Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия

По каким статьям привлекают горе-футболистов Кокорина и Мамаева

Виктор Лурье

Александра Кокорина и Павла Мамаева в России знает, можно сказать, каждая собака. Правда, прославились они отнюдь не футбольными заслугами, а пафосным празднованием поражения сборной России после Чемпионата Европы по футболу 2016 года, с салютом, рестораном в Монако и шампанским за несколько сотен тысяч в валюте. Тогда их с треском вышибли из сборной… Хотя Кокорин после этого даже сыграл пару матчей.

Футболисты даже извинились за тот поступок, но уроков не вынесли.

Октябрь 2018 года. Наши господа решили отметить десять лет дружбы и устроили масштабную попойку. Опустим такие мелочи, как особый режим спортсмена, систему питания, отказ от спиртного — это все на их совести. Но просто напиться мало — надо кутить!

Последствия возлияний всем людям, имеющим хотя бы телевизор, хорошо известны — дебош, драка с водителем телеведущей, драка с правительственным чиновником, стул как оружие, больница, уголовное дело, пара грядущих месяцев в СИЗО. Эту тему не осветил только ленивый, так что не будем повторяться. Вместо этого предлагаю проанализировать, по каким статьям сейчас привлекают горе-футболистов «и примкнувшего к ним брата Кокорина».

Их действия квалифицированы как хулиганство организованной группой (часть 2 статьи 213 УК) и побои (статья 116 УК).

До этого сообщалось, что «к материалам приложена справка из ГКБ им. Боткина с диагнозом закрытая черепно-мозговая травма, закрытый перелом костей носа, сотрясение мозга, ушибы мягких тканей лица. Потерпевший Славчук, водитель ведущей Первого канала, все еще находится в больнице».

Видимо, квалификация деянию, совершенному в отношении Славчука, в настоящее время не дана, но, по самым скромным подсчетам, исходя из тяжести закрытой черепно-мозговой травмы, сотрясения головного мозга, это будет минимум причинение вреда здоровью средней тяжести, совершенное группой лиц из хулиганских побуждений, то есть пункты «г» и «д» части 2 статьи 112 УК РФ. До пяти лет лишения свободы, господа.

После избиения водителя досуг футболистов продолжился, и под горячую руку попал Денис Пак, директор департамента Минпромторга, который сделал им замечание. Перед началом избиения Кокорин с Мамаевым (не хочу писать «футболисты», чтобы не оскорбить чувства футболистов. Назовем их «друзья». Все-таки день дружбы праздновали) назвали его «китайцем» и грубо попросили исполнить Gangnam Style. Странно, что подобные высказывания не квалифицировали по любимой судами в последнее время статье об экстремизме. Впрочем, отсутствовал такой квалифицирующий признак, как публичность. Они ведь не выложили видео конфликта в ВК и репостов сомнительных не делали.

Далее друзья огрели Пака стулом… Стоп! «Предмет, используемый в качестве оружия». Здравствуй, Постановление Пленума Верховного суда РФ №45 от 15.11.2007 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений», давно мы с тобой не виделись. Пункт 3 Постановления гласит, что под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека. Предлагаю в дополнение к обвинению привлечь этих господ за незаконный оборот стула. На 180 градусов. В направлении головы Пака. Шутка, конечно, но кроме шуток — повод задуматься.

Теперь — о том, как деяния друзей квалифицированы в настоящее время.

Хулиганство, совершенное организованной группой (часть 2 статьи 213 УК), — все так. Кокорин и Мамаев намеренно устроили пьяный дебош, осознавая, что они будут пить и куролесить, и подразумевая, что возможны негативные последствия в виде причинения ущерба чужому имуществу и здоровью третьих лиц. При этом хулиганы, полагая, что они известны на всю страну, считали, что смогут избежать ответственности. Не «не получилось, не фартануло, пацаны к успеху шли». При этом довод об использовании стула в качестве оружия поглощается доводом об организованной группе, поскольку использование предметов в качестве оружия при совершении хулиганства является менее тяжким преступлением.

Побои (статья 116 УК) — деяние квалифицировано слишком мягко. Как я указывал ранее, в случае со Славчуком имело место умышленное причинение вреда здоровью. Скорее всего — средней тяжести. Что касается Пака — да, объективная сторона деяния похожа на побои. Но разве лицо, использующее стул как средство нападения и причинения боли, не осознает, что этим предметом можно даже убить? Разумеется, осознает, несмотря на опьянение. То есть это минимум покушение на причинение легкого вреда здоровью, максимум — покушение на убийство. Второй вариант, понятное дело, мы не рассматриваем даже в теории, но вот первый следует принять во внимание.

Отдельно отмечу, что удар стулом наносил именно Кокорин. В Уголовном кодексе РФ есть такое понятие, как эксцесс исполнителя, то есть совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников (ст. 36 УК РФ). Пусть даже у Мамаева и младшего Кокорина не было умысла на нанесение удара стулом по голове, а значит — на причинение вреда здоровью, у Саши Кокорина он был, исходя из того, что написано в предыдущем абзаце. За эксцесс Александра другие соучастники преступления (хулиганства, побоев) уголовной ответственности не подлежат, а Сашино дело должно дополниться покушением на умышленное причинение вреда здоровью Пака.

Дополнительно хотелось бы поговорить о словах отца Павла Мамаева. Это уже, как принято сейчас говорить, мем. Сказано было следующее: «Вы что ***** устроили? Что вы ***** устроили, черти? И с Монте-Карло ***** устроили! Что вы, *****, что делаете *****? Кого *****, человек в отпуске находится. Кого *****, что они сейчас устроили? ***** черти! Как вам не стыдно! Гореть ***** вам всем в аду *****! Поняли позицию мою? Вы передайте мою позицию всем *****! Обычный парень зарабатывает деньги, а как только ***** оступился, вы каждый ***** готовы нож в спину воткнуть! Нелюди! Вы нелюди все».

Порассуждаем в том же стиле: Им, *****, насильно спиртное в глотку вливали? В Монте-Карло, ****, их тоже привезли под дулом пистолета? ***** дать обещали? Дорогущее, ****, шампанское тоже купили против их воли? Последнее преступление этих ******* тоже совершать не заставляли. Стул, по вашей ****** логике, сам в руку одного из ребят прыгнул. А Пак, *****, раз сам под удар подставился?

Нет, уважаемый! Оступился, выпил, себя не контролировал — это детский лепет и никак не служит оправданием. Со слезками на глазах давить на жалость, что «бес попутал, пьяный был, себя не контролировал» — не смягчает вину. Сейчас в юридическом сообществе ведутся дискуссии о признании алкогольного опьянения обязательным квалифицирующим (отягчающим) признаком во все статьи уголовного кодекса. А в УК РСФСР это и так было, так что оправдывать пьяного хулигана, мягко говоря, плохая идея.

Что там напоследок я обычно говорю? Рекомендации пишу. Даже не знаю, что тут рекомендовать с юридической точки зрения.

Если пьяный хулиган, избивающий посторонних людей, — это вы — что ж, скатертью дорожка в колонию.

Если вы — потерпевший, то ситуация с Кокориным, Мамаевым и иже с ними — неплохой учебник для вас.

Для начала — не прощайте обидчиков. Лицо, совершившее преступление в отношении вас, должны понести наказание. В случае причинения вам вреда, нанесения побоев не стесняйтесь подавать заявление о совершении преступления.

Если вы стали невольным свидетелем хулиганских действий — не отказывайтесь от помощи следствию, давайте показания. Поверьте — стукачом вас считать не будут, и бояться вам нечего. Кокорин и Мамаев — известные и довольно влиятельные люди, но им такой статус не помог. Так что неважно, злодеяние насколько крупной рыбы вы увидели или же ощутили на себе — справедливость должна касаться всех, от бомжа до депутата или министра, от потерпевшего до виновного. Стесняетесь, страшно или сложно — найдите хорошего юриста. Так и забейте в поиск: «Правозащита».

Если вам звонят с незнакомого номера после случившегося — на всякий случай запишите такие разговоры. Кто-то скажет, что это не будет являться доказательством, раз запись сделана тайно, но нет. Верховный суд указал, что если лицо осознает, что разговор касается не только его прав, но и прав собеседника, то такая запись может быть признана доказательством по делу. Погуглите — Определение Верховного суда РФ от 06 декабря 2016 по делу №35-КГ16-18, Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации №131П15, Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13 апреля 2016 г.), Российская газета — Федеральный выпуск №7192 (26).

А главное — не связывайтесь с пьяными так же, как вы обходите дворовых собак. Если выпили лишнего сами — вызовите такси, позвоните близким, уединитесь, ни с кем не разговаривайте. Помните — на нет и суда нет.

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости