Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Воронежская область
Собирается ежемесячно 27 205 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Воронежская область
  2. Суд вынес долгожданный приговор в отношении экоактивистов

Суд вынес долгожданный приговор в отношении экоактивистов

Татьяна Фролова
Татьяна Фролова
Добавить блогера в избранное

ПРАВДА ОКАЗАЛАСЬ СИЛЬНЕЕ «ДЕНЕЖНЫХ МЕШКОВ» компании УГМК

Момент истины состоялся! 3 августа 2018 года, после пяти мучительных лет хождения по мукам, Новоусманский районный суд под председательством судьи Д. Сорокина наконец вынес долгожданный приговор в отношении экоактивистов М. Безменского и И. Житенёва: Игорь Житенёв, за неимением в своих действиях состава преступления, ОПРАВДАН, Безменский — по статье 159 — мошенничество, получил четыре с половиной года заключения. Учитывая, что он уже отсидел этот срок в СИЗО и под домашним арестом, он был отпущен судом на свободу, обязанный возместить компании УГМК ущерб в размер более 9 миллионов рублей. 

Новоусманский суд в ходе судебного разбирательства не нашел доказательств факта вымогательства не только со стороны Житенёва, но даже со стороны Безменского, несмотря на все усилия гособвинителя В. Харькова и адвоката И. Якубовской, представляющей интересы компании УГМК, выставит обвиняемых великими преступниками. Мало того, попытка доказать с помощью неблаговидных приемов вину Житенёва в вымогательстве и угрозах компании, в дискредитации ее деловой репутации, или обвинить в мошенничестве, также потерпела фиаско.

Ярким финалом судебного разбирательства, в частности, в прениях, было неделей раньше выступление молодого адвоката Ивана Китаева, который был назначен Безменскому. Это был апофеоз, высшая точка накала, беспощадно разящая сложившуюся порочную, аморальную систему в правоохранительных органах, начиная от следствия и кончая прокуратурой. А посему хочется предоставить вашему вниманию это выступление — РАЗЯЩУЮ ПРАВДУ, с небольшим сокращением: 

«Все это уголовное дело пропитано лицемерием и ложью. Полагаю, что вина подсудимых М. Безменского и И. Житенёва не доказана. 

Фактически обвинение построено на показаниях свидетелей, являющихся сотрудниками компании УГМК — Мелюхова, Ямова, Немчинова, которые утверждали, что Безменский и Житенёв угрожали, и осуществление этих угроз они воспринимали реально. Но показания этих лиц являются, во-первых, их чисто субъективным мнением, и во-вторых, все они лично заинтересованы в обвинительном исходе этого дела. Такова их позиция, и другой она быть не могла, по той причине, что этими лицами была организована и проведена эта масштабная провокация, с целью прекращения протестных выступлений, в которую были вовлечены сначала Безменский, а потом и Житенёв. Показанием указанных лиц дополняется так называемая доказательная база по уголовному делу в пристежку к факту получения денежных средств.

На первый, поверхностный взгляд, вроде бы как состав преступления в действиях Безменского и Житенёва имеется — на это и был расчет: есть факт передачи денежных средств, есть свидетели, которые утверждают, что обвиняемые запугивали и требовали денежные средства, но это лишь на первый взгляд. 

Большой удачей и помощью для стороны защиты является то, что в деле имеются объективные доказательства: видео-, аудиозаписи, SMS-переписка, телефонные переговоры, на которых зафиксированы все эпизоды взаимоотношений подсудимых, в основном Безменского, и главных свидетелей обвинения — Мелюхова, Ямова, Немчинова. Анализ данных доказательств подробно сделан адвокатами В. Кузьмичёвым и С. Бутусовым. Что мы видим, сопоставляя эти неопровержимые доказательства так называемых свидетелей? А то, что никаких угроз и требований ни разу не прозвучало со стороны подсудимых. Я прошу, ваша Честь, критически отнестись, по выше указанным причинам, к показаниям Мелюхова, Ямова, Немчинова. ПОПЫТКА ГОСОБВИНЕНИЯ И ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПОТЕРПЕВШЕЙ СТОРОНЫ ВЫРВАТЬ ИЗ КОНТЕКСТА ОТДЕЛЬНЫЕ ФРАЗЫ, ДАБЫ ВЫВЕРНУТЬ ИХ ПРОТИВ ПОДСУДИМЫХ, НЕ ВЫДЕРЖИВАЕТ НИКАКОЙ КРИТИКИ, поскольку при объемном исследовании, усматривается обратное, о чем очень подробно говорилось в судебных прениях адвокатами обвиняемых Кузьмичёвым и Бутусовым. По сути, этим „притягиванием за уши“ занимались органы предварительного следствия на всем протяжении расследования уголовного дела. 

Возмущает также полное игнорирование, как органами следствия, так и прокуратурой Воронежской области, указаний заместителя Генерального прокурора В. Гриня, неоднократно высказавшего свою позицию в отношении моего подзащитного, а также Житенёва о том, что состава преступления с их стороны нет. Что мы имеем „в сухом остатке“? А ничего! Никаких доказательств вины подсудимым не представлено! Более того, мы знаем, через какие нравственные и физические страдания пришлось пройти обвиняемым из-за того, что по воле судьбы они оказались на пути олигархического капитала.

Как и любая подобная структура, компания УГМК обладает неограниченными финансовыми возможностями и способностью влиять на процессы, происходящие в органах власти различных уровней. Таким структурам свойственно свои интересы ставить выше всего, и ради получения прибыли они готовы идти на все, используя любые способы. Случись эти события 20 лет назад, этих протестных людей вообще не стало бы, они пропали бы, и все: нет человека — нет проблем. В данной ситуации это не могло сработать. Зло боится огласки. Здесь огласка была масштабной, проблема дошла до Президента, поэтому нужен был другой способ. Известная в мире крупная компания уже не может позволить себе действовать бесправно. Нужно было „буриться“, поэтому позарез надо было с протестом что-то срочно делать. На кону миллиардные прибыли, судя по объемам никеля, платины, золота, залегающих в местных недрах. Компанией был найден способ работающий, законный для уничтожения препятствия в осуществлении своих планов. Способ этот заключался в осуществлении грубой провокации. Об этом необходимо говорить, так как за подобные фальсификации дел и провокации понесли наказание сами руководители ГУЭБ и ПК. И эти самые люди занимались оперативной разработкой в отношении Безменского и Житенёва, оперативным сопровождением, а по сути — фабрикованием уголовного дела в отношении подсудимых.

Безменский признался, что все происходившее между ним и руководством компании он воспринимал как сотрудничество: частые встречи, убеждение сотрудников УГМК в важности и значимости его работы для компании, что компания нуждается в нем, ценя его деловые качества, само руководство координировало его действия, принимало отчеты. Это взаимодействие длилось несколько месяцев, причем оно было в такой форме, что Безменский уверен был, что работает на компанию УГМК. Компания платила Безменскому. Никаких угроз и требований с его стороны не было и не высказывалось, как это хочет представить сторона обвинения. И по независящим от Безменского причинам протестное движение не угасало, принимая более спокойную форму в виде контроля за деятельностью компании на местах залежей полезных ископаемых. 

Хочется отметить, что любая подобная структура, как УГМК, в лице аналитического отдела имеет высококвалифицированных сотрудников и огромные возможности. Им прекрасно было известно о всех участниках антиниклевого протеста, были изучены все личности, их связи и возможности каждого из них, их слабые стороны, и все это касалось и Безменского, и Житенёва, так как они находились в сфере интересов УГМК в силу своей причастности к движению. Кроме того, были завербованы другие люди из движения. Аналитическим отделом сделан был правильный вывод по поводу того, кто несет опасность для УГМК — это К. Рубахин, Н. Рудченко, И. Житенёв, который являлся на тот момент символом протестного движения. Осведомленность аналитического отдела была и в том, что Безменский не мог ни обманывать, ни вводить в заблуждение. Это серьезно. Когда не удалось посредством Безменского повлиять на протест, а также подобраться к Рубахину, Рудченко, Житенёву, было принято решение „разыграть карту“ Безменского и организовать провокацию с обвинением его в вымогательстве денежных средств с обязательным втягиванием туда Житенёва, чтобы была организованная преступная группа. Эти провокации должны были дискредитировать все протестное движение, поскольку Безменский и Житенёв имели непосредственное отношение к движению, а Житенёв и вовсе был символом казачьего протеста. Безменский склонял Житенёва к получению денег от УГМК, реализуя совместный с УГМК план действия по их непосредственному указанию. Безменский был уверен, что он честно и добросовестно выполняет работу в интересах компании. На деле, как потом оказалось, он стал частью той провокации, которую устроили сотрудники компании с правоохранительными органами. 

Действия Безменского, возможно, достойны осуждения, но только с моральной точки зрения, в чем признался и сам Безменский, но НИКАКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОПАСНОСТИ ЕГО ДЕЙСТВИЯ НЕ НЕСЛИ, А ДЕЙСТВИЯ ЖИТЕНЁВА И ПОДАВНО, И ЭТО ОЧЕВИДНО.

Остается единственная надежда на справедливость суда. „Не в силе Бог, а в правде“, как некогда сказал благоверный князь Александр Невский, и я полагаю, что в судебном процессе правда была раскрыта стороной защиты, и Вам, ваша Честь, осталось только ее засвидетельствовать и придать ей форму в виде оправдательного приговора». 

Учитывая, что Новоусманский суд дважды возвращал это уголовное дело в прокуратуру, а областная апелляционная инстанция дважды его возвращала назад, было опасение, что на судью Д. Сорокина будет оказано сильное давление сверху при вынесении приговора…, но, видимо, что-то не сработало там, наверху, и… СПРАВЕДЛИВОСТЬ ВОСТОРЖЕСТВОВАЛА! Каждое сердце, переживавшее за этот процесс, за судьбу Игоря Житенёва, наполнилось радостью после оглашения приговора, и судья Сорокин в наших глазах стал надеждой и верой в то, что в нашей стране еще не убита СПРАВЕДЛИВОСТЬ, как и судейская ЧЕСТЬ. 

Обществу необходимо было показать, с помощью каких приемов действуют эти монстры против народа, пытаясь разрушить добрые отношения между людьми с помощью угроз, шантажа, провокаций, подкупа. 

И среди всего этого негатива поднимаются имена, достойные уважения: Константин Рубахин, Татьяна Каргина, Неллия Рудченко, Валерий Давыдов, Любава Вавилова, Игорь Житенёв и многие другие очень скромные и простые люди, как Валентина Каснер или Галина Шаталова. В час великого испытания этих людей нельзя купить, они не могут предать свою малую Родину.

Адвокат Китаев называл Житенёва символом протестного движения, но, скорее всего, с этим многие не согласятся, так как в нем, возможно, не видно было выдающихся лидерских данных, но в нем, как ни в ком другом, жило тонкое чувство своей сопричастности с Родиной, которое можно назвать настоящим патриотизмом. Это чувство живет в сердце, и его не надо выпячивать, как мы не выпячиваем свою любовь к матери. Он мог бы стать героем, этот жилистый, волевой, чистый и честный человек, но он предпочел остаться простым автомехаником, ибо в этом суровом мире, когда ты проходишь сквозь его колючие тернии, не очень хочется попасть в них вновь. 

Но кто знает, что нас всех ждет впереди, когда страшный монстр УГМК только затаился и выжидает того часа, когда начнет уже настоящее наступление на нашу землю, во имя вожделенных богатств из никеля, платины, золота, серебра, которые будет вытаскивать из Новохопёрских недр, попирая нашу природу и нашу жизнь?! 

Возникает еще один важный вопрос, связанный с этим уголовным делом: кто ответит за вопиющую провокацию и фальсификацию этого уголовного дела? После вынесения Постановления Генеральной прокуратурой РФ и ее Требования, с указанием фактов, подтверждающих отсутствие преступления в данном уголовном деле, вместо того, чтобы его закрыть, московский Следственный департамент ГУЭБ и ПК в лице скандально известного господина Сильченко передает это грубо сфабрикованное дело Воронежскому Управлению. А то, не долго думая, отправляет его на утверждение в областную прокуратуру. По их вине, еще три года Новоусманский районный суд пытает обвиняемых на прочность. Исследуемые материалы дела не остановили ни государственных обвинителей В. Харькова и О. Радостину, ни тем более представителя стороны обвинения И. Якубовскую, несмотря на всю абсурдность и ложь этого уголовного дела. Получается, что с профессионализмом, а может быть, и с совестью и человеческим достоинством этих господ, не все в порядке, и тем не менее, эти люди имеют право участвовать в решении вопросов, связанных с человеческими судьбами. В России, к сожалению, только 0,2% судебных дел имеют оправдательный характер. Можно представить, сколько зла несут недобросовестные и продажные следователи и прокуроры, обременяя государство массой заказных, фальсифицированных дел, как в нашем случае?!

Низкий поклон героическим адвокатам, теперь уже бывших обвиняемых, Владимиру Кузьмичёву и Сергею Бутусову за их титанический труд в борьбе с представителями Воронежской областной прокуратуры и представителем обвинения компании УГМК за правду и справедливость. Честь и хвала им!!

Оригинал

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
УГМКДобыча никеляФотоСудВоронежская область

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности