Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Марий Эл

Конец глобального социального эксперимента.

Этот пост я планировал сделать предпоследним, - хотел разместить его 17.03, - однако жизнь внесла свои коррективы, поэтому пришлось перенести его на сегодня. Причину этого я укажу в комменте.

Похоже, пришло время констатировать, что мой глобальный социальный эксперимент одновременно достиг и своего апогея, и логического конца.

6.12.17 г. я обратился к Президенту РФ В.В. Путину с последним открытым заявлением об издании в отношении меня персонального Президентского Указа о моей полной социальной и профессиональной реабилитации, как офицера РВСН и гражданина РФ, путём безусловного восстановления меня в списках личного состава части с соответствующими выплатами и с последующим надлежащим (полным и объективным) разбирательством.

Убогость и никчемность обстоятельств его так называемого «рассмотрения по существу» я последовательно описывал здесь на протяжении более 3 месяцев.

Окончательного ответа (результата его рассмотрения по существу именно лично Президентом РФ В.В. Путиным) до сих пор нет и, по-видимому, уже никогда не будет.

Таким образом, пользователи сайта имели возможность воочию убедиться в ничтожности Федерального закона № 59-ФЗ от 2.05.06 г. «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ», равно как и в том, наш «гарант конституции» порой (а, может и зачастую) ни в коей мере не гарантирует защиту наших нарушенных конституционных прав и интересов.

Свою главную проблему, - заказной, заведомо ложный психдиагноз «Хроническое бредовое расстройство», - я впервые обнародовал здесь 14.03.15 г. в посте под заглавием «Инициатива в ответ на инициацию».

Процитирую далее один из его наиболее значимых абзацев:

 

«Последней каплей», логическим итогом необоснованной разнузданной публичной травли в мой адрес, моей явно руководимой кем-то целенаправленной злонамеренной публичной дискредитации, стал комментарий от 22:33, 13 марта к посту от 12.03.15 г. «Фото Дня. Пенсионер собирает пожертвования на оплату штрафа за оскорбление чести и достоинства И.о. главы Леонида Маркелова» блогера под виртуальной паранджой, обозначившего себя как «После консилиума», в котором он дал развернутую характеристику мне, как психбольному и, более того, в конце указал, что «Если "сверхценные" идеи и комментарии будут прогрессировать, то вполне возможно потребуется удаление аккаунта больного». То есть, фактически он по-наполеоновски возложил на себя роль второго (после Л.И. Маркелова) наиглавнейшего внештатного марийского психиатра (только в этом случае уже виртуального) и, одновременно, вершителя судеб на Вашем сайте.
Таким образом, фактически вчера завершилась своего рода инициация, то есть (если верить википедии /от лат. initiatio — совершение таинства, посвящение/), «обряд, знаменующий переход индивидуума на новую ступень развития в рамках какой-либо социальной группы или мистического общества». Я имею в виду то, что вчера трусливые безымянные тролли и их вполне реальные сообщники и хозяева фактически перевели меня здесь в разряд умалишённых, как социальной группы, в связи с чем теперь, видите ли, по их «авторитетному» мнению, меня следует уже и отлучить от интернета»

(конец цитаты).

 

 

То есть, 3 года назад в публичном поле этого сайта я фактически был вынужден перейти к активной форме защиты своего статуса психически полноценного человека и своего доброго имени.

Доказательств своей правоты мной было приведено предостаточно. Многие из них более чем убедительные – они просто неоспоримы. В том числе о моём полном психическом здоровье неоспоримо свидетельствует даже сам факт и качество моей активности на сайте. Об этом свидетельствуют мои стиль и уровень изложения своих мыслей, которые я способен существенно варьировать в зависимости от задач и обстоятельств. От грамотно-сухого делового стиля до окололитературного в форме рассказов. «Окололитературного», так как к полноценным прозаикам я себя не отношу. Но и этого окололитературного уровня мне вполне достаточно, чтобы показать и доказать всестороннюю развитость своей словесно-эмоционально-интеллектуальной сферы и даже её определённое превосходство в сравнении с какой-то частью таких же «простых смертных», как и я.

