Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область

Второй фронт Путина в Сирии

Второй фронт Путина в Сирии

Вадим Зайдман: Путин мог бы свернуть себе шею, если бы не Обама

update: 24-09-2015 (13:27)

С сайта «Каспаров.ру».

Четыре с половиной года в Сирии идет гражданская война. 250 тысяч погибших, миллионы сирийцев стали беженцами. В пламени гражданской войны закалилась и распространилась по региону, как раковая опухоль, ИГИЛ (запрещенная в РФ экстремистская организация). Европу накрыла новая, небывалая до сих пор и потому, есть подозрение, во многом рукотворная волна беженцев, большей частью именно из Сирии.

Четыре с половиной года диктатор Асад удерживается на своих галерах и истребляет свой народ во многом благодаря дипломатической поддержке России, неизменно крышующей родственный режим в Совбезе ООН. Несмотря на это, несмотря на помощь, оказываемую Асаду "Хезболлой" и Ираном, сирийская армия в последнее время опять стала терпеть поражения, и судьба диктатора в очередной раз оказалась под вопросом. Надежда у него, кроме как на Аллаха, только и была, что на прямую военную помощь России. И Путин счел, что, в добавление к дипломатическому, настало время открыть второй фронт, военный.

Не было бы счастья…

Вторым российский фронт в Сирии является еще и потому, что первый военный фронт Путина – украинский, на котором, благодаря "переориентации" на Сирию, наступила передышка.

Даже российский "зомбоящик" снизил накал ненависти к Украине и переключился на сирийское направление, тему беженцев, захлестнувших Европу, и близкий в связи с этим ее, Европы, конец.

Вот уж действительно – не было бы счастья…

Путин в этой истории напомнил неусидчивого мальчика, который не может долго заниматься одним делом и потому, как правило, не добивается результата. Схватился за одно дело (создание Новороссии), сходу не получилось – бросил. Тут же схватился за другое. Этакий Полесов от политики.

Но дело здесь, думается, не только в "полесовщине" Путина. В большей степени здесь роль играют его комплексы, избывание им "крупнейшей геополитической катастрофы 20-го века".

Войной в Украине (как ранее в Грузии) Путин стремился доказать как бывшим советским республикам, так и Западу, что это его сферы влияния, его вассалы, как он скажет – так и будет.

Так теперь войной в Сирии он стремится доказать тому же Западу, что России, вставшей с колен, вполне по силам вернуть былые традиционные сферы влияния Советского Союза за рубежом. Что Россия, подобно СССР, равновелика США по своему влиянию в мире. Что это полюс, как США. Что с Россией, как со Штатами, все должны считаться. И если Америке позволено все в сфере ее влияния, то чем же Россия хуже?

Загвоздка в этой путинской концепции в том, что даже СССР, который был неизмеримо сильнее нынешней России, и тот не выдержал соревнования с Западом, со Штатами… И развалился, как карточный домик.

Куда уж нашей моське, как определил нынешнюю Россию не кто-нибудь, а Глава президентской администрации Сергей Иванов.

Как известно, одной из причин, сваливших Советский Союз, стала афганская авантюра. Многие наблюдатели сегодня говорят о том, что Сирия станет для Путина вторым Афганистаном (а ведь у Путина, не забудем, и замороженный конфликт в Украине). И указывают на то, что именно как авантюру, как второй Афганистан воспримут эту кампанию, в отличие от кампании украинской, сами россияне, и даже никакие "зомбоящики" тут не помогут. Появились уже сообщения об отказе некоторых воинских подразделений РФ ехать в "командировку" в Сирию…

Дело здесь, видимо, не только в том, что Афган, в отличие от столь милых российскому обывателю сталинских времен, у всех на памяти. Но и в том, что россияне прекрасно понимают: Сирия – не Украина, а головорезы ИГИЛ – не защитники Украины, сколько не называй их укрофашистами. А тут как раз и сирийские повстанцы вполне конкретно пообещали Путину сделать из Сирии второй Афганистан. Об этом 22 сентябрянаписала The Times: "Командиры повстанцев пообещали, что их мишенью станут российские солдаты, и предсказали, что Москва понесет сокрушительное военное поражение – как Советский Союз в Афганистане в 1980-е… Лидеры сирийских повстанцев поклялись изгнать российские войска из своей страны. Это обещание прозвучало, когда повстанцы бомбили российское посольство в Дамаске…".

Но Путина заклинило. Башар Асад, кроме всего прочего, последний для него бастион. После Асада наступит очередь самого Путина – так, кажется, сам Путин это ощущает. Вот потому он готов защищать эту высоту до последний капли крови. До последний капли крови российского солдата…

Враг моего врага…

Предсказание, что путинская Россия может сломать себе в Сирию шею, как СССР – в Афгане, имело бы неплохие шансы на воплощение в жизнь, если бы… Если бы не позиция мирового сообщества, тон в которой задает политика лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы.

Наращивание российского военного присутствия в Сирии явно застало его администрацию врасплох. И даже, мягко говоря, огорчило. И это несколько удивляет. Удивляет, что Белый дом поначалу не был в восторге от идеи Путина составить общую компанию для борьбы с ИГИЛ.

Президент США, помнится, не раз фонтанировал фантазиями о совместной с Путиным коалиции против острейших вызовов современности. Уж теперь, когда в результате совместных с ним усилий (как полагает Обама), удалось добиться ядерного соглашения с Ираном, сам бог велел бы такие же совместные усилия употребить на борьбу с "Исламским государством"!

США, что же, против борьбы с ИГИЛ?

Вообще, "Исламское государство" замечательно подверсталось в помощь Путину; если бы его не было, ему надо было бы его придумать. Да, по существу, он его и придумал, точнее, породил своей поддержкой Асада. Теперь любые действия в защиту сирийского диктатора, всех вежливых и даже не очень вежливых человечков, которые будут оказывать интернациональную помощь сирийскому народу, можно будет списывать на борьбу с ИГИЛ, против которой борются также Запад, США.

Обама, правда, назвал Россию наравне с "Исламским государством" главными угрозами миру. Но ведь враг моего врага – мой друг, не так ли?

По этой логике не только Россия, воюющая с террористами, становится если не другом, то партнером (как следствие – возвращение в G8, санкции снимаются, Путин – опять рукопожатен), но даже и сам Башар Асад! Он ведь тоже как бы воюет с ИГИЛ!

Тех, кто за союз хоть с Асадом, лишь бы против ИГИЛ, предостерегает Рихард Херцингер в Die Welt 11 сентября: "…несмотря на всю свою жестокость, вовсе не ужасные боевики „Исламского государства“ являются истинным злом сирийской драмы. Так, только в первой половине 2015 года режим Асада посредством так называемых „бочковых бомб“ и голода убил в семь раз больше мирных жителей, чем ИГИЛ. И сирийцы, которые сейчас едут в Европу, в большинстве бегут именно от режима". Об этом же – что сирийские беженцы бегут прежде всего от Асада, а не от ИГИЛ, 18 сентября в интервью El Pais и другим СМИсказал и министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус.

Обама своими потугами сделать из Путина партнера по борьбе с мировыми изгоями, загнал себя в тупик. "У глухый кут", как говорят в Украине.

Похоже, Путину в очередной раз удастся перехватить инициативу и предстать главным борцом с ИГИЛ, которая возникла, как черт из табакерки, прежде всего, благодаря России. "Поджигатель выступает в роли пожарного", – очень точно определила The Washington Post 17 сентября.

Но это Запад вообще и Обама лично позволяют ему выступать в роли пожарного. Обманываться рады.

Что США, по существу, выбрали линию на капитуляцию, стало ясно 18 сентября, когда Джон Керри заявил о готовности начать военные переговоры с Россией о военном же участии сторон в конфликте.

Госсекретарь подчеркнул, что кризис в Сирии может быть разрешен только при условии ухода Башара Асада, но впервые допустил, что в краткосрочной перспективе тот может оставаться на своем посту. Чтобы, очевидно, участвовать в разрешении кризиса, то есть – переговорах о его, Асада, уходе. Была ли когда-нибудь еще подобная шизофрения во внешней политике США?

