Памяти веселого репортера · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Республика Коми
  1. post
  2. Республика Коми

Памяти веселого репортера

Игорь Бобраков
Игорь Бобраков

Знаю, что Володька любил «Песню весёлого репортёра» Константина Симонова. Это не случайно, потому что песня о нём, хотя и написана более чем за полтора десятка лет до его рождения:

Оружием обвешан,

Подкравшись по тропе,

Неукротим и бешен,

Он штурмом взял КП.

Был комиссарский ужин

Им съеден до конца.

Полковник был разбужен

И побледнел с лица.

Но вышли без задержки

Наутро, как всегда,

«Известия», и «Правда»,

И «Красная звезда».

Впрочем, Володька не был «оружием обвешан». Настоящий журналист, по идее, должен быть нахалом. А у Володи всегда на лице была застенчивая улыбка. Наверное, она и являлась главным оружием, которым он брал в плен кого угодно – чиновника, успешного хозяйственника или милиционера.

22 года назад мы с ним и Колей Размысловым из «Коми му» прилетели в Воркуту, чтобы написать про визит Бориса Ельцина. Забросили нас в Заполярье за пять дней до его приезда. Я тогда мнил себя чуть ли не «золотым пером». Увидев, как работает Володя Овчинников, понял, что мне и до «бронзового» далековато. 

Мы втроём гуляли по Воркуте, но это были не праздные прогулки. Володя водил нас по чиновничьим кабинетам, как на экскурсию. Удивительно, перед ним все двери открывались, чиновники с ним радостно здоровались, а местный руководитель Комитета по ГО и ЧС, как мне показалось, даже вытянулся в струну и тут же стал докладывать обстановку накануне пришествия Президента России.

Вечерами мы пили фирменную воркутинскую водку (кажется, «Чёрное золото»), а в шесть утра он вставал и строчил материал для «Республики» по информации, добытой накануне. На это у него уходило два часа, после чего они с Размысловым шли на телефонную станцию, чтобы продиктовать написанное машинисткам в редакциях. Интернет тогда ещё не прижился.

В день визита Воркута была набита нашими коллегами под завязку. Как они добрались – понятия не имею. Но знаю, какую головную боль мы все доставили местным властям и работникам аэропорта в последний вечер. Президентский лайнер отправили без проблем, а крохотную деревянную избушку, именуемую аэровокзалом, заполонило несколько десятков журналистов. 

Пока начальство размышляло, как нас всех отправить куда подальше – хотя бы до Сыктывкара,  рыцари пера и телекамеры развлекали себя, как умели. Кто-то выпивал, кто-то перекидывался в картишки, кто-то с кем-то о чём-то болтал. И только Владимир Овчинников продолжал оставаться журналистом. Он сидел на крыльце и беседовал с очаровательной милиционершей. Рядом сидела огромная овчарка. 

Когда Володя остался один, я, не без ехидства, спросил его:

- Тебе  нравятся милиционерши?

- Ты представляешь, её собака задержала 14 преступников, да каких! – сказал вместо ответа Володя.

Может задержанных преступников было не 14 вовсе, а 12 или 27. Я не помню. Но помню, что через неделю в «Республике» появился классный очерк о милицейской собаке. Вот так он умел буквально из воздуха добывать темы. 

Таких историй про него можно рассказать множество. Журналистика для большинства представителей этой профессии – род занятий, работа, зачастую – тяжкий труд. А Овчинников был журналистом до мозга костей, журналистика составляла его кровь и плоть. 

Ну, а тогда, в 1996 году, нас в конце концов отправили в Сыктывкар на военном АН-26. Мы расположились на боковых сидениях, как десантники. 

Володя Овчинников сидит справа, заложив руки в карман своей куртки. Слева – будущий главный редактор «Республики» Татьяна Борисевич и замечательный фотокор Георгий Лисецкий. Мы находимся между небом и землей. С этого дня по земле из всех четверых хожу я один. Остальные один за другим взмыли ввысь.

Уверен, Володя и там останется журналистом. Кто знает, может ему удастся взять интервью у Всевышнего или написать классный очерк о жизни в потустороннем мире. А мы прочтём его материалы, когда сами окажемся там. Вспомним, как пел Высоцкий:

Один из нас уехал в рай,
Он встретит Бога - ведь есть, наверно, Бог.
Ты передай ему привет,
А позабудешь - ничего, переживем.
Осталось нам немного лет,
Мы пошустрим и, как положено, умрем.

Материалы по теме
Мнение
3 сен 2018
40
Игорь Бобраков
Игорь Бобраков
Пройду ли я Радужной улицей
Мнение
22 авг 2018
170
Игорь Бобраков
Игорь Бобраков
Две даты с противоположными знаками
Мнение
5 авг 2018
91
Игорь Бобраков
Игорь Бобраков
К памятнику погибшим в Великую Отечественную войну советским воинам никто не ходит
Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
А
26 сен 2018 18:46

сколько ему было?

Сергей Терентьев
26 сен 2018 18:49

Георгий Лисецкий в 60-е годы был известным человеком в Ухте. Он работал кинооператором на Ухтинском телевидении с самого его основания в 1960 году.

26 сен 2018 19:02

Да, Жора Лисецкий - это отдельная и очень яркая песня. Я жалею, что не записал - хотя бы на диктофон - истории, которые он рассказывал. Как его голову чуть не срубило льдиной, когда он высунулся из иллюминатора атомного ледокола. Или про фрица в оккупированной Одессе, который его чуть не пристрелил. Люди уходят, а ведь каждый из них - огромный роман.

Стать блогером

Новое в блогах

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных