Объемно-блочный дом Ильи Чернявского в Люблине · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
  1. post
  2. Горизонтальная Россия

Объемно-блочный дом Ильи Чернявского в Люблине

Павел Гнилорыбов
Павел Гнилорыбов
 

 

Илья Чернявский всем известен по своей работе в ЦНИИЭП курортно-туристских зданий. Его санатории и пансионаты раздвигали рамки дозволенного советскому архитектору и до сих пор поражают дух отдыхающего «зрителя». Но до того, как занять должность руководителя мастерской в ЦНИИЭПе, Чернявский долгое время работал под руководством Льва Руднева над жилыми и общественными зданиями в Военпроекте Минобороны СССР. С 1944 по 1955, в годы сталинской архитектуры, его постройки соответствовали окружению, и сегодня выделить их из общего ряда сложно. 

Интересный, но малоизвестный этап в творчестве Чернявского начался с 1955 года. Борьбу с излишествами архитекторы переживали по-разному. У кого-то она выбила почву из-под ног и оставила ни с чем, кто-то пытался адаптировать старую архитектуру, но без излишеств она уже выглядела безлико. Молодых архитекторов постановление толкало к экспериментам, и Чернявский не стал исключением. В 1957 году для конкурса занимается проектированием жилого дома из объемных элементов: с завода на стройплощадку привозились уже готовые коробки комнат, которые оставалось лишь поставить друг на друга и скрепить. Таким образом можно было ускорить сборку домов до невообразимых сроков, сосредоточив всю основную работу в стенах заводов.

 

Люблино, 1959 год

 

В первый дом, построенный по такой технологии, жители въехали уже в 1959 году. Построили опытный дом на Совхозной улице в Люблине (площадка для эксперимента неожиданная). Два подъезда, два этажа и всего 8 квартир. Блоки с комнатами, кухнями, туалетами, ванными и лестницами были собраны и отделаны на заводе из керамзитобетонных панелей. Вес каждого блока — около 5 тонн. Несущими конструкциями служат панели поперечных стен, поэтому серия получила индекс II-38, где II — обозначение поперечности несущих стен. Однако серийным дом назвать нельзя. Построенные позже в Москве по этой технологии дома конструктивно немного отличались от люблинского эксперимента.

 

Сборка дома из объемных элементов в Люблине, 1959 год

 

Почему Люблино — неожиданная площадка для эксперимента? На фото видно, что двухэтажка окружена типовыми домами кирпичных и панельных серий. Единственный крупный эксперимент в районе произошел еще в бытность его городом. Тогда был построен образцовый квартал из двухэтажных жилых домов. О них можно прочитать здесь. Однако уже в 80-х те дома снесли, на их месте выросли 12-этажки.

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

В 1961-м был построен уже серийный дом в Текстильщиках, он до сих пор стоит на пересечении улицы Юных Ленинцев и Маршала Чуйкова. А в 1962 году в 10-м квартале Новых Черемушек сдали еще шесть пятиэтажек. И если черемушкинские дома снесли еще в 90-е, то дома в Текстильщиках и Люблине стоят до сих пор. Однако осталось им недолго. Надвигается реновация, и объяснить ценность «последних первых» объемно-блочных домов московским чиновникам на фоне непонимания ее обществом — задача непосильная.

 

 

 

Осенью я участвовал в муниципальных выборах, и в рамках поквартирного обхода общался с жителями этого дома. Несмотря на обвинения в сотрудничестве с Госдепом США, я смог понять, что сегодня он находится не в лучшем состоянии. Поэтому их желание снести собственный дом мне понятно. Однако включить его в программу «реновации без сноса» и сделать что-то интересное у города, думаю, могло бы выйти.

 

Оригинал

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных