Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Марий Эл

К теме «Предаст ли В.В. Путин своего офицера РВСН?». Российское судилище. Московские гарнизонный и окружной военные суды, как образчики судебного беспредела (практический гражданско-правовой ликбез). 1/15.12.2001 г.

1) В Московский Гарнизонный военный суд

2) Истец: Лебедев Александр Михайлович

     Место временного пребывания: 101000, г. Москва, Лучников переулок, д. 4, под. 3, ком. 5, Союз Комитетов Солдатских матерей России

     Место постоянного жительства: 424030,

г. Йошкар-Ола, ул. Мира, д. 23, кв. 69

3) Ответчик: Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н.Бурденко

     Место нахождения: 105229, г. Москва, Госпитальная площадь, д. 3

 

заявление о нарушении прав

- на получение достоверной информации,

- на защиту Отечества и несение военной службы,

- на заключение контракта о прохождении военной службы

и о признании ошибочным и отмене психического диагноза «хроническое бредовое расстройство».

 

         4) А. Нарушение прав и законных интересов заключается:

       I. В нарушении предусмотренного ст. 29 Конституции РФ права на получение достоверной информации. Ответчик предоставил недостоверную информацию в виде заказного, заведомо ложного психического диагноза «хроническое бредовое расстройство», указанного в свидетельстве о болезни № 546 от 5.12.2001 г.;

            II. В нарушении предусмотренного ст. 59 Конституции РФ права на защиту Отечества и несение военной службы и предусмотренного ст. 34 Федерального Закона «О воинской обязанности и военной службе» права на заключение контракта о прохождении военной службы.

          На основании выставленного ответчиком заведомо ложного психического диагноза я преднамеренно ошибочно был признан ответчиком не годным к военной службе, в связи с чем со мной был прерван контракт и 13.06.2002 года я был уволен с военной службы по состоянию здоровья на основании приказа командующего РВСН от 11.04.2002 года № 088.

            Б. Требования. Прошу:

1. Без какого-либо дополнительного медобследования и освидетельствования признать

    ошибочным и отменить диагноз «хроническое бредовое расстройство»;

2. Признать не действующим свидетельство о болезни № 546 от 5.12.2001 г.;

3. Привлечь к участию в судебном заседании следующих специалистов:

- врача-психиатра Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко (далее – ГВКГ) Хурбатову Илону Георгиевну (105229, г. Москва,   Госпитальная площадь, д. 3, 47 отделение);

- Президента Независимой психиатрической ассоциации России (далее – НПАР) профессора Савенко Юрия Сергеевича (119019, г. Москва, Новый Арбат, д.11, ком. 1922);

- Председателя Российского исследовательского центра по правам человека (далее – РИЦПЧ), Председателя Союза Комитетов солдатских матерей России (далее – СКСМР) Мельникову Валентину Дмитриевну (101000, г. Москва, Лучников пер., д. 4, под. 3, ком. 5);

- члена РИЦПЧ, исполнительного директора НПАР, руководителя программы «Психиатрия и права человека», медпсихолога Виноградову Любовь Николаевну (119019, г. Москва, Новый Арбат, д.11, ком. 1922);

- Председателя Комиссии Минздрава РФ по рассмотрению жалоб и заявлений, связанных с оказанием психиатрической помощи, доктора медицинских наук, Войцех Владимира Фёдоровича (107076, г. Москва, ул. Потешная, д. 3, корп. 11, Московский НИИ психиатрии);

- члена Комиссии Минздрава РФ, заведующего консультативным отделением Бурминского Дениса Сергеевича (107076, г. Москва, ул. Потешная, д. 3, корп. 11);

4. Судебные расходы взыскать с ответчика;

5. Взыскать с ответчика в мою пользу 10 руб. в качестве компенсации за уплату госпошлины;

6. В момент подачи (приёма судьёй) настоящего в соответствии со ст. 72 ГПК РФ засвидетельствовать письменные доказательства и безотлагательно возвратить на руки их подлинники (оригиналы) и имеющиеся в единственном числе надлежаще заверенные копии.

            5) А. Обстоятельства, на которых основываются требования.

         1 февраля 2002 года мне было официально предъявлено (показано) свидетельство о болезни № 546 от 5 декабря 2001 г. и одновременно было отказано в получении мной его копии либо выписки из него. Указанный в свидетельстве психический диагноз «хроническое бредовое расстройство» считаю ошибочным, заказным и заведомо ложным по следующим основаниям.

            I. Согласно заключению Комиссии Минздрава РФ по рассмотрению жалоб и заявлений, связанных с оказанием психпомощи при Московском НИИ психиатрии (далее– Комиссии МНИИП. Акт № 8 от 27.10.2004 г.) я психически здоров. Указанная Комиссия создана приказом Министерства здравоохранения РФ № 419 от 23.11.1999 г. и является высшим внесудебным государственным психиатрическим органом, уполномоченным выносить «заключение об обоснованности диагноза психического расстройства».

        II. Обстоятельством, красноречиво свидетельствующим о крайней недобросовестности ответчика и его заинтересованности в неизменности выставленного мне заведомо ложного психического диагноза, является организованная им отъявленная волокита в виде противозаконного бездействия, выразившегося в длительном злонамеренном непредоставлении в МНИИП необходимых документов. По этой причине Комиссия МНИИП по моему заявлению, поданному 10.03.04 г., состоялась только 27.10.04 г., то есть спустя более 7 месяцев после моего обращения.

             III. Диагноз основан главным образом на утверждении, что я «Начиная с 1998 года изменился в поведении, стал сутяжным, одержим идеями «борьбы за справедливость, за свои права, права офицеров в армии». Написал массу жалоб в различные инстанции от военной прокуратуры гарнизона до Президента РФ. Ответами не удовлетворяется, считает их отписками…».

         Между тем обоснованность и законность требований, предъявляемых мной с конца 1999 года в адрес органов военного управления (далее – ОВУ) подтверждаются результатами проверки военной прокуратуры (далее – ВП), изложенными в исх. № 836 от 15.11.2001 года и в решении 101 Гарнизонного военного суда (далее – ГВС) от 19.09.2002 года по делу № 28. Указанными надзорной и судебной инстанциями однозначно «установлено, что в подразделениях в/ч 69795, 93876 и других, входящих в состав в/ч 34096, действительно ранее не велись журналы учёта служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха, предусмотренные Положением о порядке прохождения военной службы. По данному факту 19.09.2001 года в адрес командира в/ч 34096 направлено представление об устранении нарушений закона», в связи с чем 101 ГВС своим решением от 19.09.2002 года по делу № 28 обязал «командира в/ч 93876 порядок учёта служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха привести в соответствие с требованиями приложения № 2 Положения о порядке прохождения военной службы, завести в подразделении соответствующие журналы, правильность записей еженедельно подтверждать подписью военнослужащих». Однако содержание ни исх. № 836 от 15.11.2001 года, ни вышеуказанного решения суда не были своевременно известны ни психиатрам ГВКГ, ни мне на момент моего медосвидетельствования в ГВКГ и, соответственно, не были учтены при оценке моего психического состояния и вынесении мне диагноза. Согласно штемпеля на конверте, исх. № 836 от 15.11.2001 года был направлен мне из военной прокуратуры только 5.12.2001 года. Таким образом, допуская подтверждённые в последствии военным судом и военной прокуратурой грубейшие, систематические и массовые нарушения прав и законных интересов широких слоёв военнослужащих, ОВУ злонамеренно организовали моё незаконное, принудительное психосвидетельствование с последующим выставлением мне заказного, заведомо ложного диагноза с целью избежать ответственности перед Законом за правовой беспредел, царящий в подразделениях и частях, подчинённых в/ч 34096 (424045, г. Йошкар-Ола, 45) в следствие преступно-халатного бездействия и попустительства беззаконию со стороны командования всех степеней и уровней. На мои многочисленные обращения в адрес командования мне был дан ответ за исх. № 224 от 21.04.2000 г. от имени командира в/ч 34096 за подписью его ВРИО полковника В. Кашкина, содержащий заведомо ложную информацию, опровержением которой послужили указанные выше ответ из ВП от 15.11.2001 года и решение 101 ГВС от 19.09.2002 года по делу № 28. Ещё до окончания прокурорской проверки (до 15.11.2001 года) грубо попирающие права и законные интересы множества подчинённых военнослужащих командир в/ч 34096 генерал-майор В. Шевцов и его заместитель полковник В. Кашкин по приказу № 500 от 12.09.2001 года принудительно поместили меня 24.09.2001 года в психоневрологическое отделение (далее – ПНО) военного госпиталя (далее – ВГ) г. Йошкар-Олы (424030, г. Йошкар-Ола, 30, в/ч 68540), где мне был выставлен предварительный заведомо ложный психический диагноз «обсессивно-параноидный синдром».

            IV. 8.01.2002 года, то есть спустя чуть более 1 месяца после выставления мне в ГВКГ ошибочного диагноза, я был освидетельствован в Независимой психиатрической ассоциации России, которая однозначно указала на несоответствие диагноза ГВКГ моему статусу. Из заключения НПАР следует, что ГВКГ обосновал свой ошибочный диагноз отравлением угарным газом в младенческом возрасте и хроническим гайморитом, то есть абсолютно вымышленными фактами и обстоятельствами, никогда в действительности не имевшими ко мне никакого отношения, что также свидетельствует о крайней недобросовестности должностных лиц ГВКГ, участвовавших в моих так называемых психобследовании и освидетельствовании.

            V. Со слов специалистов НПАР, МНИИП и врача-психиатра психоневрологического диспансера Республики Марий Эл (далее – РПНД. 424028, г. Йошкар-Ола, ул. Прохорова, д. 27) при наличии выставленного мне в ГВКГ диагноза «хроническое бредовое расстройство» должна устанавливаться не менее, чем вторая группа инвалидности. Решение специализированного психиатрического бюро медико-социальной экспертизы (далее – СПБ МСЭ. 424918, г. Йошкар-Ола, п/о Семёновка, ул. Молодёжная, д. 3) об отказе в установлении мне вообще какой-либо группы инвалидности согласно исх. № 329 от 1.10.2002 года также красноречиво и убедительно свидетельствует о необоснованности и заведомой ошибочности диагноза ГВКГ.

            Разительное противоречие между содержаниями этих двух выводов (диагноза ГВКГ и решения СПБ МСЭ) ещё более подчёркивается:

- исх. № 1343 от 26.09.2002 года за подписью ВРИО военного комиссара РМЭ (далее – РВК) В. Кленчива, где утверждается, что «с моим заболеванием …на основании руководства по медотбору …противопоказано для направления в дома отдыха и санатории»;

- ответом за исх. № 2681 от 25.12.2002 года Министра соцзащиты населения и труда РМЭ Н.В. Климиной, где имеется чёткое указание на «расхождение диагнозов лечебного учреждения и психбюро МСЭ».

 

/продолжение следует/

Комментарии (0)