Собирается ежемесячно 50 422 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Карелия
  2. На «России» по России. День четвертый

На «России» по России. День четвертый

Сергей Маркелов
Сергей Маркелов
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

По Байкалу 


В Иркутске уже -28. На стекле с внутренней стороны появилась тонкая рамка льда. За окном все плотнее кто-то взбивает горизонт – он снова близко, высится большими сопками, крепкими елками, напоминающими из-за полуголых стволов сибиряков в расстегнутых шубах. В отличие от Кольского полуострова, где я родился – природа здесь чуть более крепкая, чуть более мощная, тоже суровая, но посреди всей этой ледяной мощи – главная российская лужа, озеро Байкал. 

Это я специально так написал, лужа, потому что думал – ну че там, вода, и только. Байкал оказался мощным, стальным и бескрайним. Тут хоть заговорись, запишись, зарисуйся – меня от него просто вырубило. Часа четыре поезд полз мимо, машинист как будто тоже увидел его впервые – сбавил ход. Байкал сначала высовывается из-за сопок уголком гавани, прилегающей к посёлку в низине. И вроде вода там какая-то, и вода, и ещё снег, и дома, а ещё в небе ниче так сияет. Но поезд петляет, петляет и, наконец, спускается нокиевской змейкой вниз, к берегу. И тут, – глубоко вдыхаем, – начинается. Но может нам, конечно, с погодой повезло. 

Мороз градусов 15-20, пар стелется по серебряно-голубой, металлической щеке озера, словно в горячей ванной, на горизонте сквозь туман проступают угловатые, острые и белые хребты, и впервые за всю дорогу светит ярко-холодное зимнее солнце – светит в небесную дырку. У края этой дырки свет вырывается оранжевым, как густая кровь из-под отклеившегося пластыря; у воды свет растворяется, разливается сливочно-жёлтым, масляным блеском, в котором кружатся то ли чайки, то ли утки, которые не улетают с Байкала, потому что тот не замерзает зимой. И так маняще, так тепло парит над водой – нырнуть бы в эту воду. И так величаво лежит Байкал, что на красивое бескрайнее небо не обращаешь внимание. И так он, зараза, долго длится, что я отрубаюсь, а когда просыпаюсь, вокруг, как отражение озера, такие же хребты на горизонте, но вместо воды белая с осеневшейся (от слова сено) травой пустошь. И бескрайнее голубое небо в морозном Улан-Удэ. 

На четвёртый день начал замечать, как всех задолбал и одновременно примелькался. Солдаты, например, подходят поболтать сами, начальник поезда желает доброго утра, а в вагон-ресторане встречают, словно я там завтракаю, обедаю и ужинаю. 

Проводники, наоборот, смотрят устало: сошёл бы уже где-нибудь. Но я думаю, они на всех так смотрят. Она бывает ворчлива и часто недовольна – глаза утомленные, юбка закреплена сзади на булавку, но добрая и уступчивая. Он спокоен, как и всегда делает размеренно свою работу, разве только чуть медленнее стал носиться по составу и чуть больше начал шутить с пассажирами. 

На иркутской платформе снова шары, поцелуи, крепкие мужские объятия.

– А где уголь? – говорит проводница напарнику.
– Продал, – шутит скукоженный от мороза проводник и затягивается удлиннённой сигаретой. 
– Чтоб тебе так смену принимать,
– смеётся она, кажется, впервые. – шесть человек.

В вагоне шаром покати и
ни души. Последние дембеля слезли с поезда. После Иркутска проводники работают вдвоём – убирают вагон. 

На четвёртый день прорезалось чувство из фильма Paparazzi, который я вспомнил в начале. Ощущение жизни, которая бурлит и кипит вокруг, а ты слово в замедленной съемке. В поезде это заострено, округлено и оформлено. Люди садятся, рассказывают свои такие разные жизни, прощаются торопливо, спешат выйти в свою жизнь, а ты продолжаешь ехать. В каком-то другом мире, отрезанный от реальности. На вокзал за бичпакетами захожу и
ощущение, словно из подвала на свет выходишь. 

И так всю жизнь. Люди ходят, глотают слюну, говорят, улыбаются, злятся, занимаются любовью, спят, бухают, а ты все носишься и пытаешься найти во всем этом смысл, закономерность, причинность или ещё хрен знает что. 

И вроде дед – сел накануне. А кто-то чуть раньше, кто-то чуть позже. И вот они все – сектантка, дед, девушка, желтоволосый парень смотрят в окно – просто, задумчиво, без любопытства. Их там ждут. А ты с любопытством, и тебя там никто не ждёт. 

Вот вахтовик спит в одних трусах в позе сложенной линейки, а его напарник на полке без матраса – утром оба в вагоне-ресторане боролись на руках, а вечером разошлись в разные стороны. Навсегда.

Солдаты трое суток бубнили за стенкой. Один высокий и худой, тонкогубый. Другой молчаливый, медленный, широкоплечий и коренастый. Третий, что рассказал мне о службе, и фигурой и лицом напоминает будущего опера, а если совсем объективно – ладного сибирского мужика. Ещё там был чернявый с широкой, очерченной по контуру улыбкой и глазами чуть на выкате – это он слонялся по вагону в трусах, без стеснения. В Новосибирске с поезда сошёл невысокий узкогоазый густоволосый парень, словно калмык из сериала «Солдаты». Еде один с прикольным, южным почему-то говором. Странно, но чем дольше я еду, тем большей нежностью проникаюсь ко всем этим людям. Думал, что буду уставать, но люди, их истории и любопытство заряжают. И кофе, конечно, тоже штырит неплохо. Вот только башка начинает чесаться без душа.

В туалете в плацкартном вагоне есть душ. Это мне знакомый журналист-расследователь, в прошлом проводник, выдал зачем-то такой вот лайфхак. Проводник Михаил подтвердил. Но добавил, что не представляет, как из него мыться.

– Мы сами моемся из ведра. А так, в штабном вагоне есть душ, только надо заранее записываться. 

Похоже, что развёл, а может и нет. Но залить сортир мне так и так неохота, да и для душа там больно грязно. 

Душ в штабном вагоне стоит 150 рублей. Ещё за сотню дадут полотенце. И бесплатно шампунь от проводницы.

– Проверим, – говорит, – на вашей шевелюре эффект объема – тут на шампуне написано, объём от самых корней.

Как говорится, что дают. После четырёх дней в поезде удовольствие несказанное. За окном проносятся белые пустоши и сопки, а ты плещешься и в качестве бонуса видишь в дырку, как бежит, бежит земля. 

Душ почти идеальный. Пластиковый, с розовой плотной занавеской, зелёночным поддоном и горячей водой. Вот только надо приноровиться нажимать на рычаг, а не поднимать его. И
воду словно проводница в купе накачивает – она выдаётся из лейки порционно, напорами. И ещё какой-то Михаил, – техник, как я понял, – залез вне очереди и, видимо, вылил на себя почти всю горячую воду. Но все равно – кайф непередаваемый. Хотя пользуются им, говорит проводница, в основном летом – зимой боятся идти обратно, между вагонами дубово. 

 

 

Серега

Серега подсел у самого Байкала, на станции Слюдянка 1. В вагоне накинул спортивки и тельник, заварил лапшу, съел шоколадку, громко прихлюпывая чаем и уселся с ногами на полку. 

Спрашиваю у него, как это работать на Байкале? А он его видеть не видел – глядя на меня достал смартфон и тоже снимает, чтобы дома показать. 

– Что мне этот Байкал, у меня Амур под носом, – говорит Серега.

Он из посёлка Ленинск на границе с Китаем, недалеко от Бирабиджана, или Бирика, как он называет его сокращённо, стесняясь повторить для меня название, или Белебизана. Едет с сезонных работ – у себя водителем получал бы тысяч пять, на строительстве федеральной дороги имеет в десять раз больше – водит КАМАЗы и каток. Работает девять месяцев, потом домой. Раньше пахал в Якутии. Считает, что дорогу там делают не просто так – богатый лес, пушнина, алмазы, осетр (чёрная икра). 

У Сереги, кажется сначала, все плохо. В том смысле, что он относится к такому типу людей, у которых все всегда хуже, чем раньше – люди злее, снег чернее, яблоки кислее. 

– Раньше ездили на третьих полках, вахтовиков некуда было сажать. А сейчас меньше – железную дорогу отстроились, федералку тоже. Хотя и подивиться есть чем – алмазы, пушнина, – говорит он и вздыхает. – Вся она и жизнь такая – где поймал, там урвал. Ща я.

И пошёл курить. Вернулся через минуту.

– У нас тут ничего хорошего, – продолжает. – Хабаровск, да, город богатый. А дальше, деревни-то все загибаются, колхозов нет. Молодежь ищет, где потеплее, с компьютером. Кто поле косить пойдёт? Ну я пойду – мы ещё остались. А научить-то все рано некому. Старики уходят. Остальные сидят, только и остаётся, что бухать. А водка – чмо. Не та жизнь пошла. Люди недовольные. Молодёжь злая. Щас не жизнь, выживаемость. Э-эх, покимарю.

И залезает на верхнюю полку. 
Через полчаса слезает, заваривает два пакетика чая. Я себе кофе. 

– Я кофе, этот, «Максим» покупаю. Мечтаю все в этих попробовать, — показывает пальцами круг, имея ввиду капсулу. 

Сидит, засунув одну ногу под ягодицу, другую согнув в колене перед собой. Маленький, юркий, половина зубов железные. Смешно так говорит на восточный манер, с восточным же прищуром: зачем спрашиваешь, да – не знаю я, сколько там населения. И увертливо так ведает, откуда он и куда. Интернетом не пользуется.

– Зачем мне интернет? – продолжает он певуче так. – Итак все видишь, ездишь, вот он интернет. Смотришь по телевизору – как там люди в Москве живут? Сосед соседа не знает, живут обособленно. У нас в деревне все друг друга знают, в Хабаровске знакомых встречаешь. Соседу в стенку постучишь: бам-бам-бам! Заходи! Посидим, накатим.

И снова за своё, глядя в окно, вздыхая да приговаривая: «Все пустое – каждый норовит повкуснее, да послаще, да побольше». 

– Серега, – говорю. – Ну ты же нормально получаешь, полтинник в месяц. 

– Ну да, плюс премии, отпускные. 

– Вот приедешь, куда деньги потратишь? Машину купишь?

– Не-е, зачем она будет гнить стоять? – отвечает с прищуром. – На будущий год возьму. Пока силы есть, надо поработать, а потом уже кататься.

– Согласен. Ты не бухаешь?

– Раньше бухал, с вахты приедешь – 15 дней пьёшь, а потом крест поставил – одни убытки. Надо успеть сделать все, а то потом хватишься – поздно. Жена хочет в Хабаровск уехать. Хочется ещё пожить, посмотреть как люди живут, где что. Нам платят честно. Я сначала тоже вахтовым катался, присматривался. А потом по сезону стал работать, 9 месяцев – туда сюда гонять, тоже, двадцатку выкинь. А на золотушке многие жаловались – людей в Якутии обманывают. 

Заграницу Серега не хочет: а че там делать? Китайцы к ним итак ездят. Живут в общаге – говорит, свой дом сейчас не модно. Хозяйства нет: «мяса куплю, на Амур выйду, шашлык пожарю». 

Сын, скорее всего, пойдёт в армию – больше в Ленинске идти некуда. Многое из того, что происходит с людьми Серега не может понять – сидит, сложив руки между коленей и смотрит с удовольствием в окно, взгляд где-то внутри, а может и пустоват. Он очень похож на маленькую степную птичку.

– Серега, – продолжаю я спрашивать у него всякую фигню. – не вот домой приедешь, чего делать будешь? Три месяца, да?
– Два с половиной, – поправляет. – Дак диван топтать буду. Телек смотреть. 

И, для контраста: Антуан из Франции. Ну только какой-нибудь Антуан из Франции будет понимающе кивать, когда узнает, зачем я еду в этом поезде. Сидит, уплетает лапшу быстрого приготовления вприкуску с батоном, запивает по-русски чаем. Плацкартные вагоны Антуану нравятся:

– Люди говорят 24 часа: остановитесь, я не понимаю, что вы говорите! Они ходят голые по вагону! Это очень прикольно. Этот вагон, плацкартный, лучше, чем вагон второго класса во Франции. Здесь чисто, есть проводники. Ещё и горячая вода. Я не представляю такого во Франции. Ну, правда, и расстояния другие.

Антуан, кстати, учитель французского и французской литературы. Передвигается на поездах, едет уже три месяца, собирается путешествовать девять. Стартанул в Париже, несколько недель провёл в Москве и Петербурге, поехал в Екатеринбург, куда-то там ещё, и, наконец, в Улан-Уде, где сел в поезд Москва-Владивосток, чтобы сгонять в Китай или Японию. Красавчик, че.

 

 

Материалы по теме
Мнение
9 дек 2017
3
Сергей Маркелов
Сергей Маркелов
На «России» по России
Мнение
10 дек 2017
1
Сергей Маркелов
Сергей Маркелов
На «России» по России. День второй
Мнение
11 дек 2017
2
Сергей Маркелов
Сергей Маркелов
На «России» по России. День третий
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Алексей
12 дек 2017 18:08

давай исчо)

нормально так. умеешь и получается.

Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!