйте. Вы же письма от ребят собираете? Ну, Дедушке Морозу?

— Здравствуйте. Мы — волонтерская организация и помогаем определенной группе детей.

— Я понимаю. Да тут и делать ничего не нужно особо. Можно я к вам приеду?

— Записывайте адрес.

Дед Мороз к Кольке еще никогда не приходил. Мальчик знал, что это всего лишь переодетые актеры, но почему-то все стоял, обняв человека в красно-белой «шубе», и все никак не мог отпустить. Снегурочка, кажется, чувствовала себя неловко. Она улыбалась, хотя глаза были немного испуганными. Снегурочка не знала, куда деть совершенно не нужный мальчику автомобиль в большой коробке.

Коля увидел гостей из окна. Мало ли, к кому приходят Деды с внучками перед праздниками. Он уже собирался мыть посуду, когда в домофон позвонили.

— Здесь живет мальчик Коля? — и сердце ухнуло куда-то в пятки с огромной высоты.

Коля выбежал на улицу, в чем был — прямо в футболке и застиранных трико. Выбежал, чтобы обнять свое личное чудо.

*** 

— А мама полюбит? — все-таки не удержался и шепотом спросил он Снегурочку.

— Она любит. Просто сама еще этого не понимает. Нужно верить, Коля. Обязательно.

Он махал вслед волшебным гостям и совсем не чувствовал холода. Хорошо, что он успел спуститься и никто не увидел грязную квартиру, спящую «после вчерашнего» мать… Потом спохватился, взял в руки коробку с подарком и пошел обратно в реальность.

…А в это время в неприметной машине плакала навзрыд Снегурочка. Потому что верить — это хоть и красиво, но так ненадежно…

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости