Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

На священника РПЦ пожаловались в прокуратуру из-за лекции в детском лагере

Юлия Федотова

Недавно представители РПЦ наведались в детский лагерь «Восход». Казалось бы, к такому уже все привыкли. Однако нашелся один родитель, которому не понравилось, что с его ребенком разговаривали о религии и колокольном звоне. Он подал жалобу в прокуратуру. Как это расценивать?

 

 

В соответствии с ч. 5 ст. 3 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение их религии вопреки их воле (!) и (!) без согласия их родителей или лиц, их заменяющих. Детей спросили, хотят ли они батюшек слушать? А родителей? Естественно, нет.

Кроме того, исходя из положений ч. 2 ст. 5, воспитание и образование детей осуществляются родителями или лицами, их заменяющими, с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания. Таковое включает как право исповедовать любую религию, так и не исповедовать никакой. Закон совершенно тверд и однозначен: без согласия и родителей, и ребенка ни одного религиозного элемента в его жизнь привнесено быть не может.

Директор лагеря утверждает, что священники рассказывали детям исключительно о колоколах России, звоне, истории его возникновения, развития и т. д. — то есть об историко-культурологической стороне вопроса. Я бы расспросила подробно детей (и прокуратура должна будет это сделать), но стоит отметить, что на официальном сайте епархии поездка священника Бориса Мурзина в лагерь «Восход» названа миссионерской (http://pravkamchatka.ru/news/vstrecha-s-vospitannikami-dol-vosxod.html).

Вот здесь уже становится совсем невесело (для РПЦ), потому что миссионерская деятельность регулируется целой главой в ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях». Задача прокуратуры для привлечения представителей епархии к ответственности — доказать, что они детям не про колокола рассказывали, а (возможно, параллельно) к себе вербовали. В соответствии со ст. 24.1, миссионерской деятельностью признается деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся его последователями, в целях вовлечения их в состав последователей, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами и (или) юридическими лицами. Зная не понаслышке о представителях РПЦ и их любви к проповедям, с высокой долей вероятности предполагаю осуществление именно миссионерской, а не культурно-просветительской деятельности.

Детские учреждения (пока) не относятся к местам, в которых миссионерская деятельность допускается беспрепятственно. Соответственно, священники должны были (помимо получения согласия от детей и родителей) иметь при себе документ, выданный руководящим органом религиозной организации и подтверждающий полномочия на миссионерскую деятельность от имени этой организации. Был ли документ? Вопрос риторический.

Итого. При наличии в совокупности условий:

  1. Отсутствия согласия детей и родителей на визит попов;
  2. Осуществления именно миссионерской, а не просветительской деятельности;
  3. Отсутствия документов, подтверждающих полномочия на совершение миссионерской деятельности, они должны быть привлечены к административной ответственности по ч. 4 ст. 5.26 КоАП РФ — за осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства (влечет наложение штрафа на граждан от пяти до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до одного миллиона рублей).

Директора лагеря, на мой взгляд, возможно привлечь к административной ответственности по ч. 2 ст. 5.57 КоАП РФ — за нарушение или незаконное ограничение предусмотренных законодательством об образовании прав и свобод обучающихся образовательных организаций либо нарушение установленного порядка реализации указанных прав и свобод (влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей). В ее действиях (приглашение священников с «проповедями») усматривается нарушение требований ч. 3 ст. 48 ФЗ «Об образовании», гласящей, в частности, о запрете использования образовательной деятельности для принуждения обучающихся к принятию религиозных или иных убеждений либо отказу от них. Если священники явились в лагерь с проповедью, ничем иным это назвать нельзя.

Деталь. Алексей Николаев, подавший заявление в прокуратуру, говорил о том, что «атеизм — тоже чувство», и «оскорблены его чувства атеиста».

Во-первых, «атеизм» буквально — «безбожие». В мире существует множество религий, в которых нет идеи персонифицированного бога (буддизм, конфуцианство, джайнизм, и т. д.). Если Николаев исповедует что-то из этого — теоретически можно говорить об «оскорблении чувств атеиста», но только очень «теоретически» (в предыдущих статьях я уже анализировала ст. 148 УК РФ, придя к выводу о ее полнейшей бездарности).

Если же Николаев, как он говорит, не исповедует ничего, ни о каких «оскорбленных чувствах» речи быть не может. Ведь по российскому законодательству «чувств» у «неверующих» нет.

Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Андрей
11 сен 2018 16:42

В школах последние 100 лет проповедуют беспрепятственно новейшие религиозные вероучения "Атеизм", "Материализм". Разве это не попирает свободу ребёнка?

Руслан
11 сен 2018 17:20

Кроме законодательной буквы есть еще и совесть и критерии разумной оценки.Что сделал дурного священник?О колокольном звоне поведал?Обращение по этому поводу в прокуратуру - маразм.

Анна
13 сен 2018 18:04

Правильно пожаловался!