"Госсекретарь Керри опять направляется прямо в капкан, расставленный Путиным", – 21 сентября в редакционной статье пишет The Wall Street Journal. Статья, кстати, называется "Мастерский маневр Путина в Сирии". Здесь у меня имеется одно уточнение. Это не столько Путин мастер, сколько Обама – простак. И еще в связи с этим возникает вопрос: в Америке что, после Кондолизы Райс не стало толковых "советологов"? У Обамы масса советников. Неужели нет таких, кто объяснил бы президенту, что он вместе с Керри раз за разом попадаются, в общем, в довольно бесхитростные ловушки Кремля?

Так, в 2013 году Путин ловко развел Обаму со всем его Белым Домом, втюхав аферу с химическим разоружением Асада. Это просто поразительно, как это всех околдовало! Что, в Сирии после этого наступил мир? Этот серийный убийца продолжил в прежнем режиме тысячами убивать своих сограждан обычным оружием. Но мировое сообщество ликовало, как будто химразоружение Асада означало прекращение войны, Путин же вообще снискал лавры миротворца!

Теперь он так же хочет сорвать лавры главного инициатора, координатора и борца с ИГИЛ, и Запад во главе со Штатами опять готов заглотить эту наживку!

И не понимают глупые, надеющиеся, что Путин поможет им справиться с ИГИЛ, что ИГИЛ – это просто отморозки, а банда Путина, захватившая Россию, 1/7 часть суши, – отморозки с ядерной кнопкой. Что нет сегодня на планете Земля режима потенциально более опасного, чем путинский.

Что же касается "советологов", которые могли бы все это популярно растолковать Обаме, то вопрос, наверное, корректнее будет поставить так: их действительно нет или они попросту куплены Путиным? Вот чтосказал по этому поводу Андрей Пионтковский, знающий ситуацию изнутри: "Ситуация в экспертных кругах США мне хорошо известна: я работал в Вашингтоне профессором Гудзоновского института на протяжении четырех лет с 2005 по 2009 годы. Речь идет о значительном количестве коррумпированных Кремлем так называемых „экспертах“. Главный запевала среди них Генри Киссинджер, финансируемый по линии так называемой „группы мудрецов“, созданной им много лет назад вместе с Примаковым. Агенты влияния помельче – Дмитрий Саймс, Том Грэм, Евгений Румер, Роджанский, Стент и многие другие".

Теперь мировое сообщество замерло в ожидании речи Путина в ООН.

Такое ощущение, что мир, кажется, готов к тому, что он, нерукопожатый руководитель страны, в одночасье ставшей изгоем мирового сообщества, обложенной санкциями, с разрушающейся экономикой, вдруг явится на трибуну ООН волшебным образом преображенным, весь в белом. Усилия России по прекращению военного противостояния в Украине налицо; добившись прекращения огня в братской стране, Россия борется за мир в Сирии, вместе с коалицией западных союзников противостоя мировому терроризму. Ну, прямо впору Нобелевскую премию мира давать, как его американскому коллеге.

На самом деле все обстоит с точностью до наоборот. Путин развязал войну в Украине, увяз в ней, обложенный санкциями, а теперь, чтобы отвлечь внимание от собственных неудач в этой кампании, готовится к военной кампании в Сирии.

И за это мировое сообщество должно чествовать его как главного миротворца, вернуть его, точно блудного сына, в лоно цивилизованных народов, снять санкции и как минимум оставить ему в качестве бонуса Крым! И мировое сообщество в лице прежде всего Барака нашего Обамы, кажется, готово попасть и в эту ловушку, прямо скажем, в ловушку для… полезных идиотов!

"Наверное, Путин сам удивляется, как ему повезло, что в президентском кресле сидит Обама", – говорится в цитировавшейся уже передовице The Wall Street Journal.

Путин, да еще с ядерной кнопкой – это, конечно, воплощение мирового зла и большая беда, прежде всего, для России. Но это зло можно было бы минимизировать, будь у руля сильнейшей державы мира президент типа Рональда Рейгана.

Президент США Барак Обама – не меньшее несчастье для человечества, чем президент России Владимир Путин. А собранные вместе – просто катастрофа…

 

 

 

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.