Есть аксиома, что ясно мыслящий ясно излагает. Характер изложения мной своих мыслей несомненно свидетельствует об их ясности. А, следовательно,  свидетельствует и о моём здравомыслии. Длительность же моей активности на сайте свидетельствует о том, что моя ясность мысли не подвержена сезонным и каким бы то ни было ещё перепадам. При желании на этом сайте можно даже найти посторонние, независимые мнения о превосходстве моей логики перед логикой некоторых оппонентов.

Однако в общем и целом закономерно констатировать, что общество в лице завсегдатаев сайта осталось глухо и немо к моей драме, трагедии и неизмеримой беде одновременно. Как правило, активность проявляли (если вообще проявляли) только трусливые безымянно-безликие критики, в марионеточной сущности которых (в том, что большинство из них отрабатывали реальный социальный заказ моих оппонентов – приверженцев карательной психиатрии) у меня нет сомнений. Имевшие место отдельные позитивные отзывы в мой адрес для меня, разумеется, весьма значимы, но они явно теряются на общем негативном фоне. Таково «облико морале» нынешнего «гражданского общества».

 

Таким образом, у меня есть достаточно оснований резюмировать, что ни лично В.В. Путин, ни общество в целом не прошли мою «проверку на вшивость».

 

Пожалуй, осталась не протестированной последняя и наиболее многочисленная категория посетителей сайта – те, которые по тем или иным причинам предпочитают вообще «не светиться» на публике, занимают позицию сторонних наблюдателей. И единственное, как они, по-прежнему не афишируя себя, могут выразить свою позицию, это оказать мне материальную помощь. Разумеется, речь идёт о сочувствующей мне части свидетелей процесса.

До сведения этой категории граждан я довожу следующий номер своей  карты сбербанка: 5469 3700 1294 1035.

Разумеется, я очень далёк от мысли, что это моё предложение получит какой-то отклик. Такая отрицательная уверенность логично основана на истории литературного героя по имени Данко, описанной в достаточно известной повести М. Горького «СТАРУХА ИЗЕРГИЛЬ». Чтобы не перегружать текст самого поста, для тех, кто не в курсе литературной классики, я процитирую её III-ю, имеющую значение для данного случая, часть, в комментарии к посту.

Несомненно, кто-то и тут возразит мне, что я излишне романтизирую собственный образ.

Превентивно отвечу следующим – однажды на этом сайте меня уже сравнил с Данко Ю. Сушенцов. Так что, мысль эта, как минимум, не нова. Не я первый сделал тут это сравнение.

А ещё «на заре» фальсификации моего заказного, заведомо ложного психдиагноза один из его армейских исполнителей в звании подполковника доверительно признался мне, что я напоминаю ему современного Саблина. Того самого советского капитана 3-го ранга, который 9 ноября 1975 года поднял восстание на большом противолодочном корабле «Сторожевой».

Думаю, после прочтения комментария с историей о Данко всем окончательно будет понятна эта моя почти полная уверенность в бесполезности идеи с банковским счётом – у М. Горького именно «осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой...».

А оставшиеся (обозначенные мной выше) предпочитающие вообще «не светиться» здесь на публике как раз и относятся к таким, осторожным людям. Поэтому я и убеждён, что у меня больше не осталось никаких вариантов хоть как-то выбраться из своего исключительно незавидного положения. Тем более что на размещённый мной 18 марта пост «[email protected] ищу работу», как и следовало ожидать, до сих пор нет никакой реакции. И, следовательно, уже вряд ли будет. Однако «для чистоты эксперимента» было бы неверно, если бы я не предоставил этим «осторожным людям» пусть и чисто теоретическую возможность опровергнуть устоявшуюся социологическую теорию пролетарского писателя. Поэтому в заключение повторяю номер своей  карты сбербанка: 5469 3700 1294 1035.

Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

М. Горький: «СТАРУХА ИЗЕРГИЛЬ», ч. III.
(здесь – с сокращениями).

«Жили на земле в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трех сторон таборы этих людей, а с четвертой — была степь. Были это веселые, сильные и смелые люди. И вот пришла однажды тяжелая пора: явились откуда-то иные племена и прогнали прежних в глубь леса. Там были болота и тьма, потому что лес был старый, и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот сквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот, то подымался смрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жены и дети этого племени, а отцы задумались и впали в тоску. Нужно было уйти из этого леса, и для того были две дороги: одна — назад, — там были сильные и злые враги, другая — вперед, там стояли великаны-деревья, плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота. Эти каменные деревья стояли молча и неподвижно днем в сером сумраке и еще плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам, когда загорались костры. И всегда, днем и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точно собиралось раздавить их, а они привыкли к степному простору. А еще страшней было, когда ветер бил по вершинам деревьев и весь лес глухо гудел, точно грозил и пел похоронную песню тем людям. Это были все-таки сильные люди, и могли бы они пойти биться насмерть с теми, что однажды победили их, но они не могли умереть в боях, потому что у них были заветы, и коли б умерли они, то пропали б с ними из жизни и заветы. И потому они сидели и думали в длинные ночи, под глухой шум леса, в ядовитом смраде болота. Они сидели, а тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске, и всем казалось, что это не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болота... Люди всё сидели и думали. Но ничто — ни работа, ни женщины не изнуряют тела и души людей так, как изнуряют тоскливые думы. И ослабли люди от дум... Страх родился среди них, сковал им крепкие руки, ужас родили женщины плачем над трупами умерших от смрада и над судьбой скованных страхом живых, — и трусливые слова стали слышны в лесу, сначала робкие и тихие, а потом все громче и громче... Уже хотели идти к врагу и принести ему в дар волю свою, и никто уже, испуганный смертью, не боялся рабской жизни... Но тут явился Данко и спас всех один... Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые — всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:— Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес и пройдем его сквозь, ведь имеет же он конец — все на свете имеет конец! Идемте! Ну! Гей!.. Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня.— Веди ты нас! — сказали они. Тогда он повел... Повел их Данко. Дружно все пошли за ним — верили в него. Трудный путь это был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилую пасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелись их ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг много стоил пота и крови тем людям. Долго шли они... Все гуще становился лес, все меньше было сил! И вот стали роптать на Данко, говоря, что напрасно он, молодой и неопытный, повел их куда-то. А он шел впереди их и был бодр и ясен. Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько их было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди между больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь, великаны-деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнем молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное и холодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, пали духом. Но им стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на Данко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неумении управлять ими, — вот как! Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы, усталые и злые, стали судить Данко.— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел нас и утомил, и за это ты погибнешь!— Вы сказали: «Веди!» — и я повел! — крикнул Данко, становясь против них грудью.— Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Что сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец! Но эти слова разъярили их еще более.— Ты умрешь! Ты умрешь! — ревели они. А лес все гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них. Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня... А они, увидав это, подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума родила в нем тоску. А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь...— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко. И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой. Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни.— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям. Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и сердце его все пылало, пылало! И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождем. Гроза была — там, сзади них, над лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя и золотом сверкала река... Был вечер, и от лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струей из разорванной груди Данко. Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер. Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой... И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло...».

Объясняю, почему данный пост мне пришлось опубликовать не 17.03, а сегодня. Причина банальна – оказывается, для оформления карты сбербанку необходимо от 5 до 7 дней, о чём я даже не догадывался, поскольку никогда ранее не имел с этим дело.

Вероятно, какое-то время мне придётся ещё поприсутствовать на сайте в пассивной форме - для удаления вполне возможной традиционной чуше-ереси моих «заклятых друзей».