Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Воронежская область
Собирается ежемесячно 28 105 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Воронежская область
  2. Новохоперский пассаж

Новохоперский пассаж

Татьяна Фролова
Татьяна Фролова
Добавить блогера в избранное

Покуда продолжается в Новоусманском народном суде Воронежской области слушание по уголовному делу о вымогательстве активистов протеста против добычи никеля в Черноземье, М. Безменского и Игоря Житенева, то будут продолжатся и публикации в этой связи.

Хочется добраться до самой сути, прояснить всю картину произошедших событий и посмотреть в лица слабаков, предателей и клеветников, фальсификаторов, трусов, просто сплетников.. и, конечно хочется увидеть глаза честных людей, кто не купился на посулы, чьи честь и достоинство выдержали нелегкое испытание в противостоянии с монстрами компании УГМК , и при полной парализации реакции власти на гипнотическое воздействие олигархического капитала. 

Судя по аудиозаписям и расшифрованным телефонным разговорам, которые проводились ГУЭП и ПК МВД РФ в связи со «следственным экспериментом» в отношение лидеров протеста в Новохоперске, якобы вымогавших крупные суммы денег у руководства Уральской горно-металлургической компании (УГМК), выясняется только то, что очень упорно руководство этой компании пыталось своими взятками купить активистов протестного движения. Эти топ - менеджеры были абсолютно уверены, что дав активисту определенную сумму денег, они, тем самым снимали проблему с населением, обеспечивая себе спокойную работу по освоению залежей полезных ископаемых на Еланском и Ёлкинском месторождениях. Но погасить протест с помощью денег, выделяемых на подкуп активистов, оказалось невозможно.

Руководство компании поставило цель выбить из активного противостояния таких сильных оппонентов, как Константин Рубахин – координатор движения «В защиту Хопра», журналист, Игорь Житенев – атаман национальной культурной автономии Новохоперска и Нелли Рудченко – умная и образованная, патриотично настроенная женщина, которая, несмотря на проблемы со здоровьем и домашними сложностями, приняла активное участие в борьбе против проекта компании УГМК. 

Наверное, не без помощи своей аналитической группы, руководство компании вышло на Михаила Безменского – амбициозного менеджера из Поворино, не засветившегося в движениях протеста, но хорошо информированного о всех протестных действиях в Новохоперске и в близлежащих к нему районах. Он быстро поддался обаянию Юрия Немчинова - руководителя компании, отвечающего за безопасность работы на Новохоперских месторождениях, и стал негласным, неофициальным сотрудником компании УГМК. Его работа заключалась в том, чтобы погасить протестные действия в Новохоперске, Борисоглебске и Урюпинске, где волнение населения было особенно серьезным. Он же взялся и за дискредитацию лидеров движений «В защиту Хопра» и «Стоп никель», а также наиболее активных казачьих атаманов, в частности, того же атамана Житенева.

В своем отчете УГМК, приложенном к уголовному делу, Безменский докладывает начальству о своей работе по выводу из протеста активистов: 

… «Светлана Кузнецова – одна из ведущих лидеров протеста в Борисоглебске … «подставлена» на большую сумму денег (230 тысяч рублей), объявлена воровкой и полностью лишена авторитета… . 

Харламова Ольга - модератор в соцсетях, одна из первых основателей антиникелевого протеста. В истории болезни есть запись о прохождении лечения в неврологическом отделении; выписка из истории болезни стала всеобщим достоянием. Объявлена сумасшедшей. 
Нелли Изотовна Рудченко – лидер движения в Новохоперске. Выиграла суды по спорной земле. Чтобы перевести этот результат в отрицательный, был пущен слух, что суды выиграны с целью продажи этой земли УГМК, и что Нелли имеет с этого проценты… .

Игорь Житенев – ключевая фигура антиникелевого движения. В связи с неправильными действиями сотрудников УГМК «соскочил» с темы взятки денег и выхода из движения. Убедил его сложить с себя полномочия атамана». 

И так далее, и тому подобное. А в конце отчета Безменский обообщает результат своей работы: «Движение объявлено сборищем проходимцев и людей «лезущих» во власть. Дискредитировало себя полностью. .».

Еще до того, как 22 июня 2013 года подозрительно сгорели буровые установки, и возмущенным населением был разгромлен лагерь геологов, уже шли угрозы местному населению, уже шли попытки подкупа активистов, шел шантаж и давление на особо авторитетных протестующих, угрозы их семьям. Тогда же сгорели два дома участников протеста. Тогда же начались и провокации со стороны УГМК. 
Самым неудобным человеком для руководства компании, после Константина Рубахина, был Игорь Житенев. Как говорил о нем Олег Мелюхов – директор по корпаротивным отношениям и спецпроектам УГМК, информированный своими аналитиками: «Он - внутри», т.е., этот человек, как никто другой, чувствовал происходящее, и своим тонким чутьем понимал затеянную компанией игру. 

Еще, с приходом к власти губернатора Гордеева, когда начались сворачиваться в Новохоперске вполне перспективные производства, такие, как маслозавод, спиртзавод, кирпичный завод… , уже тогда Житеневу было понятно, что к ним идет кто-то очень сильный и влиятельный. А когда вырисовалась компания УГМК, и когда узнали, что ее хозяин Искандер Махмудов, приближенный к Президенту Путину, тут-то все стало ясно, как Божий день. Но самое страшное было впереди, когда народ узнал, с чем пришел Махмудов, и что ждет благодатный край, в случае добычи никеля и строительства горно-обогатительного комбината.

То, что месторождения цветных металлов, открытые в Воронежской области в 70-е годы прошлого века были заморожены, и приоритет был отдан развитию сельского хозяйства, это не смущало ни руководство УГМК, ни Правительство, ни губернатора Годеева, тем более не смущало местные власти. Их не волновало и то, что стратегической необходимости для страны, на сегодня, в добыче полезных металлов нет. Но у рудокопов есть свои приоритеты, а у власти - свои интересы, которые почему-то редко совпадают с интересами страны и народа.
На мощный протест населения Новохоперска никто из высоких господ не рассчитывал. Рассчитывали, что с темным местным крестьянством здесь справятся в одночасье. Не получилось! 

Народ понял, сколь опасно это предприятие, и что оно угрожает не просто природе, а самой жизни! Народ сразу вспомнил про Конституцию и свое право на благоприятную среду обитания; вспомнил, что по той же Конституции он является хозяином своей земли. По этому праву поднялись Житенев со своими казаками, урюпинский атаман Титов и предприниматель и казак Валерий Давыдов, атаман Скобелин, борисоглебцы В. Боброва, Г.Чибирякрва, коммунист и депутат борисоглебского райсовета Сухинин, новохоперские Нина Зайцева – Мартьянова, Лилия Ишкова, Нелли Рудченко и многие другие. Были созданы движения «Зеленая лента» и «Стоп никель» в Борисоглебске, «В защиту Хопра» в Новохоперске, в Воронеже появилось движение «Воронеж против добычи никеля в Черноземье». 
Но уже тихой сапой по расшатыванию движений и дискредитации их лидеров, шел Безменский, который предложил свои услуги в обмен на должность Главы администрации Поворинского района. 

В начале 2013 года на Еланском и Елкинском объектах появились две казачьи заставы, которые поставил Житенев со своими товарищами для контроля за ходом работ компании УГМК. Были здесь нередко словесные перепалки местных жителей с ЧОПовцами, которые охраняли лагерь геологов и огороженную территорию геологоразведки. Особенно это противостояние усилилось, когда нанялись на работу в компанию атаманы Афромеев и Чередняков со своими казаками, подняв на базе геологов казацкий флаг. Народ это оскорбило, расценив поступок атаманов, как предательство. 

Житенев понимал, что менеджеры УГМК уже готовы к серьезным провокациям, видя в них скорейшее решение своих проблем. 
Все началось с избиения инженеров - геологов Копейкиных. Это была преднамеренная провокация, попытка втянуть протестующих в конфликт, и обвинить их в противоправных действиях. 

13 мая 2013 года Игорь был избит до полусмерти, и два месяца приходил в себя от переломов, гематом и сотрясения мозга. Врачи удивительным образом поспешно избавлялись от него, чтобы не дать повода открыть дело об избиении. Родственники Игоря добились независимой экспертизы. (Кстати, человек, который делал эту независимую экспертизу, вскоре был уволен). При странных обстоятельствах все справки от врачей и данные экспертизы исчезли.

Не успев отойти от побоев, Житенев становится жертвой слухов о своем предательстве. Он видит, как стала лихо раскручиваться катушка всевозможных сплетен. Они стравливали людей, вносили в их отношения смуту. Недоверие друг к другу росло день ото дня. Люди уже не знали кому и во что верить.

Слух чем страшен? Его никто не хочет проверить. И с легкостью спешит обыватель заклеймить того, кто попал под катушку этого слуха, который усердно потом наматывали на свои уши те, кто сам себя еще не испытал, оставаясь белым и пушистым.

А Безменский уже героически докладывал начальству о том, что он поссорил борисоглебцев с новохоперцами, что Нелли Рудченко дискредитирована, Нина Зайцева лишена незыблемого авторитета своим поспешным кличем продавать отсуженные земельные участки. 
Безменский встречался с Мелюховым и Немчиновым, и чуть ли не клялся им, что Рубахина выведет их борьбы в течение трех месяцев, что убедит Житинева снять с себя обязанности атамана и покинуть поле протеста, хотя, дескать, это будет сделать не просто.ди заветной должности главы администрации, Безменский, как гайдаровский мальчиш-плахиш за бочку варенья и ящик печенья, предавал своих земляков

Петр Ямов – советник гендиректора УГМК , говорил: «Сдайте Рубахина, как экстримиста властям!», и Безменский готов стараться. По крайней мере, у него есть соображения, как дискредитировать этого «фейк» - журналиста, и угодить руководству УГМК. Он же пробует Житенева на взятку. Он сводит Житенева с Немчиновым, который полтора часа, за бутылкой коньяка, убеждает Житенева взять деньги, сначала 200 тысяч, как компенсацию за лечение, потом 5 миллионов, потом 7 миллионов рублей, и вывести казаков с поля. А тот честно и простодушно говорит о том, что он маленький человек, и не может решать за всех.

А своих ребят он непременно выведет, так как уже чует, как нависла «туча грозовая», и готовы специалисты по провокациям создать такую ситуацию, когда своими граблями они загребут в одночасье всех неугодных, собравшихся на очередную акцию протеста. Эта провокация не удалась!

Тогда эти специи решили спровоцировать вымогательство. И опять услуга Безменского была неоценимой. Идея со взяткой в 20 миллионов долларов, которую якобы вымогал Рубахин – это был верх изобретательности Безменского. Эту идею потом спецы раскрутили как масштабное вымогательство, на котором специализируется Рубахин и сотоварищи. 

Но для начала, решили под вымогательство подвести самого Безменского и несколько наиболее неугодных компании лиц из активистов протеста. Безменский должен был встретиться в Новой Усмани с Житеневым, который ехал в Воронеж на встречу с Марковым – заместителем губернатора. В это же время Немчинов вез сюда 15 миллионов рублей. 

Видеосъемка, ОМОН, и вот они - вымогатели! В багажнике машины AUDI Q7, принадлежащей Безменскому, изъяли сумку с большой суммой денег. 

Вместо карьерного роста, господин Безменский оказался за решеткой, прихватив с собой простодушного Житенева, верившего, что можно договариваться и решать все проблемы мирным путем. Вот и получилось все мирно, без стрельбы и крови. Впереди Москва, и обвинение обоих в вымогательстве.

Во время задержания «вымогателей» жене Житенева Оксане, в форточку ее дома совали пакет с деньгами со словами: «Бери, сука!». А та его отпихивала и кричала о помощи.

Грубо, пошло, недостойно! Но, видимо такова техника работы этих «специалистов» по провокациям.

Далее, арестованный Безменский подписывает бумагу о согласии на участие в оперативно - разыскных мероприятиях . Он звонит Рубахину и просит его о встрече. Рубахин приходит на встречу, которую они назначили в одном из кафе Москвы. К счастью, звонок Нелли Рудченко и сообщение ее о том, что Безменский и Житенев арестованы, спас Рубахина от ареста. Когда в кафе пришел Безменский ,под наблюдением следователей, там уже никого не было.

Житенева тоже склоняли к даче ложных показаний, к тому, чтобы оговорить своих соратников по протесту, и прежде всего Рубахина, Рудчеенко, Чибирякову. Но даже под воздействием наркотиков, которые подсыпали ему в чай, когда в смутном сознании трудно было что-либо разобрать, он этого не сделал. Человек чести и высокой порядочности, не был сломлен, хотя пресс со стороны следователей был мощный. Даже видавшие виды силовики оценили достоинство этого человека.

Все материалы следствия, которые были собраны в более чем два десятка томов, оказались несостоятельными перед Генеральной прокуратурой, и были возвращены для дополнительного расследования. Известный следователь по нашумевшему делу Магницкого, майор Сильченко был даже уличен в подлоге материала, взятого из другого дела.

В мае прошлого года это уголовное дело было передано в Воронеж. И здесь, областная прокуратура решила постараться и утереть нос Генеральной, пытаясь найти в народном протестном движении вездесущую руку Госдепа, белоленточные отголоски и даже присутствие организованной преступной группировки (ОПГ).

Но нельзя из мыльного пузыря сделать дирижабль. Нельзя искренний народный протест против добычи никеля в благодатном крае, когда добыча грозит самой жизни на этой земле, сделать что-то экстремистское и противоправное. 

Все беды народные идут от власти, которая игнорирует интересы человека, и сама порождает чрезвычайные ситуации и провоцирует народ на протестные действия. Будущее протеста против добычи никеля в Черноземье трудно представить. Может это затишье перед бурей? А может это начало рабского смирения и безразличия к собственной судьбе, когда ты негодной власти отдаешь распоряжаться своей землей и своей жизнью? Упаси, Господи, нас от последнего!

Тот протест, что возник в Черноземном крае, это испытание населения на гражданскую зрелость, на его способность противостоять злу, когда оно покушается на ценности, дарованные каждому Богом. Это испытание и на зрелость человеческой души, ее нравственных и духовных качеств. 

«Когда жизнь хороша, то мы все хороши, но коль смута пошла – вон добро из души, и спеши до куска, чтоб схватить его первым, и кричи, что страна, виноватая стерва». 

Приход УГМК на Воронежскую землю, как испытание людей самим Проведением, обнажил все, что мы прятали в себе, или что незаметно там внутри нас существовало до поры до времени. И вдруг стало вылезать, и мы воочию увидели перед собой трусов и подлецов, предателей и малодушных… и, конечно, достойнейших людей, смелых, несгибаемых, ошибающихся и признающий свои ошибки, спешащих на помощь, бескорыстных…

Жизнь учит, а экстремальная жизнь проверяет в каком состоянии твоя совесть. Пусть ты богат, но если низкопробна твоя душа, то тебе нечем, кроме денег, поделиться со своими детьми, и нечего оставить на добрую память своим внукам.

Пусть ты не богат, но твоя честь должна быть дороже любых денег, потому что любое пятно, которое ложится на твою честь, НЕ СМЫВАЕМО! 

Может быть, сегодня, среди борцов против добычи никеля в Черноземье не оказалось настоящего великого героя, но сколько появилось неравнодушных и достойнейших личностей, перед которыми можно преклониться.

Оригинал

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Ирина
26 июл 2016 17:40

А вы правда уверены, что они так уж чисты?

Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
УГМКПротестДобыча никеляВоронежская область

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности