Собирается ежемесячно 51 597 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Карелия
  2. На «России» по России. День третий

На «России» по России. День третий

Сергей Маркелов
Сергей Маркелов
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Ермаковы

На столе много-много исписанных от руки листов А4. Женщина их перебирает, что-то записывает, потом долго-долго смотрит в окно, наконец, забирается на верхнюю боковую полку и спит до самого вечера. Вечером ест кашу, пьёт чай из кружки с надписью «Любимой бабушке», и снова ложится спать. В перерыве успевает рассказать мне историю одной из множества семей Ермаковых из Свердловской области с 1902 по 2017 год. 

Ермаковых на Урале полно – фамилия идет от завоеваний Ермака. В архиве Лилия нашла сведения об артиллеристе, наводчике и водителе с фамилией Ермаков в одном полку. Искала она место гибели своего деда – он пал в 1942 году где-то под Воронежем.

– Я деда нашла в архиве, теперь вот пытаюсь все это переварить, – говорит она и сдерживает слезы.

Лилия из Екатеринбурга, работает на Уралмаше. На информацию о своём деде 1902 года рождения случайно наткнулась в 90-х – в библиотеке открыла «Книгу памяти». В 2002 году пыталась искать снова. Семья меняла фамилию, думали, что дед погиб на Ленинградском фронте. Наконец, какую-то информацию удалось найти в военкомате по месту призыва.

– Такое ощущение, что в военкомате не хотят, чтобы кто-то что-то искал. Неповоротливое все очень, – говорит Лилия.

В Москву, а потом в ЦАМО– центральный архив министерства обороны в Подольске, – Лилия приехала из Екатеринбурга на один день – рано утром в Москву, потом отправилась в Подольск и уже в 23.45 села на обратный поезд. 

– Обычно надо заказывать дело, и тебе его несколько дней спустя приносят, в железном ящике. А тут пошли навстречу, сразу принесли, – говорит Лилия и к концу истории уже не сдерживает слезы. – Я там просидела весь день, до пяти часов. Все перебирала, что успела выписать – сделала выписки. Это очень тяжело осознать, сколько смертей там. И в голове отчего-то крутится постоянно вой вдовы. Именно вой.

Я говорю, что у меня тоже прадед пропал безвести, а прабабушка лежит где-то в братской могиле на небольшой станции в Смоленской области. Но в нашей семье об этом не рассказывали.
– Потому что об этом тяжело говорить было, – говорит Лилия. – Может быть, с годами, когда память уйдёт в землю, мысли погибших передадутся будущим поколениям и все будут найдены. 

И мне впервые это становится понятно. В Екатеринбурге женщина выходит. На боковушке остаётся мужчина, который сел в Балезино, едет в Иркутск проверять глаз – выбил гаечным ключом на работе. 

— В понедельник все сделаю, может на вторник на чартер успею из Иркутска, – говорит он, окая. – Сетчатку мне сделали, теперь вот хрусталик должны ставить, зрачок восстановить.

У него один глаз полуприкрыт, мужчина тоже спит всю дорогу. Работает вахтовиком – мотается в Иркутск на нефтедобычу, месяц работает, месяц отдыхает. Едет, довольный – взял билет на боковушку за полцены. Ещё половину, может, оплатит контора.

 

 

Новосибирск

Ночью в Новосибирске -9. Холодно. Среднерусская суровая зима. Начинают отваливаться первые дембеля. 

С одним разговорились у туалета – там розетка и свет для чтения, и все заскакивают на пару слов: охота же поговорить с тем, кто шесть дней едет на поезде, проверить – вменяемый, или нет? 

Росгвардейцы или, как они сами себя называют – путинские войска в синей или зеленой пиксельной форме, возвращаются из Подмосковья. Служба непростая – муштруют крепко, иной раз не спят по несколько суток, казармы переполнены, на всю роту два утюга, погладить вещи не успевают. А зарплата,
если оставаться на контракт, даже для Москвы низкая. Но, наконец-то, «закончился этот п....»:

– Я в 30 километрах от Красноярска живу. Наверное, в ППС пойду, там хоть какая-то стабильность. И потом вышку получать – хочу в уголовный розыск, – гордо и смущенно делится широкоплечий дембель.

Одобрительно киваю. Дембель прощается, ныряет перекурить в сортир.

Утром в Ачинске теряем первого бойца из нашего вагона. Встретили его очень мило (это по оценке школьниц). Родственники, папы, мамы, подруга, подруга подруги, которая, кажется, обрадовалась больше всех – пляски, крики, слезы, поцелуи взасос, фотографии на крутой фотоаппарат со здоровенной зачем-то вспышкой, поцелуи крепкие материнские, видео на видеокамеру и, конечно же, воздушные шары, куда же без них. 

– Задолбал этот поезд вонючий. Ещё обратно два дня, блин, ехать!

Это десятиклассница-баскетболистка проснулась, спрыгивает с верхней полки – вначале ворчливая, а потом разговорчивая и весёлая. Даже бойкая. Умылась, возвращается с эмоциями наперевес, косы в разные стороны, волосы чуть топорщатся раздолбайски:

– Представляешь, – шепчет подруге – это она про вахтера. – Там дяденька пришел, встал в очередь и передо мной залез. Без футбо-о-лки, в подштанниках одних, трусы торчат.

Баскетболистка из далёкого (для меня) Нефтеюганска в ХМАО. Был ли я в Нефтеюганске? «Не был», – говорю, – «И нечего там делать», – отвечает она. 

Их с 1 сентября уже учат сдавать тесты – полгода ЕГЭ, ЕГЭ, ЕГЭ. И это пока десятый класс. 

Десятиклассница думает, куда пойти учиться. Нравится спорт, но в тренеры неохота. Шутит – либо в «Дом 2», либо в армию. Журналистика – тоже не то. Она потом долго удивляется, на кой черт я 6 (шесть!) дней еду в поезде?

– Ты бы поехала 6 дней в поезде? – троллит она то ли меня, то ли подругу.
– Нет, – отвечает подруга. – Я что, дура? 

Девчонки смущенно хихикают, косятся извиняюще.

– Не пойму, – говорит баскетболистка в конце, – зачем взрослеть в 16 лет?

Школьницы вышли в Красноярске и забрали с собой жизнерадостность и бурлящую эмоциями, смехом молодость. Сошла и половина солдат с их бесконечными и простыми, как слово «млин», матюгами и карточными фокусами.

На красноярской платформе крепкий такой мороз. Даю краба вахтовикам. Мужики едут на Юрубчено-Тахомское месторождение. Женя из Красноярска и Казихан из Дагестана, который живет в Радужном, взвалив здоровенные тюки на спину и сигареты в губы, тоже уходят. На север.

Материалы по теме
Мнение
9 дек 2017
3
Сергей Маркелов
Сергей Маркелов
На «России» по России
Мнение
10 дек 2017
1
Сергей Маркелов
Сергей Маркелов
На «России» по России. День второй
Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
12 дек 2017 13:26

Хоть Петрозаводск, хоть Иркутск, хоть Камчатка, а проблемы у людей одни и теже! Однако, чувствуется по рассказам Маркелова крепость духа российских граждан! Что же будет дальше! С большим интересом следим за подвигом блоггера!

Матаня
16 дек 2017 07:53

Начала читать так как лежу в теплой постеле и мучаюсь бессоницей. Увлекло. Слоган простой и понятный. Молодец

Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!